ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Плюс 11 фактов об Айрис Мердок

Предыдущие посты по этой теме смотрите по тегу Айрис Мердок

Оксфорд, St. Anne’s. 1948-1952. Часть 5 – Экзотичная Мердок

394. В Оксфорде, который в описываемый период по праву можно было считать философским центром мира, многие интеллектуалы считали Айрис Мердок весьма экзотичной, причем все они вкладывали в это слово особый смысл. Например, Мэри Уорнок, считающая себя домоседкой, связывала экзотичность Айрис с ее послевоенным опытом работы в австрийских лагерях для беженцев и с поездками в Париж. Дэвид Пеарс видел в А.М. прибывшую из Кембриджа красавицу, лично знавшую Витгенштейна. Энтони Кенни был поражен манерой общения А.М.: она концентрировала всё свое внимание на собеседнике, даже если разговор происходил в помещении, где находилось много других людей – А.М. не оглядывалась по сторонам, ища контакта с кем-либо еще (более интересным). Питер Стросон, которого тоже впечатляла красота и энергия А.М, отмечал в ней отсутствие тщеславия и самомнения.

395. Часть философов связывала экзотичность А.М. с тем, как она развивала свои философские концепции. В этом плане она не была полностью «ассимилированной» в кругу оксфордских коллег. Филиппа Фут, например, отмечала: «Нас интересовал язык морали, а она интересовалась моральной жизнью… Она нас оставила, в конце концов». Исайя Берлин назвал А.М. “private boutade” – «дамой, которой неведома ясность собственных взглядов».

396. В конце 1948 года А.М. начала посещать собрания малочисленной философской группы, называющей себя «Метафизиками». Их главной целью было понять степень сопротивления анти-метафизическому уклону в аналитической (языковой) философии, и насколько глубокой можно сделать философскую основу для религиозной метафизики, дабы продемонстрировать, что богословский дискурс имел реальный философский смысл. Группа встречалась 3-4 раза в семестр на дому у одного из участников. Их встречи носили неформальный характер, без протокола, и начинались обычно с короткого выступления кого-нибудь из членов группы, задающего тему дискуссии.

397. Среди «Метафизиков» Айрис была единственной женщиной. На собрания она приходила, одетая неформально и простовато («как рыбачка» (с)), садилась на пол («как котенок» (с)), согнув перед собой ноги в коленях, обычно напротив кого-либо из присутствующих, что очень смущало Эрика Маскалла – католического священника, воздерживающегося от брачных уз.

398. А.М. оставила «Метафизиков» где-то в конце 1953 года, объяснив свой уход тем, что в отношении церкви она – «скорее попутчица, нежели член партии».

399. Во время второго семестра в 1952 году А.М. вовлеклась в дискуссию по теме «Экзистенциалистский политический миф» на собрании Оксфордского Сократического Клуба, основанного в 1941 году Стеллой Алдвинкл. Первым президентом Клуба был К.С.Льюис, первичная цель которого была пропаганда христианства среди студентов. На собраниях Клуба насчитывалось от 60 до 100 посетителей. Айрис приветствовала старания Клуба примирить философию и теологию, которые не слишком-то ладили между собой в 20 веке. А.М. также питала уважение к Сократическому Клубу за смелость в обсуждениях жизненных вопросов, которые в других местах даже не допускались. Буддизм, коммунизм, экзистенциализм и философия Витгенштейна были там активными темами.

400. А.М. познакомилась со Стеллой Алдвинкл еще в 1941 году, будучи студенткой колледжа Соммервиль и приверженкой марксизма, в то время как Алдвинкл активно участвовала в Студенческом Христианском Движении. Многие считали ее докучливой, туповатой теткой, переценивающей свои возможности. Она жила в загородном полу-благоустроенном доме, где содержала конюшню, и ее часто можно было видеть в простых крестьянских одеждах, верхом на лошади. А.М. очень впечатлило, что Алвинкл когда-то была фермершей в Южной Африке и ездила там на телеге, запряженной шестью парами мулов.

401. Стелла писала А.М. сентиментальные письма, вызывая в ней смешанные чувства «кокетства и зверства», и для многих было странно, что Айрис могла найти в такой простушке. Однако Айрис нравились простодушие и естественность Стеллы: «как будто ей все еще 15 лет» (с), но вместе с тем считала ее необыкновенно мудрой.

402. А.М. писала в своем дневнике о Стелле Алдвинкл:

Я сказала ей, что она похожа на колдунью. И я сказала, что чудное смешение в ней мужского и женского было тайной, глубоко волнующей меня. Она сказала, как это странно, что меня волнует то, что ее самую всегда огорчало, но теперь, значит, должно радовать. Я надеюсь, и я бы молилась, если б умела, что не причиню ей вреда. (с)

403. «Только бы не причинить вреда» стало своеобразным рефреном дневниковых записей А.М., в отношении разных людей – мужчин и женщин. Фрэнсис Партридж (одна из ее подруг) потом резко отзывалась об этой особенности Айрис: «Какой ужасный эгоизм, какая самодовольное стремление быть всегда правильной, какая страстное желание всегда нравиться, какое лицемерие скрывается во избежание нанесения обиды…»

404. Однажды по пути из Лондона в Оксфорд Алдвинкл попросила Айрис остановить машину. Они прошли полмили пешком по лесной тропинке вдоль дороги А40, слушая волшебное пение соловьев. Айрис разделяла Платонизм Стеллы Алдвинкл, а также ее преувеличенное ощущение того, что в Оксфорде недооценивали метафизику. В 1990 году А.М. написала предисловие к поэме С. Алдвинкл «Тень Христа в Пещере Платона: Медитация о сущности Любви».

Предыдущий пост об Айрис Мердок          Продолжение
Tags: Айрис Мердок
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments