March 12th, 2018

Пантелеймония

Международный женский

С восьмым марта меня поздравили девять человек: в их числе пять женщин, три из которых прислали циркулярное поздравление в ФБ мессенджер: одно с видеоклипом, второе с анимированным гифом, третье со стихом (ставлю пять за креативность третьей, второй и первой — спасибо и “плюс один”). Четвертая прислала картинку в комменте на ФБ (я ей ответный). Мамаша Злыдня Среднего прислала поздравление в Вотсап. Мамашин муж (мой брат) прислал смску. Злыдень Средний, Старшынький и Мелкий поздравлений не прислали (их поколения уже не празднуют, наверно, фигли Клару Цеткин с Розой отмечать).

Трейдер Лавина, чей рабочий стол находится на расстоянии примерно в метр сорок от моего стола, отправил поздравление мне лично в Slack. Бывший коллега Рик — групповое сообщение всем девушкам одной из групп Вотсапа. Что-то нынче стало с этой группой. Затихла группа, жалко.

Гейб купил гвоздики, поставил дома в вазу.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Девятое марта, пятница

День Nandos. В 11.30 весь офис насквозь пропитан запахом жареных куриных бедер и чипсов — early lunch, все перестают работать, большинство выстраивается в очередь на кухню: под запахом не устоять, даже если у кого-то эти Nandos сидят уже в печенках. Каждую пятницу неизбежно, неделю за неделей — сколько ж можно эти Nandos жрать? Мы с Лорой благоразумно смываемся в кафе Benugo за углом, минут на тридцать. Там вкуснющий горячий шоколад и Lemon Drizzle.

Там говорим о кошках в основном. Немного о работе. Когда возвращаемся обратно в офис, дух Nandos еще не выветрился. “Как ваш lemon drizzle?” — интересуется трейдер Лавина. Он тут спрашивал на днях, что бы мне еще такое подарить (похоже, опустошил весь канцелярский шкаф). “Точилку для карандашей!” — ответила я на полном серьезе. Да или три моих карандаша уже совсем тупые. Лицо Лавины краской залилось. Какие мысли зашевелились в огромной лысой голове — ХЗ.
фигурка

Десятое марта, суббота

Каким образом меня угораздило в час дня примерно оказаться в примерочной кабинке “Зары”, сказать не могу. На плечиках на стенке — два топа одного дизайна, размеров L и M. L великоват (к моему глубочайшему удовлетворению), М сидел неважно. К тому же за тридцать секунд вращений перед зеркалом на 360⁰ в размере М мне стало жарко. Я попыталась было снять топ размера М тем же путем, как его надела (через голову). М не захотел сниматься. Модель не предполагала иных способов снятия, типа через таз и ноги. Вспомнился тут эпизод из “Адриана Моула”, в котором его жена Дэйзи оказалась в похожей ситуации: уверенная, что ее размер 12, в примерочной Примарка она надела кофточку 14-го размера, закончилось все тем, что три ассистентки магазина вырезали Дэйзи из кофточки ножницами. От жары и от конфуза я начала потеть, топ прилипал сильнее к телу. Надо было реагировать: выйти, например, из магазина в новом топе, но душила жаба за него платить £24.99, если мне его потом (или, скорее, Гейбу) пришлось бы ножницами резать, дабы топ не синтезировался с телом окончательно. Пока бы я доехала до дому, еще не так вспотела бы. Каким-то чудом удалось снять все-таки проклятый топ. И даже через голову, без ножниц. Вздохнула с облегчением.

Гейб в это время мерил брюки-чиноз в Марке Спенсере. Он их в примерочной надеть и снять умудрился без проблем. Мы перешли в продовольственный, купили трески, грецких орехов, греческий йогурт, лимон, кровавых апельсинов, хумус с болгарским перцем, грудинку-полуфабрикат, торт “Черный лес”, lemon-drizzle, чай English Breakfast листовой и хлеб (почти ржаной). Я предвкушала на обед грудинку, но пришлось треску готовить (срок хранения в воскресенье истекал). На десерт под “Черный лес” и чай с лимоном Green Wing на ДВД смотрели.