ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Де Бовуар в негритянской церкви

Хотела в честь выходного выдать кусочек о Мердок, но решила сначала все же в пользу де Бовуар. Потому что о ней обещала еще раньше одному хорошему человеку. Но Мердок тоже появится скоро, так что оставайтесь на «нашем канале». :)

13 апреля 1947 года афроамериканский писатель Ричард Райт пригласил де Бовуар и ее подругу Натали Сорокин на службу в гарлемскую церковь, известную воскресными исполнениями спиричуэлс и тем, что ее посещали в основном люди бедные. Де Бовуар сразу отметила, что хотя ритуалы здесь были похожими на те, что исполнялись в церкви для состоятельных негров, которую она посетила в феврале – тоже в сопровождении Ричарда Райта, атмосфера на сей раз ощущалась более животрепещуще.


[Отрывок из дневника С. де Бовуар "Америка день за днем"]
Опасаясь, что наше присутствие ужаснет прихожан, Райт представляет себя и объясняет им, что мы его французские друзья. Мы садимся во втором ряду, рядом с хором, одетым в длинные серые туники. Здесь три группы певчих: одна облачена в серое, вторая – в коричневое, третья – в черное. На головах – квадратные шляпы, своим одеянием певчие напоминают выпускников английских колледжей. В составе одного хора только мужчины. Разные группы иногда поют по отдельности, иногда – вместе. Голоса очень красивые, и в напряженной тишине аудитории, спиричуэлс звучат необыкновенно волнующе. На церковных скамьях сидят в основном женщины, но есть несколько мужчин. Все в своих лучших воскресных одеждах, представленных с веселой фантазией: легкие костюмы, шелковые рубашки, украшенные цветами шляпы, новые платья в мягких тонах. Выражения внимающих лиц переключаются с бодрости на смех по мере звучания волнующих песен или знакомых речей. Пожилые женщины поднимаются на кафедру для провозглашения новостей из жизни общины – выразить поздравления по какому-либо счастливому поводу или попросить о пожертвованиях на благотворительность. Затем благодушно говорит пастор. Сегодня его день рождения, и прихожане дарят ему подарки и поют ритуальное “Happy Birthday” в его честь. Он благодарит в полушутливой-полусерьезной манере, принятой в Америке за правило; он говорит, что у него уже есть шестеро детей, и он непременно надеется, что будут еще, ибо, как он заявляет: «Я чрезмерно сексуален, и моя жена – тоже». Его жизнерадостная уверенность побуждает к восторженным восклицаниям, и он пользуется возможностью, чтобы перечислить нужды общины и попросить верующих пожертвовать кто сколько может. Эти церкви, как правило, бедны, пастырям платят мало, и одним из основных ресурсов считаются воскресные сборы – они, естественно, проходят в полной торжественности. Женщины в белом с синими поясами идут между рядами, собирая приношения в тарелки, хор поет спиричуэл. Когда задание выполнено, сборщицы двигаются к кафедре гуськом, держа тарелку с приношениями в одной руке, согнув вторую за спиной и вышагивая в ритме с музыкой в некоем подобии танца – удивительнейший момент.


Возобновляются речи. Пастор указывает на присутствующего Ричарда Райта. Тот выходит вперед, говорит несколько слов, ему аплодируют. Он представляет меня как гражданку страны, которой неведома расовая сегрегация, и все темнокожие лица улыбаются мне; я сильно смущаюсь, когда настает мой момент обратиться к присутствующим. Поют еще один спиричуэл, и другой проповедник встает перед публикой. Молодой, с пылким лицом и страстным голосом; его стиль целиком отличается от пасторского. Используя современные образы, он восстанавливает пафос и величие библейского слога. Тема мистическая: прежде всего – каждый человек должен отыскать Иисуса, увидеть его, поговорить с ним… Проповедник демонстрирует это примерно такими словами: "Любая экскурсия не принесет удачи, любой обзор достопримечательностей не будет иметь смысла, если вы забудете разглядеть там Иисуса". Проповедник вещает в особом, запыхавшемся ритме, набирающем темп с каждой минутой, подчеркивая предложения движением ног, рук и всем телом. Пот течет по его лицу, в то время как его голос повышается, приглушается, срывается, угасает и разжигается снова. Это и есть импровизация “hot”, самый подлинный джаз*. Он сравнивает Иисуса со всеми сокровищами, всеми красотами мира, его флорой и фауной, его океанами, его монументами, его горами, его равнинами, и особенно со всеми “drugstores”, в которых каждый человек удовлетворяет любые потребности. И в некоем трансе он вновь призывает верующих пойти и увидеть Иисуса: “Come my brothers, come and see this traveling drugstore…” – словно зазывала у входа в ярмарочный балаган, где покажут невидаль. Только здесь невидаль – это Иисус, и лицо проповедника блестит от пота, все тело охвачено дрожью, голова вращается назад и вперед.


Еще во время выступлений пастора публика успела проявить восторженное одобрение вскрикиваниями и жестами, а сейчас лихорадка оратора переполняет их: «Да! Правильно! Мы хотим Его!» Они хлопают, топают, вращают головами; одна приличная пожилая женщина бешено трясет большой соломенной шляпой. Движения и крики идут в ритме с речью, будто барабанщик аккомпанирует соло трубача. Вместе с тем время от времени, то в одном углу, то в другом раздаются внезапные вопли, а один старый негр кричит, словно ему перерезали горло. Одна из певчих, что сидит рядом с нами, ведет себя тихо, лишь по щекам текут слезы. Проповедник вставляет еще одну реплику, его голос срывается, и он падает на руки двум стоящим за его спиной прислужникам, которые усаживают его в кресло, в то время как мелодия очередного спиричуэла поднимается под купол церкви. Затем с дрожью в голосе пастор обращается к тем участникам службы, что еще не стали членами общины; он призывает их вступить без промедления, а сам в это время то поднимается на кафедру, то опускается вниз, вскинув руку в величественном и священном жесте по направлению к верующим. Все хором скандируют слова его пылкого призыва. Я замечаю юную девушку, одетую в светло-голубое, она поднимается, стоит очень прямо, крепко держась руками за спинку стула, ее губы дрожат и ее маленькая фигурка трясется в нарядных воскресных одеждах. Пастор протягивает руку, хор поет, и один за другим, нерешительно, опустив глаза, мужчины и женщины идут вперед и садятся на скамью перед кафедрой. Юная темнокожая девушка в голубом все еще дрожит; что-то внутри нее бьется и сопротивляется. Она борется с собой четверть часа и затем, в некоем холодном трансе движется к пастору, который берет ее за руку. (c)



Отрывок из дневника Симоны де Бовуар, «Америка день за днем», 1947. Перевод (с) ilfasidoroff (ссылка на этот пост при дублировании полного текста или приведенных в нем отдельных цитат – обязательна).



* О джазе в этом дневнике де Бовуар тоже есть несколько очень ярких отрывков, возможно, я ее продемонстрирую их здесь.



Из этой же серии: Де Бовуар о Студентках Вассара
Tags: books, де Бовуар
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments