July 14th, 2019

больше петуха

Завтрак с оксфордскими выпускницами 1959 года

Записки о юбилейной конференции
День второй - День всяких искусств, часть 1

Первая новость с утра: Пол Хуллах зафрендил меня на ФБ - вот милашка. И фотка на профиле у него там ничего: сидит симпатяга, с гитарой. Он к тому же и музыкант - небось тоже выступит нынче вечером на концерте.

Старухи мои опоздали на завтрак. То есть, я думала, и вообще не придут - целый стол рядом был занят старушками, скорее всего, бывшими однокурсницами Мэри и Маргарет, а от самих - ни слуху ни духу. Я завтракала вместе с Кентом, Барборой, Имельдой и общалась с ними рассеянно, все на дверь поглядывала - не появятся ли мои старухи?

Мэри вошла быстрым шагом без пятнадцати девять. Маргарет появилась еще позднее, обе выглядели озабоченными, как мне показалось: может, думали, что в это время столовую уже закрыли. Но их обслужили без лишних проволочек. Я пошла за их стол, поприветствовала. С ними рядом оказалась еще одна выпускница их года - Валери, та изучала тут литературу, и ведь не кто-нибудь, а наша Айрис Мердок опять же повлияла на ее выбор предмета. Других воспоминаний у Валери об Айрис не оказалось: та все же вела философию. Из троих Мэри - лучшая находка для меня, но она нынче, кажется, озабочена чем-то большим, нежели возможностью пропустить завтрак. Как-то не так клеился разговор, то ли я еще не проснулась…
Collapse )

Читать дальше


Читать с начала
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Профессор Каннингем: How Good?

Записки о юбилейной конференции
День второй - День всяких искусств, часть 2

Валентин Каннингем — оксфордский профессор литературы в Колледже Корпус-Кристи — знал всех: Айрис Мердок, Джона Бэйли, А.Н. Уилсона с его бывшей женой Кэтрин Дункан-Джонс, профессора классики Эдуарда Френкеля (впрочем я сомневаюсь, что последнего знал лично)… Проф Каннингем даже сам попал в мемуары Джона об Айрис. Но неправильно, он считает, попал, некрасиво, там все переиначено, художественно разрисовано, искажена реальность. (А на что рассчитывал, собственно? Я всегда говорю, что в мемуарах все искажено субъективно, даже и в этих записках уже исказила поди всё, что можно, ну да речь тут не обо мне.)

Однажды Каннингем увидал уже тяжело больную Альцгеймером Айрис, рассеянно бредущую по Вудсток роуд. По опыту со своими родными знал, что с больными деменцией такое бывает - уходят из дома с какой-то “целью”, а потом не могут понять, где находятся, просто бредут. Он знал, где живут Бэйли, и отвез Айрис домой. В мемуарах Джон Бэйли пишет, что не признал его сразу, даже забыл, как зовут и спросил имя. “Он меня знал, помнил, не спрашивал имени!” — говорил нам проф Каннингем на свой лекции. В мемуарах Джон Бэйли пишет, что Каннингем торопился на занятие со студентом. “Никуда я не торопился, и такого ему не говорил!” Джон Бэйли пишет, что Вал Каннингем улыбнулся ему, помахал дружелюбно и сел в свою машину. “Не махал я и не улыбался! И был без машины! Привез Айрис домой на такси”. Всем известно, что Бэйли в своих мемуарах приврал короба с три: кое-где для художественности, кое-где умышленно скрывая правду о своей жене, а кое-где детали просто значения не имели, как, например, в случае с Каннингемом. Но Каннингем так не считает. Он на Джона обижен за то, что тот просто вставил его честное имя, имея в виду кого-то другого (хоть Айрис с Альцгеймером вряд ли раз много раз удирала из дома), либо представил его, Каннингема, как идиота, который сам врет.
Collapse )
Читать продолжение
Читать с начала
больше петуха

Lost in translation

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 3

После Каннингема - перерыв на кофе/чай. И снова панели. На сей раз предстоял выбор из 1) Мердок и Арендт, 2) Lost in translation, 3) Поэтика.

На третьей панели выступал мой-считай-уже френд — профессор Японии Пол Хуллах по теме “Айрис Мердок как Дзен поэт-философ”. Там же читала доклад другая ФБ френдесса (знакомая и по предыдущим двум конференциям) Памела Осборн - PhD, исследователь архивов в университете Кингстона. Тема ее выступления — “Последнее стихотворение Мердок”. Оно называлось загадочно “Но галка…” Должно быть, Айрис его написала уже на пару с Альцгеймером, иначе оно бы не стало последним. Но это мои домыслы все же, потому что я не пошла на “Поэтику” - не люблю стихов с некоторых пор. Странно: любила ведь в молодости, даже в песнях предпочтение лирике отдавала, нежели музыке. Сейчас наоборот. Вместо “Поэтики” я пошла на “Lost in Translation” — это единственная, пожалуй, панель на нынешней конференции, куда я сама бы доклад могла предоставить, будь на то у меня время и воля. К тому же там выступала моя новая знакомая Барбора. Ее доклад назывался “Восприятие работ Айрис Мердок в читательских и академических кругах Чехии”.

Collapse )

Читать дальше

Читать с начала
больше петуха

Время обеда: Люси Болтон и опять Черил Боув

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 4

Денек нынче куда прохладней вчерашнего, да еще дождик накрапывает слегка; во время обеда я не пошла со своей тарелкой на лужайку, как вчера, а в шатре поискала глазами стол, за который могла бы сесть. За одним из них сидела уже д-р Люси Болтон, с которой я познакомилась на первой своей мердоковской конференции 5 лет назад — мы с нею по-доброму пообщались тогда и сейчас иногда на ФБ ставим “лайки” друг дружке. Люси мне в общем-то нравится, она преподает философию кинематографа в Лондонском Университете Королевы Марии. На конференции в Чичестере два года назад мы с нею рядом сидели за ужином в японском ресторане, болтали непринужденно (и уж не помню о чем) и она то и дело до меня локтем дотрагивалась, то ли нравлюсь я ей, то ли просто тактильная. На нынешнюю конференцию Люси вчера добралась уже к вечеру, да и с корабля на бал — сразу на презентацию своей книги в Сомервилле, так что поговорить с нею непринужденно не удавалось пока. И раз уж она сейчас там одна за столом - почему бы не воспользоваться возможностью?

И вот села я рядом с Люси и неожиданно для самой себя сболтнула о том, что я, дескать, тоже книгу о Мердок пишу — не научную, а художественно-биографическую. Как истинный мердоковед, Люси, конечно, заинтересовалась: “Ты уже знаешь, какой в этой книге будет конец?” Понятия не имею, скорее всего, конца у меня просто не будет, как, возможно, и середины: мне же писать совсем некогда. “О, тут без академического отпуска на год хотя бы нечего делать, конечно”, — Люси сказала, она брала месяцев восемь, чтобы написать свою книгу, и то не хватило. В ее профессии впрочем нельзя книг не писать, и академический отпуск на это в колледжах предоставляют охотно. А мне - разве что в неоплачиваемый уйти — это можно было бы лет еще 10 назад, а теперь-то в моем возрасте будет риск после такого саббатикала уже не найти работу.
Collapse )

Читать дальше

Читать с начала
больше петуха

Картинки с выставки

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 5

В школе Фребеля, где юная Айрис училась с 1925 по 1932, было чуть более 100 учеников. Судя по фото, которое я увидела впервые, практически все ученики на нем представлены вместе с учителями. Указатель под фото не говорит, где тут Айрис, лишь намекает, что она среди тех милашек, что сидят во втором ряду.


Collapse )
Читать продолжение

Читать с начала
больше петуха

Тетушка Бэйб

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 6


Еще утром я увидала в столовой “тетушку Бэйб” из Eastenders - это такой персонаж в английской соуп-опере, очень вредная баба, которую все ее родственники называли ласково “Бэйб”, а она, завершая свою роль там, их всех прокляла на прощальной реплике. Не поверила сразу, что это она, решила, что я еще не проснулась, все не в фокусе выглядело слегка, да и мало ль похожих людей, а лицо тети Бэйб запоминающееся и типичное для англичанок, на Айрис Мердок похожее, и немного на Джуди Денч, ну погрубее немного - вот актрисе и достаются роли мошенниц, стерв, подлых родственниц. В общем, с какого хрена, подумала я, вдруг явится “тетушка Бэйб” на конференцию в честь столетия Мердок. Но я ошиблась: то все же была “тетя Бэйб” - то есть Аннет Бадленд - актриса довольно известная в Англии, и я поняла это лишь во второй половине дня, когда после выставки вошла в зал, где минут через пять ожидалась очередная лекция - и “тетю Бэйб” увидала опять. Она восседала в кресле на сцене; явно просто похожую тетку туда не посадят. И на миг вдруг забыв о стеснительности своей, я пошла к ней прямиком.

Collapse )

Читать продолжение

Читать с начала
больше петуха

Эпопея с колготками

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 7


Монологи из произведений Мердок, что Аннет Бадленд зачитывала, были всем хороши, тем более в ее профессиональном озвучивании, и все равно меня в сон морили. Скорее, морили все же не монологи, а моя метеочувствительность и недостаток кислорода. Плюс хронический недосып, от которого не избавили даже эти несколько дней кратковременного отпуска, наоборот: спать вчера я легла даже позже обычного, а проснулась в пять по привычке. До того морило меня, что в перерыве не удержалась от чашечки кофе. Он был ужасен, в отличие от всей еды, что нас в эти дни потчевали. Следующим номером конференционной программы - панели опять, ни на одну из них я не пошла. Мне предстояло иное мероприятие - купить колготки. А то платье, годное для присутствия на банкете в честь столетия Мердок, я с собою взяла, а колготок купить до сих пор не удосужилась.

И направилась в Вестгейт шоппинг центр, от колледжа минут пятнадцать пешком. Погода весьма переменная нынче, с утра то сниму пиджак, то надену, хорошо, что на эту прогулку его не взяла: быстрая ходьба и парящее солнце сделали бы из меня вареную курочку. В Вестгейте я пошла прямиком в UniQlo - не за колготками - просто с пятницы еще терзалась, что купила там лишь одну пару хороших штанов на распродаже. А тут представилась возможность взять еще одну другой расцветки. В UniQlo я, конечно, слегка застряла - не на выборе штанов (с ними быстренько все обошлось, даже мерить не надо на сей раз) - распродажа такая там, что к застреваниям располагает. Колготок там не было, да я и в любом случае в колготочном вопросе я привыкла рассчитывать лишь на Маркс энд Спенсер. На выходе из UniQlo я уперлась носом в прозрачную дверь - магазин закрывался. Подумала, что у них, небось, секьюрити сработало, вот они двери и позакрывали. И отправилась в M&S.

Collapse )

Читать продолжение

Читать с начала
больше петуха

Концерт для Айрис

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 8


Концерт организовала главная мердоковедка Австралии Джиллиан Дули - певица по совместительству - можно сказать почти профи: сопрано, что надо. Участвовали в нем и мои теперича френды Пол Хуллах и Кент Венман - первый как чтец стихов собственного сочинения, второй - как исполнитель собственных песен под гитару. В ролях более эпизодических выступали Крис Боддингтон и Фрэнсис Уайт с декламацией отрывков из произведений Мердок, а также хор академических девушек разрозненных возрастов - носительниц ученых степеней в ассортименте. Дирижировал мистер Эррол Хуй (фамилия настоящая, должно быть японская), выписанный по случаю из личных контактов Джиллиан Дули, он же пианист-аккомпаниатор по совместительству. Рояль при этом стоял на сцене “в шкафу”, Джиллиан говорила потом, что его должны были выкатить, да работники колледжа, ответственные за катание роялей, оказались не слишком услужливыми, а самим-то мердоковедам катать такой роялище - это ведь не хрена себе. В общем на сцене в “клозете” сидел мистер Хуй.


Collapse )
Читать продолжение

Читать с начала
больше петуха

Ужин в пабе

Записки о юбилейной конференции

День всяких искусств, часть 9


Не знаю, как я очутилась в группе других делегатов конференции, уверенно направляющихся после концерта в пабы, если всё, чего я хотела в тот момент, это сесть где-нибудь на лужайке или в шатре наедине с макбуком. Не судьба моим впечатлениям своевременно уложиться, и они продолжают расти, как дрова на распиловке леса. Делегаты растусовались группами по нескольким ресторанам и пабам. Я оказалась в Royal Oak вместе с Джиллиан, Кентом, Имельдой (с которой познакомилась мельком еще вчера и завтракала нынче) и некоей Изабель - женщиной очень внешне приятной - единственной среди нас англичанкой. Про Кента я упоминала уже, что он из Швеции, Имельда - голландка. Австралийка Джиллиан Дули оказалась среди нас единственной с академическим бэкграундом, все мы прочие - лишь энтузиасты творчества Мердок, у Кента вон даже образования высшего нет, чем он весьма гордится.

Заказы за еду и напитки принимала за барной стойкой темпераментная девушка-буч с очень явным недоёбом: посетители паба ее раздражали: слишком много, должно быть, собралось нас тут, конференционных, кого приходится ей тут обслуживать уж третий вечер подряд, Стойко вынесла наша группа ее реплики (не оскорбительные, но весьма резкие), а также гневные взгляды, которых мы вроде как не заслужили - в конце концов наши заказы были приняты. Под свой чикен-сэлад я взяла пинту сидра, Изабель - бокал белого под пюре с сосисками, остальные оказались не только вегетарианцами, но заядлыми трезвенниками. Ай-яй-яй, что сказала бы Айрис, которая предпочитала не только мясные блюда и закуски, но и, согласно свидетельствам очевидцев, пила алкоголь, как сапожник в юбке. Collapse )

Читать продолжение

Читать с начала