глаз

Dum spiro spero

У Мэри в руках была плетеная сумка-корзинка — по весу нелегкая: кошелек, телефон, ключей целая связка, полсэндвича, яблоко, шляпа-панама, теплая кофта-флис — на всякий случай взяла, хотя день был очень теплым, но вдруг резко похолодает, все же осень… Дабы не таскаться со всей этой ношей по трем залам выставки, можно было бы сумку сдать на хранение в гардероб или в шкафчике запереть, но из-за правил антикоронавирусных ничего этого не работало в Royal Academy, где мы с ней встретились в воскресенье, и куда Гейб пускать меня не хотел — так боялся, что я вирус из Лондона привезу — и… он заболеет. Nota Bene: не Я заболею, а он — ОН, в первую очередь, я-то ладно уж, хрен со мной, раз сама проявила инициативу. Заболеть Гейб боится, еще больше боится, конечно же, умереть, а ведь шанс есть, раз ему давно за полтинник, и он, стало быть в “группе риска”. Гейб, который еще в феврале говорил мне, до ужаса пандемией напуганной, что да ладно мол, все равно ж умрем все рано или поздно, надо отнестись “философски”, — сейчас иную “песню” завел: умирать рановато, он хочет пожить еще, лет десять хотя бы, “чисто из любопытства”.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
COVID-19

Дневник - 24 сентября, четверг

Гейб пельмени сварил на обед — не очень-то интересно третий день подряд жрать бигос. Порезала “турецких” овощей (томаты, огурчики, ароматный болгарский перец и много зелени всякой) на салат под сметаной.

Самочувствие не ахти: вряд ли ковид я подхватила, но тот кашель, который сбивает меня с панталыку, опять приходил-уходил. Может, хорошо, что он приходил-уходил, я хоть знаю, что это точно не ковид. А если все-таки ковид, то из “долгоиграющей” разновидности, а не то, что я в выходной его подцепила и теперь могу заразить Гейба. В дополнение к кашлю усталость и головная боль — парацетамол помогает плохо.

Работаю вяло, развлекаюсь тем, что торчу в интернете: то фотку Джинджи, где она на стуле лежит, улыбаясь, как Мона Лиза, постила на ФБ, то “квиз” там устроила про картину Гогена.

Гулять не выходила, Eastenders смотрела в своей комнате на iPlayer.

COVID-19

К версии о негритянских "генах"

Дневник - 23 сентября, среда

Ну что ж, пришло время выяснить, насколько правдива “магогина” версия о “генах”, вследствие наличия которых тромбозы развиваются чаще у негров, нежели у белых.

Как я говорила уже: сама не сильна в биологии и вообще в естественных науках, ну да Гугл мне в помощь. Вбиваю “расы” и “гены”... И что же, вы думаете, гугл-поиск мне выдает в первой же ссылке?

существует отчетливая статистическая корреляция между частотами генов и расовыми категориями. Однако, поскольку все популяции генетически разнообразны, и поскольку существует сложная связь между происхождением, генетическим составом и фенотипом, а также поскольку расовые категории основаны на субъективной оценке признаков, не существует конкретного гена, который можно было бы использовать для определения человеческой расы.

Следовательно, оказалась права Мэри Пикерсгиль, доктор философии. Один-ноль в ее пользу. Но на что же ссылалась тогда наша мед-доктор Магога? На какую статью “научную”? Спешу к ней за разъяснениями. Collapse )
больше петуха

Дневник - 22 сентября, вторник

Борис Джонсон тем временем объявил о мерах борьбы со второй волной коронавируса, как всегда, невнятно: не ездите в офис, если вы можете не ездить, а если не можете ездить, тогда не ездите в офис, и если не можете не ездить, тогда тоже ездите в офис… надевайте маски в общественном транспорте и в магазинах, за исключением тех граждан, кому по особым причинам нельзя носить маски, и т.д. и т.п. В пабах и ресторанах — комендантский час после десяти, будто у коронавируса особое расписание и до десяти вечера ему похеру — ходит в пабы народ или нет.

Работала. Писала сценарии тестов для NATS. На обед ели бигос в “две смены”, как в переполненном пионерлагере. Бигос за ночь настоялся — вкусный, за уши не оттащишь.

