?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись / Prev | Следующая запись / Next

Пробовала разместить этот пост в chto_chitat, но нарушила его содержанием и шрифтом(!) правила сообщества. Поэтому размещаю здесь. (Просьба к френдам: если вас этот опрос заинтересует, может, разместите его у себя? Мне очень интересно было бы узнать результаты - по возможности у большого числа людей. Спасибо заранее.)

Недавно я разместила в своем ЖЖ перевод отрывка из мемуаров Элиаса Канетти “Party im Blitz: Die englischen Jahre”, где он вспоминает о своих друзьях — Айрис Мердок и Эймере Максвелле. Ну, с Мердок вообще-то они в 53-54г.г. были чуть более чем друзьями, а лорд Максвелл в конце 50-х путешествовал вместе с Канетти в Марокко.

Комментарии к тому посту вызвали интерес (не только у меня): на чьей стороне будет больше симпатий (читательских и чисто человеческих) — Мердок или Канетти? Думаю, Айрис Мердок известна среди русскоязычной читающей публики намного больше, чем Канетти (несмотря на то, что он Нобелевский лауреат, а она — нет). Соответственно, к Мердок и отношения читателей варьируются: кто-то любит и читает ее запоем, кому-то хватило пары глав одного из ее 27 романов, чтобы другие даже не открывать. Отзывы на ее книги частенько мелькают в этом сообществе, поэтому я решила именно здесь устроить опрос по тому же отрывку

Я тогда часто виделся с Эймером. Он действительно интересовал меня; помимо своего брата, я никогда еще не встречал людей, проявляющих такой исключительный интерес к молодежи. Он принадлежал к самому высшему слою общества, с которым пришлось мне столкнуться благодаря ему — в Лондоне. Его мать была из рода Перси, дочерью одного из Герцогов Нортумберлендских. Я посмеивался над той значимостью, что придавали этому многие (в том числе, Кэтлин Райн). Она упрямо преследовала Гавина — брата Эймера, который тоже был гомосексуалистом. Но Катлин совершенно не стеснялась проявлять социальную жадность и снобизм. Она обожала людей, если они носили фамилию Перси. Она демонстрировала неописуемое, вернее — постыдное презрение к людям своего класса (то есть, скорее, к классу своего отца).

