ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Category:

Очень некрасивая история, или длинный и долгий путь домой

В два часа дня в пятницу, когда в животе усилились спазмы и вроде бы поднялась температура, я отпросилась домой. Коллега пошутил, не иду ли я, дескать, в паб дринкать пиво. «Типун тебе», — подумала я, сама мысль о пиве обостряла и без того нездоровые ощущения, но отшутилась: мол, проведу afternoon в саду на солнышке (за окном как раз тучи сгущались). А сама все же предвкушала ранний приход домой перед уикендом, постель, пижаму, книжку и кошку под бок.

В метро меня замутило сильнее. Раза два порывалась выйти из вагона на «воздух». Однако доехала до пересадочной «Ёрлз Корт», там с трудом дошла до скамейки и — изнутри меня полилось помимо всякой возможной воли — прям на платформу и частично на новые сапоги. Две женщины слева шарахнулись в сторону с воплями нескрываемой брезгливости. На их месте я поступила бы так же, еще и подумала бы неодобрительно: «Во напилась-то бабенция, не дождавшись вечера в пятницу, а беременным с токсикозом вообще нефиг делать в метро». Справа участливый голос спросил: “Are you OK?”

Рядом со мной на скамью села женщина, задавая кучу вопросов: «Вам плохо? Вы больны? Вы чем-нибудь отравились?» Другая женщина протянула пачку салфеток и пузырек с анти-бактериальным гелем. Та, что села рядом со мной, стала заботливо вытирать с моих рук, куртки и сапог брызги моей рвоты, то и дело повторяя, что мне не надо стыдиться, дескать с каждым такое может быть. У нее муж болен был… травмой черепа… четыре года назад, уж она-то видала всякое. И сказала мне, что ее Пенни зовут. Повторила – не один раз: «Меня зовут Пенни. Пенни! Пенни меня зовут, слышите?» И пыталась заглянуть мне в глаза, почти как Фрида перед королевой Марго, но почему-то на ум мне, как раз наоборот, пришли ангелы-хранители.

Пенни спросила, как я доберусь домой. Я сказала, что поездом. Пенни поинтересовалась, есть ли деньги у меня на дорогу (боже мой, неужели, я стала похожей на бомжиху?). Пенни оправдывалась, что куда-то спешила, но это не так важно, как важна ей была я в тот момент.
Пришел станционный служитель, принес мне стакан воды, предложил подняться в комнату «первой помощи» и отсидеться, пока не станет лучше. Я покорно последовала за ним, Пенни села в поезд.

В маленькой холодной комнате, где имелась канистра с водой и мусорный бак, но не было ни лекарств, ни окон, мне становилось хуже. Служитель приходил и уходил, спрашивал, не нужно ли мне чего. Потом пришла “female member of staff” – молодая, квадратная и неприятная во всех отношениях, с резким голосом, пытающимся развлечь, от чего меня лишь мутило сильнее. Когда “female member of staff” поняла, что развлечь меня — дохлый номер, явился «транспортный коп» и сказал, что со мной надо что-нибудь делать, потому как нельзя людям вечно сидеть в «первой помощи». Я сдалась, мол, вызывайте мне скорую, раз такие дела, протянула свое ай-ди, чтобы коп записал всё, что надо. Коп набрал 999, описывал «субъекта» как женщину лет 30-40, что мне сильно польстило, несмотря на усиливающуюся дурноту. Female member of staff вдохновилась именем на моем ай-ди: «Что-то шекспировское!» — сказала она с видом знатока мировой литературы. Потом меня вырвало в бак, и приехала скорая.

Парамедики были угрюмой парой, но действовали по протоколу и весьма эффективно. Женщина крупных размеров с бритой головой, похожая на буча (что вполне могло соответствовать действительности) задавала вопросы, мужчина мерял давление, температуру, брал кровь. Они отвезли меня в госпиталь «Вестминстер и Челси», где выйти из скорой самостоятельно я не смогла. Надо же хотя бы раз в жизни прокатиться в инвалидной коляске.

В приемном покое сказали, что коек нету. Парамедики пересадили меня с коляски на стул и оставили — койки ждать. Я потихоньку сползала на пол. Через минут пять или двадцать пять возникло рядом мрачное явление в синем халате с прибором для замера давления и температуры. Оно же явилось чуть позже, но без прибора и на ломаном английском скомандовало живо передвигаться вслед. Я двигалась так быстро, насколько могла, но в полном тумане, боясь упустить Явление в халате из виду. Где-то на середине пути она (Явление было женского полу) сунула в руку мне пузырек и попросила «анализ мочи», махнув рукой в сторону туалета. Я его долго искала. Когда нашла, туалет оказался незапертым и сидевшая на унитазе женщина вскрикнула: «Ой!»

Туалет изнутри не запирался вовсе и не блестел клинической чистотой. Но после того, как я заблевала перрон «Ёрлз Корта», мне уже было на плевать на всё. Отделение экстренной помощи «Вестминствера и Челси» все более напоминало дешевый китайский ресторан.

Каким-то образом я оказалась полураздетой в бумажном «гауне» с завязочками на спине и лежащей на койке. Напротив все то же Явление в синем халате ругалось на непонятном мне азиатском и злобно гремело крышками мусорных баков. Из обрывков ее разговора с другим членом медперсонала я уловила, что Явлению жутко не нравились всякие там больные с температурой под сорок, доставленные на скорой.

Потом Явление пришло брать мою кровь. От страха мои вены, столь любимые разными медиками, утверждающими, что с такими венами они “spoilt for choice”, куда-то нафиг попрятались. Явление безуспешно тыкалось длинной иглой в обе руки, пока не попало куда надо.

Врач тоже пришел. Чуть позднее. Вернее, он въехал в мой “cubicle” в инвалидной коляске, правда, его никто не толкал. Он-то как раз был приятен во всех отношениях, ну-ууу разве чуток озабоченный (то ли с жару мне показалось), но в разговоре со мной то и дело меня похлопывал по оголенным конечностям и по животу (не молоточком или там фонендоскопом, и не во время прослушивания).

Врачу не понравилась моя температура. И вообще все мое состояние не понравилось. Он сказал, что я ни на что не похожа, но надо дождаться анализов.

Тем временем в проделанную в моей вене дырку влили пару литров прозрачной жидкости. Тут и анализы подоспели, врач в коляске озабоченно хмыкнул, что в них нет ничего, и меня отпустили домой, не предложив ни номера телефона такси, ни пары таблеток чего-нибудь экстренного на тот случай, если мне станет плохо в длинной-долгой дороге от Челси до станции Малибоун, а от Малибоун до поселка на Букингемщине (адрес-то мой там записали, видать, по каким-то своим соображениям), ни пары гигиенических пакетов, в которые я могла бы прилюдно блевать с куда меньшим стыдом, чем на перроне «Ёрлз Корта».

Пакеты я купила уже на станции в магазине «Маркс энд Спенсер», по пять пенсов за штуку. Как добиралась от Челси до Малибоун, помню плохо. Несколько раз выходила на «воздух», так что путь мой был длинен и долог…
Tags: all about me, people
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 143 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →