May 21st, 2020

COVID-19

Что такое ковид

Мне вдруг подумалось страшное. Вернее, не то, чтобы страшное, а некая неуютная мысль закралась в голову. Появилась она как результат тесного общения с д-ром Магогой, которая консультирует сейчас моих родственников. Сегодня утром еще пара родственных контактов хотели обратиться за помощью к ней: кто-то там из друзей-знакомых в Москве заболел ковидом — тяжело, с 50% поражением легких, с госпитализацией в общей (в ОБЩЕЙ?!) палате. А ведь Магога сама болеет сейчас, жалко ее напрягать. Но ведь она не чудо-врач, просто использует метод, известный почему-то не всем. Предложила я этим знакомым поинтересоваться у врачей, используют ли они при лечении антикоагулянты, и если да, то волноваться, значит, не о чем — их лечат чем надо, и от ЧЕГО надо, а не просто пичкают антибиотиками, как от обычной вирусной пневмонии, желая удачи. И кому-то, может, и не желают — больных много у всех этих врачей, тут не напасешься не только удач, но даже антибиотиков: у кого организм справится — и так справится, сам по себе.

Магога заболела после того, как перестала носить СИЗ, отпал страх заразиться, показалось ей проще этим ковидом переболеть и, наконец, приобрести иммунитет. Она приняла теорию о том, что ковид — это тромбоз кровеносных сосудов, а от него лечение есть — чем раньше лечить зараженных с симптомами, тем легче протекание болезни. “Да и никто бы не умер просто!” — Магога мне говорит, уж по крайней мере, все ее пациенты встали на ноги. Впрочем, это не только теория: подтверждение о том, что ковид — тромбоз, было получено в результате вскрытия трупов коронавирусных жертв в Италии и в Германии — то, что китайцы в свое время не делали почему-то. Ни так вот к чему привела меня неуютная мысль: открытие, ставшее результатом тех вскрытий, стало известным где-то с месяц назад, если не раньше, а в РФ, где сейчас больше всего зараженных, наверное, врачи государственных учреждений до сих пор смотрят на антикоагулянты, как бараны на новые ворота, и мы тут в Европах второй месяц на карантине сидим… Магога — с ее уже далеко не юным возрастом и полным букетом собственных хронических заболеваний — маску сняла, потому что ей переболеть ковидом оказалось проще, нежели бояться любых контактов, а у нас тут куча закомплексованных на коронавирусной почве, уже свихнувшихся, обратившихся за пособием по безработице, покончивших самоубийством, убитых в локдауне взбесившимися членами собственных семейств... У нас тут невозможность строить планы на будущее, принятие как “факта”, что вряд ли кому-то из ныне живущих придется побывать, например, на забитом болельщиками стадионе или в театре, полная неопределенность в будущем, страх, отчуждение от всех, рост недоверия к людям, раздражение, боязнь заразиться самим, заразить своих близких, еще больше — совсем незнакомых людей, два метра в очереди в магазинах, маски в жару на лице, резиновые перчатки, в которых потеют руки, ненависть, страх, ненависть, страх, ненависть, ненависть, страх, страх, ненависть, ЖОПА! Если болезнь определена, да еще такая, от которой даже новых лекарств изобретать не надо — они уже есть, и если начать лечить ими вовремя, то не только никто не умрет (или почти никто, я же верю Магоге), но и заболеть ею не страшно, почему же, ёпэрэсэтэ — не дать нам нах^й переболеть по-хорошему, не приобрести тот стадный иммунитет, который хотели не вовремя навязать, как на стадо овец, которых отправили потом в загон (минус тех, что отправили на убой).
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.