December 16th, 2016

больше петуха

Advent Calendar: Четырнадцатое

On the fourteenth day of Christmas я решила, что надо сходить в поликлинику, раз уж не показываюсь на работе третий день. Меня приняла юная джи-пиха, слегка беременная. Мне как-то неловко стало: "Я ведь, — говорю, — могу и вас заразить, вон мужа своего уже заразила, а он не беременный ни в одном глазу". Джи-пиха начала задавать вопросы, но я ее что-то с большим трудом понимала: то ли у меня горячка, то ли у нее дефект речи какой. "Бюллетень, — говорю, — дайте, а то меня чего гляди еще с работы выгонят". А она вдруг очень внятно на сей раз: "Мы бюллетеней на третий день не выдаем! Только на седьмой! Закон такой. Приходите за бюллетенем в понедельник, ежели доживете". "Тогда дайте рецепт на антибиотики". Рецепта она тоже не дала: "Вам, — говорит, — антибиотики не помогут". "А что поможет?" "Как что? Парацетамол!"

Я вернулась домой и стала лемпсип пить: в нем аспирин и парацетамол. Гейб тоже лемпсип пил. Мы пили вдвоем, но в умеренных дозах. И смотрели фильм "The Prime of Miss Jean Brodie" c Мегги Смитт, который поверг нас обоих в депрессию (хотя виноват, скорей всего, вирус наш, нежели фильм).

К вечеру меня затошнило. Тошнило всю ночь напролет, не спала, маялась, ждала, когда вырвет. Не вырвало.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Advent Calendar: Пятнадцатое

On the fifteenth day of Christmas мне было очень плохо. Температура держалась, сбить ее не могла, так как от тошноты не получалось ни есть, ни пить. К вечеру, потеряв силу воли, я послала сигнал SOS через Фейсбук — и не напрасно. Помимо лучей здоровья (спасибо всем, кто их послал!), я получила и пару полезных советов: одним воспользовалась без промедлений — и набрала 111 на телефоне. Это горячая линия NHS, работает 24x7, хотя ее эффективность, возможно, зависит от того, с кем повезет говорить. Мне так опять не повезло: видимо, пошла такая стезя в моей жизни — слой косноязычных и не слишком отзывчивых медиков. Я опять с трудом понимала вопросы от некой Джанетт на другом конце провода: хоть у нее вроде и нет дефекта речи, просто глотала окончания в словах (как это часто делает молодежь). Что я могла сообщить о себе — ее, кажется, интересовало мало, да и стоила ли таким как я беспокоить занятых людей на горячей линии NHS, когда есть парацетамол? "Я, — говорю, — вам еще раз объясняю, Джанетт, что у меня тошнота, которую парацетамол лишь усугубляет". "Есть ли тогда шанс, что вы беременны?" — спросила Джанетт (она этот вопрос уже задавала трижды).

Внезапно после разговора с Джанетт у меня прорезался аппетит: вернее, явилась совсем крошечная прихоть. Гм... Что если женщина 52 лет может забеременеть лишь от того, что ее трижды спрашивали, не беременна ли она. И ведь какая прихоть-то характерная! Мне ничего, ничего абсолютно не хотелось ни есть, ни пить, кроме... одной маленькой, крепенькой соленой помидорки. С чесночком и перчиком, без уксуса. Чтоб одна на дне банки притом оставалась, но у меня такой банки нет. И нет таких помидорок — вот беда. Есть много чего в холодильнике и в шкафах на кухне: есть мясо, есть курица, зелени много, огурец свежий есть, есть апельсины и клюква, есть виноград, есть немецкий ржаной хлеб, есть булка-бриошь - совсем почти свежая, компот греческий в жестяной банке, и в стеклянной есть маринованный перчик, кажется, только один. И нет банки с одной соленой красненькой помидоркой. Беда.

И я опять маму вспомнила. Тоже лежала она, как и я (правда, с ней было еще хуже, у нее рак, у меня ж, слава Богу, пока только грипп) — и тоже не ела почти ничего. Время от времени на нее нападали какие-то прихоти: то хотела печеночного торта, то кукурузных хлопьев, то рюмку Белиса. И мы с сестрой Верой тут же бежали сломя головы любые прихоти исполнять — независимо от того, было оно у нас в наличии дома или нет. Находили, приносили маме — но пока искали, прихоть уже и пройти могла. В результате дом буквально ломился от всяких блюд и продуктов, в холодильнике - чего только не было: помидоры соленые и огурцы в банках 3-4 сортов, мама любила солености. Но однажды пришла к ней такая вот очередная прихоть: "Верочка, доченька — там в холодильнике банка с желтой крышкой, там огурчик, мне принесли гостинца, остался один, дай мне его, а?" Вера перерыла весь холодильник, принесла матери все банки с огурцами, которые там были. А той самой с желтой крышкой, где один только огурчик, найти не могла. Мама поджала губы и на кого-то обиделась: "Спиздили!"