Телевизор и тот теперь вместе не посмотреть. Пока Гейб смотрел вечером сегодняшний выпуск Eastenders, я на кухне готовила легкий ужин себе: рис вчерашний надо было доесть. Иногда чьи-то реплики в телевизоре приковывали внимание, и так как из-за своей “изоляции” не могла войти в гостиную, где Гейб Eastenders смотрел, то стояла в дверях с тарелкой риса в одной руке, в другой руке с вилкой.

На сон грядущий глянула в свою ленту фейсбука: как всегда, ничего интересного. Знакомая (некто Анжела Г — баба слегка ебанутая) пишет, что ей, как еврею из анекдота, понадобился другой глобус, где нет всемирного заговора против людей, у которых кучка каких-то имущих власть “конспирологов” отнимает все имеющиеся свободы, запугивает “коронобесием”, заставляет носить маски, а она сама их носить не хочет, не будет, и вообще заебали ее уже все, кто их носит, и никакой жалости у нее лично нет к этим людям, и пошли они нах, а сама она уедет “на хутор”.
COVID-19

Дневник - 21 сентября, понедельник

Одна радость сегодня — я взяла выходной, так как последний день погоду обещали по прогнозам, а потом уже осень.

Конечно, погожий выходной можно было бы провести всячески интересно, но раз я вчера ездила в Лондон, то теперь на самоизоляции, и настроение соответствующее.

Самоизоляция дома — это все врозь: и сон, и стол. Приготовила завтрак себе после того, как Гейб уже съел свой. Пила кофе в саду. Бусенька составлял мне компанию, да и то на расстоянии.


Collapse )
больше петуха

Коронавирусное и расистское

Дневник - 20 сентября, воскресенье

После выставки мы с Мэри посетили музейный магазин сувениров, где она очень хотела мне показать открытку, на которой изображен Фред — мой котик Фред, a.k.a Буся. Она так переживала о его состоянии здоровья, что вместо традиционно-английского приветствия “How are you?” — сегодня спросила меня первым делом: “How is Fred?” — и очень обрадовалась, услышав, что он себя чувствует намного лучше.

Ну, на открытках-то были другие совсем котики, на Бусю ничуть не похожие. Буся особенный — даже если котеек с таким же окрасом пруд пруди, но вот чтобы с такой personality… Ни одной я там не купила открытки. Раньше, меня тянуло купить что-нибудь в магазинчике при музее, а в локдауне произошла очередная переоценка ценностей, согласно одной из последних, считаю, что хлама в доме копить не нужно. Будь я супер-богатенькой Буратиной (и притом имела бы особнячок соответствующий), то одну бы из стен своих непременно украсила бы настоящим Гогеном, а не лживой насквозь репродукцией. Открыток давно уж я никому не отправляю, и в моем скромном жилье есть целые пачки еще не подписанных, от которых дай бог избавиться до конца жизни.

Выйдя из магазинчика, мы с Мэри опять приземлились за одним из свободных столиков во дворе Royal Academy, я купила ей латте и куки с повидлом, себе — эппл-тайзер, мы просидели там часа полтора за интересной беседой.

Говорили мы, в основном, о коронавирусе — бесконечная нынче тема. Как-то раз я имела неосторожность передать Мэри Магогину “версию” о том, почему умирают от ковида чаще черные, нежели белые. Вроде Магога (подруга моя на протяжении тридцати с лишним лет) — сама врач в Москве, ковидных лечит довольно успешно, эту “версию” подхватила в какой-то научной статье, суть заключается в том, что у черных, а также у всяких латиносов — ген какой-то, отвечающий за образование тромбов, ведущих к смертельным исходам, — у них этот ген встречается чаще, чем у белых. Collapse )
больше петуха

Гоген… и другие

Дневник - 20 сентября, воскресенье

Мэри себя долго ждать не заставила. Обрадовались друг другу, едва не обнялись. Но… социальная дистанция. Нас пустили на выставку минут на пятнадцать раньше назначенного времени — сейчас все посещения музеев по предварительной записи, чтобы не было столпотворения. Но толпа-то была внутри, хоть и в масках, кое-где приходилось лавировать, дабы нечаянно не коснуться кого-нибудь рюкзаком или локтем.


Collapse )
больше петуха

Писька в фурацилине

Дневник - 20 сентября, воскресенье

Лондон меня ошеломил с первых шагов по станции Малибоун, как будто на протяжении последних двадцати восьми с лишним лет своей жизни и не было у меня во всем мире города роднее. Будто я оказалась в параллельной вселенной. Или на другой планете. Вот как изменилось до боли привычное все из-за этой пандемии.

Народу везде меньше намного, это само собой. Чтобы попасть с платформы поезда в метро, уже не удастся быстренько юркнуть вправо от одного магнитного пропускника к другому, и мчаться вниз по эскалатору, обгоняя всех, кто на нем стоит спокойно, держась за перила. Надо сделать эдакий крюк — чуть ли ни через весь вокзал, мимо WH Smith, мимо выхода на улицу, мимо Hotel Chocolat, у которого “business as usual”, но внутрь не пускают, шоколад покупают там по каталогу снаружи, продавцы выносят из магазина… Мимо общественных туалетов (слава богу, открытых), мимо киоска AMT Coffee — увы, закрытого, “ради безопасности пассажиров” (как объясняется на табличке)...

Шагать/бежать вниз по эскалатору (или вверх по нему), конечно, не возбраняется. Но лишь до той точки, где эти передвижения не посягнут на социальную дистанцию, то есть, никого не обгоняя. А как же те, у кого бег по эскалатору (как, собственно, и у меня) вошел в привычку, словно под кожу? Забудешься и —- жжах, вот тебе ковид от тех, кого обогнал. Хотя если кто-то в ковид не верит, или маску не носит из нарциссических соображений — так обгонят, не моргнув глазом, могут даже чихнуть/кашлянуть по ходу, а фигли: для них Лондон каким был, таким и остался.

В вагонах в воскресный день народу достаточно и с соблюдением двух метров тоже непросто, тем более, что и там не все в масках. Многие носят их, не прикрывая нос — какой смысл-то?

Когда я из метро вышла на станции Green Park, до встречи с Мэри оставалось еще минут сорок. Я решила ей позвонить, в случае, если она тоже раньше прибудет, мы могли бы до назначенного времени посещения выставки посидеть где-нибудь, попить кофе — день-то день-то какой для al fresco! Дошла до ближайшей скамейки на автобусной остановке, и прежде чем притулить свой рюкзак и достать из него телефон, увидала вот это:


Collapse )
COVID-19

Шестое чувство

Дневник - 20 сентября, воскресенье

Шестое чувство сказало: “A вот хрена ты заразишься. Тебя, заразу такую, никакая зараза не прошибет, на тебе, зараза, какие только заразы уже не испытывали, а ты, как заразой была, так заразой и останешься”.

Я поехала в Лондон. В поезде “социальная дистанция”: большинство сидений в вагонах обтянуты голубенькими “рукавчиками”, на которых написано: “Тут не садитесь, плиз, соблюдайте анти-коронавирусные правила”. По громкой связи водитель объявлял после каждой остановки: “Всем закрыть лица масками, плиз”. Какие-то кресла с рукавчиками были заняты: на них сидели, наверное, те, кто находился в одной social bubble с пассажирами на на сиденьях без рукавчиков. На большинстве пассажиров никаких масок. Соблюсти дистанцию в 2 метра в вагоне, неплохо уже укомплектованным безмасочными пассажирами, спешащими в чудный воскресный день на развлекаловку в Лондон и увлекающимися по ходу болтовней с другими безмасочными, было трудно, но можно. Я вновь спросила шестое чувство: “Как ты там?” Шестое сказало: “Мне нештяк, а вот ты-то, зараза…” — ну и дальше поперло в том же духе. Болтливое у меня шестое чувство, несмотря на свой словарный запас ограниченный.

Лицом ко мне, но отдаленная одним рядом пустых кресел, сидела девица за столиком, смотрела в планшет. Без “сошиал бабла” — одна. И без маски (возможно, с иммунитетом, хоть и хрен знает, на грудь себе бейджиков ведь никто не вывешивает, подтверждающих, что, мол, переболел/переболела/переболело (сейчас все три рода возможны), и гора антител теперь у человека. Дева смазливая, губки накачаны, загляденье, а не девица: так что маску-то не надела, скорее всего, из нарциссизма. Глядела-глядела девица в планшет (может, в экран лишь глядела, как в зеркало), да вдруг Collapse )