Насчет Айрис я знал, что когда-то она была коммунисткой; в послевоенный период, когда опять появились возможности ездить на континент, она участвовала в делах конспиративного характера (я никогда не знал, каких именно). Но когда я сказал ей об Эймере, я и представить не мог ни на минуту, что его общество могло для нее что-либо значить: почему-то она вдруг заинтересовалась моим сообщением и дала понять, что хотела бы с ним познакомиться. Она только-только стала немного известной после публикации ее первого романа «Под сетью», ну а Эймер всегда любопытствовал о литературных личностях. И вот однажды, когда мы собирались пообедать вместе с ним и Жан-Максом, прибывшим из Парижа, в Хэмптон-Корте, Эймер пригласил и Айрис, по моей просьбе. Как всегда, он явился в своем Бентли, на котором ездил повсюду, подобрал нас с Жан-Максом в Хампстеде. Мы должны были встретить Айрис где-то в Чизике и забрать ее с собой в Хэмптон-Корт. Она ждала нас в условленном месте, и я представил ее Эймеру и Жан-Максу. Она влезла в машину. Только тогда я заметил, что на ней была прозрачная белая шелковая блузка — ничего подобного я не видел на ней раньше, хотя она вроде как пыталась завоевать мою любовь. Но ко мне она вечно приходила в неряшливом академическом одеянии, такая вся непривлекательная в своих шерстяных или суконных платьях, совершенно не соблазнительная, иногда в одеждах негармонирующих цветов (она не выказывала ни намека на эстетический вкус, когда дело касалось ее собственного гардероба). Я тогда уже был знаком с нею пару лет, и она ни разу не пыталась, чтобы завлечь меня прозрачной шелковой блузкой. Я так изумился, что мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, что к чему. Когда мы прибыли в Хэмптон-Корт и сели в ресторане за маленький столик на четверых, я был вынужден посмотреть правде в глаза: она вырядилась ради Эймера; можно было хорошо разглядеть ее грудь в глубоком декольте, она выглядела почти застенчиво, будто предлагала себя джентльмену, только он ею не интересовался ни в малейшей степени и обращался с нею как с чудачкой. За обедом она говорила в своей академичной манере: обсуждались книги, затрагивалась философия; Эймер высокомерно-поверхностным тоном прошелся по ее томику о Сартре. Четко формулируя свои мысли, она старалась выглядеть сдержанной, впрочем, не настолько, чтобы Эймер мог перехватить интеллектуальную инициативу; бедняжке и в голову не приходило, насколько ему безразлично, что она думает об обсуждаемых предметах и о нем самом. Его не заинтересовало тело Айрис, просвечивавшее через шелк (не факт, что он в принципе обратил внимание на прозрачность блузки); жалкая самонадеянная глупышка была ему явно неинтересна, но, к своему счастью, не понимала этого; Эймер обращался к Айрис с презрительным снобизмом, свойственным представителям английской аристократии, когда они имеют дело с ирландцами; впрочем, если быть точным, она даже и не ирландка: ее папаша родился в Белфасте, если мне не изменяет память, и ничто не было для него более далеким, чем реальный Пэдди, а вот мать вроде была действительно ирландкой. Жан-Макс, будучи наиболее тактичным, деликатным и чутким из мужчин, поддерживал разговор с нею, прозвучало много слов об экзистенциализме, в то время вообще любая беседа о книгах не обходилась без этого. Жан-Макс обходился вежливо с любой женщиной, но в этой компании Эймер был лордом, я — «мозгами» и не оставалось никакого места для Айрис. На обратном пути, когда мы опять добрались до Чизика, Эймер и не подумал спросить, где живет Айрис. Но идти оттуда ей было недалеко, она знала Чизик и, не желая привлекать к себе особого внимания, тихо попросила на Хай Стрит: «Да просто высадите меня здесь». Эймер затормозил, она выскочила из Бентли на тротуар в своей прозрачной белой шелковой блузке и испарилась в мгновение ока.

Эймер не сказал о ней ни слова, тронулся с места, отвез меня в Хампстед, безропотность Айрис усугубила презрение Эймера к ней, причем он не поменял своего отношения, даже когда она достигла литературной известности — к чему — к чему, а к писательской славе Эймер всегда испытывал пиетет. Жан-Макс, который был еще очень молод, произнес несколько обходительных слов, но они мало что значили. Он произнес их не по-французски, его английский казался более деревянным, чем этот язык имеет тенденцию быть в любом случае. Я был сильно расстроен ее внешним видом и поведением. Она вела себя перед Эймером как представитель низшего класса, не только полностью осознавая классовый барьер, но принимая его и применяя его к себе как к частной гражданке, можно сказать. Словно какая-то глупая продавщица, она старалась завлечь Эймера. Она выставила напоказ стремление покориться ему, не имея ни малейшего представления, каким ничтожеством для него являлась; любой другой из его приглашенных, с которыми он был всегда обходителен, значил для него больше; я думаю, он даже не замечал ее, несмотря на блестящую блузку; ее плоскостопые ножищи по определению исключали ее из общества высоких, стройных, красивых англичанок с самого начала. Но в ее поведении, как бы мне ни хотелось этого признавать, я разглядел банальный, неинтеллектуальный, повседневный элемент женской расчетливости. Ей, кажется, даже не пришло в голову поинтересоваться, как это затронет меня — человека, которого, как она полагала, она хорошо знала.(c)

Elias Canetti, Party im Blitz: Die englischen Jahre, Carl Hanser Verlag, Munich, 2003). Перевод Ильфы Сидорофф ( (c) Ilfa Sidoroff, 2012).

Ну и опрос, собственно:

1) На чьей стороне ваши симпатии?
А. Айрис Мердок.
Б. Элиаса Канетти.
В. Жана-Макса.
Г. Ни на чьей — они все уроды.

2) Знакомы ли вы с творчеством Айрис Мердок и как относитесь к ней?
А. Знаю немного, отношусь неплохо.
Б. Знаю хорошо, уважаю, ценю.
В. Знаю и отношусь очень критично.
Г. Знаю, но лучше б не знать.
Д. Не знаю, но слышал(а).
Е. Не знаю и знать не хочу.

3) Знакомы ли вы с творчеством Элиаса Канетти?
А. Да.
Б. Нет.

4) Что вы думаете по поводу приведенного отрывка вообще?

Заранее благодарю всех, кто ответит.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 27 comments — Leave a comment )
inessa_bar
Oct. 23rd, 2012 09:24 pm (UTC)
1) А
2) А
3) Б
4) Конечно, Канетти этим словоизвержением отомстил Айрис за то, что она не для него надела прозрачную блузку. Он сделал все, чтобы доказать самому себе, что ему все равно и что особа, которая ему так безразлична, нехороша абсолютно во всем.
ilfasidoroff
Oct. 23rd, 2012 09:27 pm (UTC)
Спасибочки! Хотя с Вами, Сударыня, заранее были ясны ответы. ))
inessa_bar
Oct. 23rd, 2012 09:31 pm (UTC)
Ну чеж мне теперь, об стену убиться? Не замечать в упор этого карнавалу?
ilfasidoroff
Oct. 23rd, 2012 09:35 pm (UTC)
Вот поди ж ты... Всего-то белая блузка - а уже карнавал. :)))
inessa_bar
Oct. 23rd, 2012 09:39 pm (UTC)
Все, в Без_воды стоить пост, тэги присвоила ему)))
ilfasidoroff
Oct. 23rd, 2012 09:41 pm (UTC)
Дай я тя поцелую. Потом. Если захочешь.
inessa_bar
Oct. 23rd, 2012 09:44 pm (UTC)
Да! Да! Да! Цалуй!
ilfasidoroff
Oct. 23rd, 2012 09:44 pm (UTC)
Мммуа!
inessa_bar
Oct. 23rd, 2012 09:52 pm (UTC)
Йес!!!!
ilfasidoroff
Oct. 23rd, 2012 09:53 pm (UTC)
)))))
kusia
Oct. 23rd, 2012 11:51 pm (UTC)
пост вызывает ненависть к Канетти, Максвеллу и сообществу что читать. Фонты им не нравятся! Тоже мне аристократы
ilfasidoroff
Oct. 24th, 2012 07:44 pm (UTC)
Я до сих пор расстроена этим отказом. Не потому что модераторы проявили снобизм, а потому что смыла устраивать такой опрос в этом ЖЖ нет.
fizdipyushka
Oct. 24th, 2012 04:00 am (UTC)
а-а-в--не составила мнения
ilfasidoroff
Oct. 24th, 2012 07:45 pm (UTC)
3-В - это и да и нет? :)
fizdipyushka
Oct. 25th, 2012 04:33 am (UTC)
б!
dal_martin
Oct. 24th, 2012 06:06 am (UTC)
Мердок...
ilfasidoroff
Oct. 24th, 2012 07:45 pm (UTC)
Ёмко!
dal_martin
Oct. 24th, 2012 07:46 pm (UTC)
А зачем больше?
ilfasidoroff
Oct. 24th, 2012 07:47 pm (UTC)
Дак я и говорю! Ёмко, мол.
lite_lite_lite
Oct. 24th, 2012 07:04 am (UTC)
1. А
2. А
3. Б
4. Частное субъективное мнение самовлюбленного человека. Да хоть бы и правда было так, но он же пытается внушить читателю что намерения у А.М. были именно такими,а никакими иными, неприятно как-то.

Edited at 2012-10-24 07:04 am (UTC)
ilfasidoroff
Oct. 24th, 2012 07:46 pm (UTC)
Да, у меня тоже эти мемуары вызвали чувство глубокой неприязни...
herdis
Oct. 24th, 2012 09:01 am (UTC)
частично отвечу здесь
1а (отношусь неровно, что-то нравится очень, а что-то нет),
2а,
3а (очень поверхностно, читала в институте, но ничего не знала биографического),
4 - очень интересно, иллюстрирует межклассовые отношения вообще, отношения внутри гендера, социальной группы, мужской шовинизм.
что касается Канетти в вышеприведенном отрывке, то он просто, извините, козел (я долго думала, употреблять это слово или нет, но напишу, что думаю). а вообще, очень интересно еще с той точки зрения, что у всех участников данного вечера могли быть совершенно иные представления о том, что произошло. не факт, что все чувствовали то, что пишет Канетти.
что касается Максвелла - я ничего о нем конечно не слышала раньше (демон Максвелла - это единственная ассоциация, но и та неверная, это с физиком Максвеллом связано же).
Просто все, что вы публикуете и переводите относительно Мердок и ее окружения, оказывается очень интересно. я не могу сказать, что я прямо вот люблю Мердок, но какие-то вещи у нее совершенно потрясающие, и она обнаруживает просто обескураживающее знание природы человека, даже ужас испытываешь. Например в Колоколе, было просто жутковато читать, что чувствовал мальчик, за которым ухаживал наставник.
В общем отдельное спасибо за Айрис Мердок. я вряд ли взялась бы ее читать после первого знакомства - и совершенно зря.
ilfasidoroff
Oct. 24th, 2012 08:07 pm (UTC)
Re: частично отвечу здесь
Спасибо, что ответили. Я хоть и вижу бесполезность такого опроса в этом ЖЖ, но очень приятно, что кто-то меня здесь поддержал. :)

Кстати, в этом ЖЖ можно употреблять любые слова, в том числе матерные, при условии, если они не используются с целью оскорбить кого-то из присутствующих. И "козла" я вполне одобряю, по отношению к Канетти тем более.

Вы правы, я думаю, у других участников мероприятия впечатления могли быть совершенно иные. Вполне возможно, остальные просто забыли об этом. И я знаю, какие были бы впечатления у меня, если бы мне выпало такое счастье присутствовать там (я писала об этом в одном из комментариев к тому посту).

Эймер Максвелл известен мало кому, его известность обусловлена в первую очередь, его аристократическим происхождением (Перси + Максвелл - для приверженцев британской классовой системы две эти фамилии много что значат). Во-вторых, у Эймера был младший брат Гавин (которого я тоже частично упоминала в своих конспектах о Мердок+Канетти), который был намного более известным автором. Он также был известен своей гладкошерстной выдрой (это животное), которую приручил.

Ну и ваши последние слова в отношении творчества Мердок (и моей работы по биог) - просто бальзам на душу, спасибо огромное. Мне больше всего доставляет радости, когда люди обнаруживают вдруг для себя в этой писательнице какую-то пользу или хотя бы немного удовольствия.
herdis
Oct. 25th, 2012 08:10 am (UTC)
Re: частично отвечу здесь
Спасибо, про выдру нашла, про Гэвина нашла, два упоминания в романах для семейного чтения, даже может фильм "Кольцо чистой воды" посмотрю, про выдру тоже все помнят:) Эймера гугл, увы, не знает)
Канетти широкому кругу известен только как политолог. В институте даже эрудированные преподаватели не упоминали о том, что он писал романы и был Нобелевским лауреатом. Так что Айрис его обскакала. Он наверное чувствовал в ней нехилый потенциал и ревновал заранее.
Пишите еще!
ilfasidoroff
Oct. 25th, 2012 09:48 pm (UTC)
Re: частично отвечу здесь
Он с некоторой досадой говорит в этих мемуарах, что у Мердок, дескать, сейчас где-то 24 романа. Даже если бы она не побила его качественно, она точно обскакала его количественно. :)

Канетти хорошо знают в Европе (в Германии, Швейцарии, Австрии). В Англии и в России знают намного хуже.
Елена Дунаевская
Nov. 10th, 2018 07:49 pm (UTC)
Елена Дунаевская
Жан-Макс - самый приличный. В). Нет, теперь буду знакомиться. Канетти - хам и человек с больным самолюбием. Благородный человек пожалел бы женщину, которая зря старалась, а он - радуется ее провалу и унижению, причем и то, и другое может быть мнимым. Перевод небезупречен.
ilfasidoroff
Nov. 11th, 2018 10:29 am (UTC)
Re: Елена Дунаевская
Критично относитесь к Мердок? Можно узнать почему?
Как вы вообще нашли этот текст шестилетней давности - я уже забыла, что переводила когда-то
( 27 comments — Leave a comment )

Profile

больше петуха
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner