April 12th, 2020

больше петуха

Дневник - 12 апреля, воскресенье

Несколько человек из числа родных и близких поздравили меня сегодня с… Вербным (!) Воскресением. Ни один из них не поинтересовался, здоровы ли мы все еще тут, живы ли…

Павел Евгеньевич поздравил с Пасхой. Сегодня она католическая, рисунок прислал он с православной тематикой. Я спросила, не воцерковлен ли он. Сказал, что крещеный, но не соблюдает постов, не ходит в церковь, потому что был пионером же. Не спросила, когда он крестился: наш идейный отец и меня не позволил, и уж вряд ли за пять с половиной лет, когда пришло время крестить младшего сына, изменил своим убеждениям.

Настроение с утра у меня — не сказать, чтобы праздничное. Спала нынче я нехорошо. Не надо было вчера на ночь глядя ходить на ФБ, печальную новость узнала: умер известный российский кинокритик Александр Тимофеевский. Я с ним не знакома совсем, но дружу с Аней Рулевой, для нее он “бесценный друг”, как она написала вчера, и по ее разговорам о нем мне казалось порой, что и я знала его. И расстроилась, сразу подумав, что А.Т. умер скоропостижно от коронавируса. Да Магога еще незадолго до этого прислала в Вотсапе, что у них там (в Москве-Подмосковье) “началось. Пушкино, Сергиев Посад, Ивантеевка, Мытищи уже не принимают ковидных. Их везут в Подольск, Серпухов и т.д.” И связала я “два и два”: А.Т., значит, стал “первой ласточкой”. Только утром узнала, что он умер, скорее всего, от сердечного приступа, кардиологические проблемы наблюдались с некоторых пор, но мысль о том, что уже в Москве стали от ковида погибать люди, которых я знаю (очно-заочно, какая разница), меня терзала всю ночь.

На положительной ноте: в Англии, несмотря на более десяти тысяч умерших, лично не знаю из них никого. Пока в их числе (ТТТ) лишь знакомые знакомых. Даже те из друзей и знакомых, кто вроде бы в группе риска, пока, слава богу, не только живы, но даже здоровы… хотя относительно. У нашей соседки Джейн отчим Мартин (наш бывший сантехник), которому где-то семьдесят с небольшим, уже не первый год лечится от рака легких. Жив. Его жена Су, у которой деменция началась в одночасье недавно, — жива. Правда, не знает, что происходит на свете, из окна своего видит 1979-й год, но, это, пожалуй, лучше, чем локдаун 2020-го. Сайлас (86-летний отец моей Кумы Би), что живет в одном из тех еврейских районов в Лондоне, где коронавирус только так сейчас косит всех пожилых, — жив. Не совсем здоров, правда: на днях Би получила звонок от бригады скорой, что прибыла по вызову к Сайласу, кашлял он сильно. Но симптомы у скорой не вызвали беспокойства: вкололи Сайласу антибиотик — и на другой день у него все путем. Не знаю, жива ли 85-летняя Мэри — студентка Айрис Мердок, несколько дней уже не отвечает на мой последний имейл. Впрочем, это в ее характере, как я уже поняла. Не ответит еще день-другой — позвоню.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.