October 11th, 2019

больше петуха

Колхозный рынок

Дневник 11 октября, пятница - Москва/Люберцы

Под подошвами моих почти еще новых сапог вдруг зашлепала грязь, и все декорации вдруг окрасились в мрачные тона серо-бурых оттенков. Выражения лиц, попадающихся на глаза то и дело, приобрели озлобленные выражения. На большинстве окружающих появились одежды из прошлого: советские болоньевые куртки, потертые треники с выпученными коленками, в говно стоптанные кроссовки, шапочки-педерасовки, молью подъеденные мохеровые беретки (моя тетя Клава, бывало, вязала такие лет тридцать назад и продавала их на барахолке). Воздух наполнился запахами гнилых овощей, одежды, пропитанной нафталином, мочой и потом, дыма от папирос, нужника, то ли находящегося неподалеку, то ли часть его функций отводилась забору там. Злые грузчики катали тележки, груженные ящиками с южными фруктами, и хрипло орали, с южным акцентом: “Да-арогу! Па-асторонис!” Покупателей там вряд ли больше, чем грузчиков и продавцов, в узких проходах между прилавками их тянуло друг к другу, словно магнитом - будто неловко им мимо пройти, не коснувшись других локтем, плечом или авоськой.


Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Кофемолка

Дневник 11 октября, пятница - Москва/Люберцы

Олег по колхозному рынку шастал минут пять, пока я, его возвращения ожидаючи, словно вросла в одну страшную точку. Стоит ли говорить, что те пять минуть показались мне вечностью. Происходящее походило на сюр, на повторяющийся кошмарный сон каждого эмигранта, в котором тот видит себя попавшим на родину временно, как бы в отпуск, из которого надо уехать обратно в страну иммиграции, но вдруг выясняется, что такой возможности уже нет и придется остаться тут насовсем. Странно, что лишь на колхозном рынке пригорода Москвы обуяло меня это неуютное чувство - ни разу за пять дней пребывание в родном Йо и неоднократное посещение его центрального рынка подобных ощущений у меня не вызывали.

Однако спасение замаячило все же ярко-красным пятном куртки, что я ему покупала на Кристмас года четыре назад в магазине Primark города Оксфорд. Из советского прошлого 40-летней давности мы вернулись в московские Люберцы 2019 года. Съездили в какой-то еще магазин за сметаной и ряженкой, вернулись домой - Мария Ильинична приготовила суп-лапшу на обед. Поели, поехали на той же Шкоде Йети, все еще груженной ящиками с алкоголем, в ресторан “Лион”, где мы их наконец выгрузили, и Олег застрял там на какое-то время, обсуждая с организаторшей предстоящего торжества расположение столов в банкетном зале - очень важно было ему там наличие “сцены”. Мамаша присоединилась к нам в “Лионе”, отработав в школе часы, положенные учителю во время каникул.

Втроем мы поехали в тот большой магазин “Эльдорадо”, где я не слишком удачно вчера кофемолку купила. Представления об этом мероприятии у меня лично были примерно такие: мы идем в “Эльдорадо” в “Customer Services” - то есть в русский эквивалент того, что у нас называется этим словосочетанием, отдаем кофемолку, которую после вчерашних попыток использовать по назначению, мы аккуратно почистили и упаковали, как новую; интересуемся, какие есть у них электрические жерновые, если ассортимент нас не устроит - попросим “рефанд” - нам без разговоров вернут полную сумму, что я вчера заплатила, наличными, я их вручу Мамаше - пусть сама потом ищет себе кофемолку, какую захочет, либо потратит их как-то иначе, все ж это был мой ей подарок на День Учителя вроде как. Однако произошло все так: процедура, которая в стране моего проживания выеденного яйца бы не стоила, стала вторым очень сильным моим впечатлением за сегодняшний день и (увы!) доказательством того, что не все так гладко в современном государстве российском, как мне до сих пор казалось (почти везде).


Collapse )
больше петуха

Посиделки по-родственному

Дневник 11 октября, пятница - Москва/Люберцы

Олег жутко нервничал, пока мы с Мамашей общались с представителями Customer Services по поводу возврата денег за кофемолку. Олегу-то кофемолка была похеру, если честно, и возможно, ее стоимость тоже - он вообще у нас товарищ не мелочный. У Олега были свои заботы - успеть найти запасной зарядник для ноутбука, в котором у него вся музыка для завтрашнего банкета. Свой зарядник он оставил на корабле, а корабль стоит сейчас в Питере. На корабль за зарядником могла бы сходить Галя - подруга Мамаши, которая приезжает из Питера для участия в банкете, но когда Олег спохватился насчет зарядника, Галя уже сесть успела в московский поезд. Ноутбук оказался одной из тех моделей, к которым зарядник вот так запросто в любом “Эльдорадо” не купишь, значит, Олегу требовалось использовать остатки вечера, чтобы объехать несколько магазинов, где был шанс найти зарядник, и встретить у метро Галю, прибывшую из Питера.

К счастью, звезды после нашего визита в “Эльдорадо” складывались благоприятно. Зарядник нашелся в первом же магазине, куда мы с Олегом заехали, закинув по пути Мамашу домой, а затем мы встретили Галю на станции Лермонтовской и, отсидев час-другой в пробке, тоже домой вернулись.

На кухне собралась большая компания: Олег, я, Галя, Мамаша, ее старший брат Юра, тоже прибывший по случаю банкета из Праги, его жена Жанна и ее младший брат Серега (москвич). Вообще довольно интересное сочетание: брат-сестра, сестра-брат, сестра-брат и Галя. Мария Ильинична от компании откололась: она не жалует Серегу и Жанну, весь виноград (говорила потом мне и Гале) сожрали уроды, пока нас ожидали. Мамаша уже, естественно, пересказала в подробностях всю историю с рефандом за кофемолку, в лицах, она это умеет.


Collapse )