April 25th, 2020

больше петуха

Дневник - 24 апреля, пятница

Сумела-таки подняться в 7.30 и помыть верхние комнаты, отчего сразу стало вполне хорошо (и мне, и домашней обстановке). Завтрак, правда, опять перенесли на “после моего утреннего совещания”, но это не страшно. Удобно все же иногда работать из дома: когда хочешь, тогда и завтракаешь. Рабочий день решили разнообразить “социальными посиделками” онлайн. Соскучились, значит, коллеги-то друг по другу. Пятница у нас в офисе был днем особым: в 11.30 привозили Nandos, и все, кто мог их есть, это делали каждый за своим рабочим столом. А несколько человек из нашей бригады (та, что работала с дублинскими клиентами), плюс симпатичнейший Стюарт Дрейк с заячьей губой — порой заказывали карри и ели его все вместе. Кто-то предложил вчера “виртуальное карри”. Я предложила вино или сидр (на худой конец, пиво), но Прия-чертова мандавошка решила, что на правах главной этого одобрить не может. С чего она иногда себя главной мнит, непонятно, это ей не идет, сразу становится ясно, за что ее в офисе так не любят многие.

Ну вот в два часа мы все (плюс Чафф, который раньше предпочитал Nandos) подключились к гугл-хэнгаутс и полчаса потрепались. В основном, как ни странно, о младенцах. Стюарт — молодой отец, его дочечка дрыхла прямо рядом с папашей, в его кабинете. Чафф на днях стал молодым дядей — его сестра в далекой стране Оз разрешилась девочкой. Рене, который еще в феврале вернулся к себе домой в Доминиканскую республику, и уже с тех пор работает удаленно, демонстрировал там своего младенца, тоже девочку, как ни странно.

Прия демонстрировала свое обручальное кольцо.

Я продемонстрировала Бусю. Все ахнули.

В семь вечера погулять вышли мы с Гейбом. Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Коронавирусные истории Соединенного Королевства

Кума Света прислала мне вот эту картинку вчера и к ней пояснение: “А я вот такую хуйню шью. Говорят надо 240 штук ко вторнику в дома престарелых”.

Как человек, ничего не понимающий в кройке-шитье, но в курсе Светиной благотворительной акции в пользу NHS (она уже несколько недель подряд шьет для них защитные костюмы, которые по идее-то не благотворительность, а государство должно поставлять из казны, регулярно пополняемой нашими налогами), я уточнила лишь, без иронии и вообще без задней мысли: “В домах престарелых затеяли коронавирусный бал-маскарад?” Не иначе, крепкие английские старики решили, что если уж им предстоит умереть, так они это сделают, хохоча во всю глотку над друг другом в этих костюмах.

Оказывается, “маскарадные” одеяния — это всего лишь защитные халаты для обслуживающего персонала, они должны быть сшиты из любой ткани, которую можно стирать при температуре 60 градусов. Благотворительная артель, которая организует эту работу, присылает добровольцам, таким как Света, ткань — в ход идут старые пододеяльники и прочее. Странно, да, с учетом того, что в пользу NHS и без наших обязательных налогов в последние несколько недель были пожертвованы такие колоссальные суммы, что можно не только весь персонал всех домов престарелых одеть с иголочки очень нарядно, но и всех их обитателей. Но тем не менее я предложила внести свою скромную лепту в общее благородное дело — и купить несколько метров подходящей, но более приличной ткани на свои деньги, раз уж сама шить не умею. Света поблагодарила, но отказалась: ткани хватает пока, говорит. Но сама-то не успокоилась: это как же мы докатились-то, говорит, в этой стране до такой жизни?
Collapse )
больше петуха

Поход в Теско

Дневник - 25 апреля, cуббота

Все же походы за продуктами меня по-прежнему напрягают в нынешних условиях. Если честно, я и раньше не была особой любительницей ходить в супермаркеты, а сейчас их посещения — аукцион дурацкий какой-то. “Цирк”, — как говорит мой младший брат Павел (хоть он со своей колокольни вещает, то есть оттуда, где мужики носят засаленные маски на подбородках, но меткое слово подходит и к Великобритании).

Большинство покупателей в нашем Теско соблюдают нововведенные правила и внешние приличия. Все без исключения ждут захода в магазин в очереди снаружи, на расстоянии двух метров друг от друга. У входа несколько работников магазина, что отвечают за тележки, выкатывают по одной для каждого покупателя, протирают рукоятки салфетками, смоченными в спиртовом растворе, но совершенно забывают соблюдать дистанцию — и между собой, а порой и с покупателями. То же самое внутри супермаркета. Им, конечно, приходится всяко лавировать, чтобы успевать на расстоянии двух метров от любого покупателя заполнять полки, но большинство из них, кажется, и не заморачиваются.

Большинство покупателей заморачиваются (я в их числе). Если честно, я не особо-то верю, что несоблюдение двух метров представляет собой слишком большой риск, если только не проходить мимо активно чихающего ковидоида без маски, но знаю, насколько это может нервировать других, поэтому останавливаюсь с тележкой, когда передо мною возникает другой покупатель, не сокращаю дистанцию, не обхожу с другой стороны довольно широкого прохода, кидаю сердитые взгляды в спины тех, кто обходит меня. Нервничаю, вспоминая, что забыла взять какой-нибудь из продуктов со стеллажа, который прошла уже, кидаю сердитые взгляды, на тех, кому похеру (возвращаются) — из-за них мне приходится пятиться задом, чтобы дистанция не нарушалась, но за моей спиной может другой кто-нибудь находиться. Стараюсь ничего не трогать руками, если не намерена купить, и если взяла продукт, который мне не нужен, обратно уже не кладу, и кидаю сердитые взгляды на тех, кто перебирает упаковки на полках, как в старые добрые времена, будто пришли в магазин лишь ради интереса, посмотреть, что там продается, пощупать, положить обратно. Пожилых людей куча, кое-кто парами - и на них я кидаю сердитые взгляды — им специально по два часа в день отвели каждое утро, так нет же — прутся, когда в магазине другого народу полно. Вот опять я остановилась меж стеллажами, ожидая, пока пожилая пара передо мною прощупает все банки с консервами тунца, пока не выберет, какую им надо, или передумает брать, а тем временем за мною один покупатель теряет терпение - прет с корзиной мимо меня — какие два метра, тут двадцати сантиметров нет, гад! И мимо пожилой пары — ditto, и мимо еще одной покупательницы, которая даже и не стоит, а движется, может, чуть медленнее, чем ему надо, и мимо работницы супермаркета, которая следила-следила со слегка опущенной челюстью за его наглыми передвижениями, да сказала ему прямо: “Гражданин! Совесть имейте!” Тот лишь плечами пожал да пошел себе дальше.
Collapse )