ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Обычные мелкие гадости

Вчера я надела новые кроссовки и целый день ими хвасталась: какие модные, какие удобные, какие шнурки розовые и так далее. Возвращаясь домой, я попала в жуткую пробку, сидела в ней полтора часа и кроссовкам не радовалась: от новой обуви устают ноги. А если сидеть долго в пробке, то они устают до боли, до поскуливания и до легкого пота. Сегодня я опять те кроссовки надела: надо  разнашивать.

Вчера же Гейб Сидорофф подложил мне в постель грелку. А она прохудилась. Пришлось спать на мокром, т.к. вставать-менять постельное белье или искать другую кровать в доме было совсем в облом.

Сегодня я позвала Матвея утром на кофе — эсэмэской, как обычно. Матвей послал ответ спустя четыре минуты: "Извините, я занят". Так что я офигела. Отдала его кофе Андрасу. Андрас прислал ссылку на то, как заваривали кофе в древности.

На обед нынче я съела ризотто с грибами, который купила вчера в Сейнзбериз. Теперь меня мучает жажда, и через каждые двадцать минуть я хожу за водой с двухсотграммовым стаканом. Босиком хожу, расслабляю ноги.

Ходила гулять после ланча, трясти калории. Пого-ооода... Весна. На мне красное полупальто.

И о насущном. Фраза Айрис Мердок из книги "Святая и греховная машина любви": "There can be no speech between the bereaved and the unbereaved", — переведена на русский неправильно: "Не пережившему тяжелой утраты не дано понять того, кто ее пережил". Хотя перевод на сей раз хороший. Пожалуй, лучший из всех переводов книг Мердок, которые мне попадались. (Пусть даже в оригинале она объективно не лучшая.)
Tags: everyday life, Айрис Мердок
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments