ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Четверг, четвертое

Все на предыдущей волне: разве что бревно с дороги убрали. Наверно пришел дедушка Ленин, поднял бревно и понес. Раковина в офисе не работает. В нагрузку к проблемам сантехники, дома тоже произошло кое-что: в пластинке, что крепит ширму для душа к бортику ванной, чтоб не сочилась вода куда не надо, обнаружилась дырочка, и вода стала сочиться на пол. Ширме уже десять лет, пластинке, соответственно, тоже, хотя вроде на полный комплект давалась пожизненная гарантия. Но ведь чему-то и десять лет жизнь. Я уж подумала всё, нам теперь тушить свет и делать ремонт в ванной (на худой конец менять ширму, что вылилось бы, возможно, в чуть менее хлопотное и менее дорогостоящее мероприятие), и совсем не ожидала хитроумного выхода из ситуации, предложенного Гейбом (сан-технически вовсе не одаренным): он взял да сдвинул пластинку, она там, как выяснилось, приклеена не цементом, двигается, как замочек по молнии, если слегка надавить. Дырка сомкнулась, ремонт отложен, и можно снова вернуться к насущным решениям: где и как найти новую кошку.

Казалось, работа могла бы отвлечь от этих мыслей — народ уж почти весь возвратился из отпусков, в час пик куда больше привычной толпы и агрессии, значит, всё должно войти в привычный ритм, несмотря на эпидемию гриппа. Сколько больных в электричках, боже ж ты мой! Чихают, кашляют, распространяют заразу… Нет бы дома сидеть и лечиться или хотя бы, подобно японцам, пользоваться марлевыми повязками, мол я больной, меня сторонитесь, и если чихну — зараза вся в марлю уйдет, вам бояться нечего. Но для англичан сидеть дома с простудой — дело немыслимое, простуда не недуг, а наоборот, повод для претворения в жизнь девиза “Что нас не убьет, то нас закалит и укрепит”, и вместо марлевых повязок у них, соответственно, самое доброе из намерений — закалить всех, кто еще не не заразился.

Ну так вернусь к нашим баранам кошкам и насущной проблеме, которая заняла большую часть моего рабочего времени вчера (а также все нерабочее) — и не потому уже, что у нас в офисе еще не вошли в ритм (там-то как раз уже наоборот), а потому что мысли о кошках, оказывается, могут убить все прочие мысли и парализовать остальную деятельность. Не раз вспоминала я друга Матвея (знаю его по предыдущей работе, где он был клинером): так вот, он вдруг однажды решил, что ему нужна кошка, зашел на веб-сайт объявлений для польских лондонцев и сразу нашел там, что было нужно: какой-то поляк отдавал молодую кошку-мейнкуна бесплатно в хорошие руки. Матвей позвонил ему и сразу практически договорился: через день или два мы с ним должны были ехать забирать кошку-мейнкуна, в придачу к которой предоставлялась кошачья лежанка, игрушки, три миски, лоток и запасы корма. Матвея вдруг как подменили — он не ходил с тележкой по офису, собирая грязную посуду, быстренько упаковывая ее в посудомойку, и не менее эффективно распаковывая другие, расставляя на полки чистые стаканы, тарелки, чашки (он был самым эффективным клинером не только в офисе, а и во всем Лондоне, пожалуй), а летал с пустой тележкой по офису, горы грязной посуды высились на столах и возле посудомоек, а Матвею все было пофигу: летая, он распевал пошлые куплеты по-русски и подмигивал всем девчонкам — он был так счастлив от одной мысли о кошке-мейнкуне, будто вновь жениться собрался (к слову, Матвей женолюб страшный, был женат неоднократно, но каждый раз ненадолго, с женами ему везло чуть меньше, чем с животными, которые жили у него раньше подолгу — в его прошлой жизни, то есть еще до того, как с ним случился инсульт и он потерял специализированную работу, ничего больше не оставалось, как пойти в клинеры).

Матвей был счастлив еще два дня (работа по боку, не знаю получал ли он нагоняй от своего начальства, но даже если и получал — его это не волновало). Каждый из этих двух дней он звонил поляку-владельцу мейнкуна, справиться о здоровье своего нового питомца и уточнить дату и время передачи его в свои руки. Оба дня поляк откладывал дату, говорил, что не все члены семьи готовы расстаться с кошкой, пусть Матвей подождет еще типа день-другой. На третий день поляк перестал отвечать на звонки Матвея. На четвертый опять не ответил. На пятый Матвей заболел. Сердце. Попал в больницу. На работу в наш офис он уже не возвращался, и насколько я знаю, сейчас живет без кошки (хоть и с новой женой).

Ну я это я все к тому, что понимаю его сейчас лучше, чем другой кто-либо. Хотя я по объявлениям никаким не звонила (не попалось пока мне еще объявлений хороших, там где взяла бы, просят £270 за беспородного котенка, а породистых я даже и не рассматриваю), а таки мысли мои не о работе.
Tags: people, pets, мемуары
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments