?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись / Prev | Следующая запись / Next

Предыдущие посты по этой теме смотрите по тегу Айрис Мердок

Перемещённые лица. 1946-1947. Часть 9 – МакКиннон

303. Дружеские отношения А.М. с профессором МакКинноном (см. факт 130) в 1943 году претерпели определенный кризис, когда возбудили ревность со стороны его жены Люис. Дональду, несмотря на его мудрость и глубочайший интеллект, не хватало здравого смысла познакомить жену с его любимыми студентками, а ведь она и Айрис имели между собой много общего: обе любили рисовать, например, и обе были страстными филосемитками. Возможно, МакКиннон просто не хотел чувствовать себя в их компании аутсайдером – и по этой причине он даже встреч Люис со своей матерью не одобрял.

304. На Страстной Неделе 1947-го А.М. и Дональд МакКиннон встретились в Лондоне. «Я никогда не забуду той недели, никогда. Это была какая-то агония», – писал потом Д.М.. Та встреча была для него своего рода испытанием благоговейной эротической страстью и самоуничижающим чувством вины – именно над этой горючей смесью А.М иронизировала потом в романе «Красное и зеленое». Нечто похожее испытывали гомосексуальные персонажи других произведений, в частности Майкл Мид в «Колоколе» (или Саймон в “A Fairly Honourable Defeat”)*.

305. Д.М. после той встречи говорил о своих “foolish, fantasy-ridden efforts” («глупых, охваченных фантазией, попытках») помочь Айрис*, а его жена Люис вспоминала, что он старательно советовал А.М. не воспринимать себя как нечто среднее между революционеркой Розой Люксембург, философом Сьюзен Стеббинг и писательницей-феминисткой Симон де Бовуар.

306. А.М. делилась своими любовными интригами с Д.М. еще со студенческих времен. Он не мог не отметить, что ее любовник Томми Балог (см. факт 212) был на целых семь лет старше его. Люис, с которой он откровенничал об Айрис Мердок, боялась, что своей «сексуальной щедростью» та могла легко расстроить брачный союз МакКиннонов. Д.М. убеждал жену, что его связь с А.М. не пресекала границ целомудрия, но Люис отождествляла А.М. с его неприкосновенной любовью, а себя считала «профаном», обреченной на страдания и одиночество. Люис видела в А.М. дикую, тщеславную тварь, готовую спать с кем угодно, совершенно беспощадную в своем стремлении нахапать поклонников.

307. Что касается Айрис, то она смотрела на Дональда как на «Христа», видя себя при нем кающейся «Марией Магдалиной», из которой, как известно, Христос изгнал «семь бесов». Она всегда была чуточку влюблена в Д.М.. Люис саркастично заметила, что между Христом и ее мужем имелись небольшие различия, а роль Магдалины предполагала флирт хотя бы на подсознательном уровне. Действительно, в письме одной из подруг А.М. призналась, что Д.М. однажды держал ее за руку.

308. Позднее Люис увидела себя, Дональда и А.М. прототипами «Замка на песке», в котором появление молодой художницы Рейн Картер угрожает развалом семьи Мор. (Нэн и Билл на самом деле были сборными образами, и под их описание весьма подходила другая супружеская пара из Оксфорда.) Теологические споры между Д.М. и Люис вылились для нее в политические несогласия между Биллом и Нэн, и хотя образ Рейн основан на реальном прототипе (одной из студенток А.М.), она владела таким же зеленым Райли, какой был у автора. Прочими схожими характеристиками между Рейн Картер и А.М. были страсть к воде, к рисованию и умение плакать. Мудрость и интеллект МакКиннона были отражены, тем не менее, в характере Бледярда. Хитрая уловка Нэн в конце романа завоевать мужа обратно – это своего рода эхо благоприятного переезда супругов МакКиннон в Абердин.

309. В мае 1947-го Айрис отметила в своем дневнике “depression after letter from D[onald]” («депрессию после письма от Д[ональда]»), который "после периода длительного запоя решил разорвать свои связи с югом". МакКиннону предложили пост профессора философии в Абердинском университете, и Айрис тяжело переживала их переезд. А.М. и Д.М. встретились потом лишь один раз – случайно, где-то в 60-х годах. МакКиннон в то время был уже профессором богословия в Кембридже и, увидевшись с А.М., отклонил приглашение посетить ее квартиру в Лондоне. В тот день он вернулся домой бледным и раньше обычного.***

310. В августе 1947 Айрис мучилась от тоски: “Life’s been disintegrated in a nightmarish way for so long now, one almost forgets what it would be like to feel normal & secure & loved.” («Жизнь распадается на куски, словно в каком-то кошмаре, и это тянется уже так долго, что забываешь, что это значит – чувствовать себя нормальной, спокойной и любимой».) Она провела пару дней с Тео (матерью Фрэнка Томпсона) в Бледлоу. Тео незадолго до этого успела овдоветь и вместе с Пальмером (младшим сыном) съездить в Болгарию – к месту гибели Фрэнка. Тео относилась к Айрис с настороженностью и не одобряла ее богемного подхода к жизни.

311. В начале октября 1947 А.М. прибыла в Кембридж. Она поселилась в комнатах небольшого дома (The Pightle, Newham Walk), купила чайник и любовалась отражениями зданий эпохи Ренессанса в реке Кем. Облачившись в халат, присланный Филиппой, Айрис читала «Чуму»****.

*****




* Позволю себе выдержку из другой биографии А.М. (автор – английский публицист А.Н. Уилсон, бывший студент Джона Бэйли):
“IM fantasised in her inner life that she was a male homosexual, and in one of her journal entries she adds the adjective ‘Sadomasochistic’.” («А.М. фантазировала про себя, что она была мужчиной-гомосексуалистом, а в одной из записей в своем дневнике добавляет определение ‘садомазохист’».)

** Напоминаю, период 1946-47 годов был довольно тяжелым – как для материального, так и для душевного состояния А.М. (см. Перемещённые лица. 1946-1947. Часть 5 – Надир).

*** А. Н. Уилсон в своей книге “Iris Murdoch, as I knew her” отметил следующее:
“IM had a big heart, and a tremendous desire to remain friends with ex-lovers, ex-mentors and even, more taxing thing this, ex-friends. It is surely significant that the two with who she failed to do this were MacKinnon and Canetti. Both men wanted disciples. Then she turned away from them, their interest in her transformed to revulsion. <…> MacKinnon had a religious compulsion which added zes to his denunciation. <…> MacKinnon chose an after-dinner speech, after he had been given an honorary degree at the University of London, to denounce IM. ‘There was real evil there,’ he decided.” © A.N. Wilson, Iris Murchoch – as I knew her. Arrow Books, 2004. From chapter “The Abbes of Imber”, page 174.

**** Роман Альбера Камю. Восхищение А.М. этим романом вызвало ревность у Ремона Кено. Кто читал Камю, поднимите, пожалуйста, руки. Также поднимите руки те, кто читал Кено. Я хочу Кено обсудить. Есть, о чем поговорить, но не знаю, есть ли с КЕМ тут. :(

***** Конец главы о «Перемещенных лицах». Добрались до Кембриджа. :)


Предыдущий пост          Продолжение
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

ananasler
Nov. 6th, 2011 12:00 pm (UTC)
А про музыку-то?
ilfasidoroff
Nov. 6th, 2011 12:02 pm (UTC)
Где послушать?
ananasler
Nov. 6th, 2011 04:27 pm (UTC)
Я на торренте скачал, на ютьюбе нету. Подумаю. Мне казалось что это менее сложно.
ilfasidoroff
Nov. 6th, 2011 04:28 pm (UTC)
Поищу.

Profile

больше петуха
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner