October 5th, 2020

me2

Мои лагеря. Часть вторая: Сборы во “взаправдашний”

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

Первым делом она провела инвентаризацию туалетных принадлежностей: сколько “Хвойного” за смену измылила дочь, сколько зубного порошка “Жемчуг” убавилось в жестяной баночке. Заглянув в мыльницу, Аля нахмурилась: “Опять что ли не умывалась? — А затем баночку жестяную открыла и расцвела в улыбке. — Ну хоть зубы почистила от души!” Мне было совестно признаваться, что полбанки “Жемчуга” рассыпала я как-то нечаянно в лагерном умывальнике и, опасаясь, что дома влетит, едва не заплакала: “Жемчуг” был дорогим, стоил аж двадцать копеек, в то время как дома обычно меня призывали чистить зубы порошком “Детский” в пузатой картонной коробочке, он стоил четыре копейки. В девять лет я имела уже представление о ценах на вещи и о том, что у нас в семье лишних денег никогда не водилось.

В то лето, когда я уже перешла в третий класс, а Вера окончила первый, нас с нею впервые отправили в лагерь — “взаправдашний”, а не на какую-то там салажью “площадку”, откуда на ночь детей забирали домой, и где к нам относились вообще, словно к ясельникам каким-то. Во “взаправдашнем” лагере предстояло всю смену прожить “самостоятельно”: без родителей, как пионерам — совсем уже взрослым ребятам, неважно, что мы-то с сестрой были еще октябрятами. Во “взаправдашнем” лагере все “классно и суперски”: костры жгут по вечерам, песни разные учат, а затем на свой лад переделывают, вставляя смешные словечки, танцы там перед отбоем устраивают — не под баян, а под магнитофон, шейк танцуют и даже (с мальчишками!) медленный, ночь полна приключений, когда пацанов мажут пастой зубной — романтика! Обо всем этом взахлеб говорила нам Лена — двоюродная сестра, старшеклассница, уже вышедшая из пионерского возраста и потому, наверняка, нам с Верой слегка завидовала. Collapse )

Читать дальше
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник - 5 октября, понедельник

А к нам в сад вдруг повадилась чужая кошка. Или кот. Черный весь, гладкошерстный, наглый. Сегодня пришел, когда Буся и Джинджа уже нагулялись, — и охренел совсем, подошел прямо к двери и сквозь нее стал шипеть на милашек. Ну а наши что? Охренели тоже. Сперва сидели, на него глядя, сами вообще охреневшие, затем напружинились, приготовились — то ли подраться, то ли бежать наутек. Незваному гостю их позы не понравились, и он сам ретировался к забору, вскочил на него легко так (явно натренированный) — и был таков. Джинджер и Фред обрадовались: вот, прогнали, мол! И поцеловались.


Collapse )