?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись / Prev | Следующая запись / Next

Предыдущие посты по этой теме смотрите по тегу Айрис Мердок

Франц Штайнер. 1951-1952. Часть 4

476. Франц описывал в дневнике, как Айрис встречала его в Оксфорде на вокзале 18 октября (см. факт 474). Одетая в брюки и серый дафлкот, с букетом горечавок в руках, она выглядела серьезной, но улыбалась. Айрис взялась тащить два огромных чемодана Франца на его квартиру, где он, сгорая со стыда, устанавливал букет в винном бокале. Потом они сидели на полу, как дети, и говори о «тысяче вещей одновременно», в том числе о ее романе «Под сетью». Франц прокомментировал понравившиеся ему куски, и они сошлись мнениями о тех местах, что еще нуждались в доработке. Позднее он упрекал себя за то, что недостаточно хвалил ее. Айрис было трудно расстаться с ним вечером, и тот момент наполнил его особым ощущением счастья.

477. На следующий день (19 октября, воскресенье) шел сильный дождь — промокшая насквозь Айрис пришла к Францу на два часа после обеда. Они говорили о профессоре Френкеле (см. факт 123). Франц спрашивал себя: возможно ли, что старый Френкель любил ее. И с сожалением отвечал, что не мог представить себе никого, кто знал бы Айрис и не был бы влюблен в нее. Она помогла Францу распаковывать чемоданы, и он показал ей папку, в которой хранил копии всех своих стихов в идеальном порядке, извиняясь «в английской манере» за собственное тщеславие. На что Айрис с выражением, будто давно уже смирилась с этим, заметила: «Но ты и так тщеславен!»

478. В течение последующих 4 недель Франц и Айрис встречались 19 раз. Когда ее не было рядом, он постоянно думал о ней.

479. 26 октября в газете Observer Францу попалась на глаза фотография Томми Балога (см. факт 212). Францу удалось однажды послушать лекцию Балога по экономике, чье высокомерие и чрезмерное тщеславие вызвали отвращение. Фотография и небольшая заметка о Балоге в газете демонстрировали внешне красивого, умного и успешного мужчину. Франц знал, что у Айрис был бурный роман с Балогом, который в свое время разорвал ее сердце, и ее чувства к нему не были преодолены полностью.

480. Несколько выдержек из дневника Франца:

Понедельник, 20 октября. Что бы я только не дал за умение петь и аккомпанировать себе на гитаре! Какое бы счастье это было для Айрис! Я бы отдал за это все мое стихоплетство. (И как бы она отчитала меня за желание совершить такой обмен).

Вторник, 21 октября. После 8.30 пришла Айрис и была здесь почти 3 часа, ангел. Мы говорили обо всем и ни о чем … Она явилась в смешных клетчатых брюках и в почти мужском пиджаке. Какое-то время мы говорили по-немецки … Завтра я пойду к ней. По крайней мере она может запереть свою комнату.

Среда, 22 октября. Затем к ней. У нее сильная простуда, повышенная температура, лицо распухло. Желая пощадить мои чувства, она сказала мне сегодня, что нам нельзя, осторожно, как говорят ребенку, которому сегодня не дадут любимую игрушку, и надо подождать до следующего дня. Когда она выглядит наименее красивой, я люблю ее больше всего… Боль в руке и в запястье. 12.30 – в кровать.

Четверг, 23 октября. Снова и снова я думал о прошлой ночи. Как я беспрерывно озадачиваю ее, словно я уникальная особь неизвестной породы, маленькая собачка с перьями или птичка с шестью лапами вместо крыльев. Вполне возможно, я такой и есть, но я предпочитаю интерпретировать ее замечания как слова любви … Мне придется бросить курить, пока еще не поздно. Но как, как? … Теперь я знаю, что меня поражает в ее удивлении по поводу моей странной эксцентричности. Ее ощущение неожиданного — материнское … Как я молился Богу, чтобы он хранил ее, и благодарил его за нее. (c)


481. Здоровье Франца усиливало остроту его чувств к Айрис и вселяло подозрения о зыбкости их отношений. В тот вечер, когда между ними «ничего не произошло», из-за того, что он беспокоился о ее простуде, а она — о его сердце, Ф. вернулся домой совершенно расстроенным. На следующее утро он ожидал — если не прихода Айрис, когда она с порога объявила бы, что это ее последний визит, то, по крайней мере, письма от нее, подтверждающего, что между ними все кончено. 27 октября они собирались навестить Элизабет Энском (см. факты 351-357), и не получив от Айрис подтверждения о разрыве отношений, Франц готовил себя к тому, что это произойдет в тот день. Однако А.М. встретила его в институте в 6 часов вечера — «красивая, любящая, нежная». После визита к Энском Франц и Айрис выпили за ужином бутылку Божоле. Оба пили и курили в избытке, и хотя Франц осознавал в этом огромный риск для себя, он счел невозможным остановиться: то были для него «самые счастливые часы со дня возвращения в Оксфорд». Айрис, несмотря на усталость, была полна энтузиазма, и впервые позволила себе покритиковать одно из его стихотворений. Он рассказывал ей о своей бывшей девушке и отметил этот день в своем дневнике как «чудесный, совершенно без боли».

482. В конце октября даже два дня, проведенные без Айрис, казались Францу пыткой: «Жить по отдельности можно лишь молодым людям».

483. Все другие женщины, привлекающие внимание Франца, только усиливали его мысли об Айрис. Однажды, например, обращение к испанской девушке вызвало в нем такую радость, что он опустился на колени и стал молиться. С другой, совершенно «очаровательной» шведской девушкой он не нашел себе сил поговорить, потому что ему «слишком нравилась Айрис». В другой раз, находясь в пабе, он игриво улыбнулся барменше — француженке Надетт: у той была такая походка, что ее вибрации «улавливались членом, даже когда она находилась в дальнем углу помещения». Однако Франц тут же вспомнил, как Айрис нравилась его улыбка, и он в тот же миг стер ее с лица, оставив лишь нелепую гримасу, которая отразилась на лице его собеседницы. Он пригласил Надетт на танцы, она явилась в сопровождении друга. Сочетание ночного холода и танца с Надетт вызвало у Франца адские боли в груди. Он гипнотизировал иглу граммофона, медленно приближающей «освобождение». Ф. писал: «Я никогда не забуду этот танец. Это было все равно что танцевать с дьяволом».

484. Связь Франца с А.М. была полуофициальной. 30 октября они договорились пообедать вместе в том пабе, где работала Надетт (Abingdon Arms), чтобы положить конец всем глупым разговорам о «его французской девушке».


Факты заимствованы из биографии Айрис Мердок, написанной английским автором Питером Конради (Peter J. Conradi, Iris – A Life, HarperCollinsPublishers, Great Britain, 2001). Обработка Ильфы Сидорофф ( (c) Ilfa Sidoroff, 2011-2012). Копирование вышеизложенного текста и других материалов из этого блога с указанием соответствующей ссылки – приветствуется.

Предыдущий пост об Айрис Мердок          Продолжение
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
natabelu
Jun. 19th, 2012 06:18 pm (UTC)
бедный Франц!
ilfasidoroff
Jun. 19th, 2012 06:20 pm (UTC)
Да. Мне его очень жалко. Многие его друзья именно так о нем и отзывались: "Бедный Франц!"
dal_martin
Jun. 19th, 2012 06:52 pm (UTC)
Очередное нежное спасибо)
ilfasidoroff
Jun. 19th, 2012 06:52 pm (UTC)
Очередное нежное пожалуйста ))
inessa_bar
Jun. 20th, 2012 03:14 pm (UTC)
Тань, как всегда, пост сделал мой день. Спасибоу!!!!
Придирки (простите, чисто редакторские штучки, как водится):
476 "оба сошлись мнениями" - лучше "они"
477 "извиняясь за собственное тщеславие «в английской манере»": извинялся в английской манере или тщеславие в английской манере? Развести бы понятия
479 "лекцию по экономике, читаемую Балогом", а почему не проще - "лекцию Балога по экономике"? Дальше можно вместо ", чье высокомерие" - "; высокомерие лектора"
479 "у Балога был бурный роман с Айрис, который «разорвал ее жизнь» сильнее, чем кто-либо другой, и она никогда не преодолела своих чувств к нему". Кажется, важнее не что у Балога был роман с Айрис, а что у Айрис - с Балогом? Дальше - роман разорвал жизнь или Балог? Чуть-чуть калькированно получилось. Может поменять на примерно такое: "у Айрис был бурный роман с Балогом, буквально перевернувший ее жизнь, и чувства ее к этому человеку продолжали теплиться".
480 Это не придирка, а a propos. Тань, меня очень заинтересовало выражение "птичка с шестью лапами вместо крыльев". Шестикрылые птички - серафимы. Может, тут такая аллюзия - неутомимый, жадный до плотских утех ангел с лапами вместо крыльев?
483 "заигрывающе улыбнулся" - скорей "игриво"?
483 "ее вибрации «ощущались в половом органе, даже когда она находилась в дальнем углу помещения»" - это дневник Франца? Думаю, тут аллюзия член-антенна. Он, пардон-пардон, встает и ловит передвижения барменши. Может быть, "ее вибрации «улавливались членом, даже когда она находилась в дальнем углу помещения»"?
483 "Он приковал взгляд к игле граммофона", а не лучше "гипнотизировал иглу граммофона". Но вот тут непонятно: он во время танца смотрел на иглу? А как такое возможно?
Простите Бога ради!:)


ilfasidoroff
Jun. 20th, 2012 03:20 pm (UTC)
Ну вот здрассте! За что прощать-то? Инесса, спасибо в очередной раз. Я сейчас исправлю там, где мне понятно, а в остальном, наверное, задам попутные вопросы.

A propos, вас тут пока не было несколько дней, я активно писала и про Мердок и про де Бовуар (этот пост - новейшее дополнение). Это к тому, что предыдущим постам тоже не помешали бы редакторские придирки, если что ))
inessa_bar
Jun. 20th, 2012 03:39 pm (UTC)
К де Бовуар уже придралась. Сейчас еще назад отлистну:)
ilfasidoroff
Jun. 20th, 2012 03:53 pm (UTC)
Ага, спасибо! Здесь я практически везде согласилась и исправила. Только вот фраза про "чувства, которые теплились" - мне не очень (хоть она и правильная. Это потому что у А.М. (мне кажется) чувства не могли "теплиться". Они у нее были слишком бурными всегда. Хотя, конечно, мы не знаем, что она испытывала к Балогу, когда вертела роман с Францем.

Про серафимов интересно. Но подразумевал ли их Франц, и насколько, действительно был жаден до плотских утех (несмотря на свою болезнь), мы не знаем :(.

Про граммофон - там почти перевод у меня (с Конради, не из дневника Франца): "his eyes were riveted on the gramophone needle that was working its way towards his release".
inessa_bar
Jun. 20th, 2012 04:02 pm (UTC)
Дык про других шестикрылых птиц история (и литература) умалчивает;)
ilfasidoroff
Jun. 20th, 2012 04:12 pm (UTC)
Да это я не к тому, что есть еще другие шестикрылые птицы. :) А вот думал ли Франц о серафимах (да еще в таком контексте), когда писал дневник? Иногда получается, что подсознание выдает намного больше того, на чем сознание сосредоточено. И он мог просто назвать "неведому зверюшку", а мы теперь читаем его дневник, и видим его посознательное...
( 10 comments — Leave a comment )

Profile

больше петуха
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner