?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись / Prev | Следующая запись / Next

Сухари да плюшки

Начало

Предыдущий кусок

Возможно, назрел у кого-то вопрос о других моих сестре и брате. Все же с Верой формально родными мы не были, а с ними - как ни крути - один общий родитель. Забегая вперед, скажу, что наши пути с Ириной и Олегом пересеклись лишь спустя несколько лет после того, как мама Аля ушла от Евгения со мною в одеяльце. Зато с раннего детства меня окружала куча двоюродных: три сестры и три брата - тети-Женины и тети-Клавины дети. Ребенком они все любили меня без всякой предвзятости, не важно им было, чья я дочь, есть ли отец у меня и т.д., ибо сами были детьми, самая старшая лишь на десять лет меня старше, ее определили мне в крестные. Да, ведь забыла сказать я, что крестили не только Веру, но и меня, правда, втихаря от отца: он был против.

Люда (крестная), Сережа и Лена чаще других со мной виделись: мама Аля, что ни выходной - забирала меня на “Луначарского”, где жила семья тети-Клавина - лишь у них из всей нашей родни была квартира с удобствами, то есть с унитазом и ванной. Горячую воду грели титаном - там ребенка купать было легче, чем в доме у бабушки, где даже водопровода не было. Тети-Клавиным детям нравилось это мероприятие - и на протяжении последующих нескольких лет встречали они нас с мамой радостно, бежали навстречу со всех ног, едва завидя в своем дворе Алю со свертком, впереди всех Сережа: “Уга-аа! Танюшка пгиехала!” Он, как и я, букву “р” не выговаривал, но картавил иначе и любил меня больше всех. Хватал сверток из Алиных рук, играл со мной минут двадцать, а потом шел во двор к пацанам: куклы - все ж не мальчишечье дело, даже если живые, в них толку мало, тем более, если не говорящие. Когда говорить научилась я все же, моя речь была скуповата, двоюродные, наигравшись быстро, сажали меня в кладовку своей хрущевки на улице Луначарского, давали мешок с сухарями и мешок тряпок - и я там могла целый день просидеть, никому не мешая, развлекалась самостоятельно. О, как мне нравились сухари: вкуснее, чем у моей бабушки: она хлеб сушила ржаной, уже слегка заплесневелый, большими кусками на противне возле печи на палатях, а тетя Клава сушила белый, слегка зачерствевший, в духовке, нарезанный ровными кубиками. И тряпки мне нравились тоже - их было много, расцветок самых разнообразных. Была мода на коврики из ленточек разноцветных: их плели бабушка Ксенья, тетя Клава и тетя Женя, и мешки с узкими лентами, либо с тряпками под под них приготовленные, имелись в доме у каждой.

Вот так я и сидела в кладовке, в чудной позе: ноги в коленях согнуты и вокруг попы закручены, как у какого-то йога, сухари себе грызла, из мешка доставала тряпки одну за другой, их разглядывала, а затем на шею зачем-то вешала. Как представлю такую картинку - ребенка весьма себе странного: сидит неподвижно не час и не два, готова весь день провести в одной позе, есть не просит, игрушек не требует, грызет сухари - да это же просто какой-то дебил! А мои родственники умилялись: “Не ребенок, а золото, никому не мешает!” Мама, видя кучу тряпиц на моей шее, вообще радовалась: “Вырастет - будет портнихой!”. (Карьеру “закройщицы” она мне чуть позже пророчила, ошиблась в обоих случаях.)

Аля, должно быть, охотно меня сбагривала на выходной к родственникам и уматывала с заводской самодеятельностью в какую-нибудь сельскую местность с концертом, либо ходила в кино с друзьями или на лыжах кататься, ведь была молода, энергична - вот уж кому развлечений хотелось. А мне вполне нравилось гостить на “Луначарского”: там топили титан по субботам, все мылись в ванной - не вместе, конечно, по очереди, хоть меня иногда купали с Леной, да тетя Клава и дядя Петя мылись вдвоем подолгу. В квартире их было тепло и уютно, зимой всегда батареи горячие, не надо топить печку, которая за час-другой остывает. Там встретила я не один Новый год, провела не один день зимних каникул, дед Мороз приходил туда на квартиру с мешком подарков, заставлял хоровод водить возле елки (не вокруг нее, так как в комнате из-за тесноты елку в угол всегда ставили), просто так не дарил ничего, заставлял меня песню спеть или стих прочитать, наизусть выученный к утреннику. Дедом Морозом, как выяснялось потом, была тетя Клава, отыграв эту роль, сидела на кухне, счищала куском ваты румяняц со щек, наведенный яркой помадой.

Тети-Клавина троица
Летом Люда, Лена, Сережа и еще толпа их дворовых друзей меня брали на речку купаться, тащили с собой надувные шины (цветные плавательные круги и матрасы появились позже). Ни один взрослый не сопровождал - ходила толпа ребятишек к реке с омутами, с опасным течением - и хоть бы хны, взрослых вообще в дни каникул там целый день не было видно, дети сами себе предоставлены. После купания шли в библиотеку, набирали книжек охапки, но читали не все - сам поход туда был мероприятием. Что ели, что пили мы там целый день - не помню (лично я сухарями вполне была счастлива), зато по выходным тетя Клава пекла плюшки, посыпанные сахаром - о боже, какое объедение!

Пока тетя Клава тесто раскатывала, я рядом сидела на табуретке, слюной исходила - не могла дождаться, когда она первую партию плюшек вынет из духовки горячими. Поглядывала на меня порой тетя Клава, слушала, как я “не по-русски” картавлю, что-то недоброе нет-нет, да промелькнет в ее взгляде: ох, дочь-то я не того, кого ей хотелось бы... Как было всем хорошо, будь моим отцом Рафка, не картавила б я, да и была бы красивей небось, такой ведь могла получиться “получистокровной кудрявой рыжей татаркой”*, а тут нет-нет да промелькнет во мне некая “интеллигентность гнилая”: “Ох, нет, не наша!” - вздохнет про себя тетя Клава, но плюшками все равно накормит досыта.

Почему-то в тех выходных на “Луначарского” я совсем почти не вижу Веры. Может быть, тетя Паня препятствовала, может, тетя Галя ее отпускать от себя не хотела, а может, тете Клаве и одного лишнего рта было многовато, ведь у нее и своих трое...

——
* Wink-wink, Надя Ю! ;)


читать дальше
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
sveta_goryun
Jan. 20th, 2019 04:12 pm (UTC)

Слушай, я тоже обожала сухари всё детство, предпочтительно со сладким чаем! И у меня тётя Клава была с тремя детьми: старшей Людой, Серёжей и Леной! А маму мою Женей зовут)) а лоскутков сколько я перебирала в уже возрасте постарше, мечтая о какой-нибудь модной вещичке!

ilfasidoroff
Jan. 20th, 2019 04:26 pm (UTC)
Бывают же совпадения :)
galina_vr
Jan. 20th, 2019 04:29 pm (UTC)
Фото какое четкое!
ilfasidoroff
Jan. 20th, 2019 04:31 pm (UTC)
Сзади, похоже, надпись - я не смотрела какая, фотографировала из альбома смартфоном, но удачно тем не менее
beregbereg
Jan. 20th, 2019 04:39 pm (UTC)
В кладовке целый день маленький ребёнок - это страшно! Пусть и с "игрушками" любимыми. Впрочем, в то время люди не были озабочены прогуливаниме детей. Сами-сами! В месяц - ясельки, садик, школа с продлёнкой и так далее... Общественные дети, но никак не мамины.
Моего любимого зятя в младенчестве, в год (а рос он в деревне) оставляли одного на целый день. Давали иголку с ниткой и кучу пуговиц, которые он любил нанизывать. Сам и еду добывал... Ничего, вырос хорошим мальчиком)))
Папа ваш был в то время со своими двумя высшими как инопланетянин. Ещё и аккордеонист. Совсем не вписывался в окружение, потому и не принимали. Чуждый элемент!
В нашем семействе только один дядя окончил медицинский, был главным врачом и всю жизнь был для братьев и сестёр чужим, странным.
ilfasidoroff
Jan. 20th, 2019 07:19 pm (UTC)
С теперешних взглядов на воспитание - ребенок в кладовке на целый день - и страшно и жестоко, да, в наше время в стране, где я живу, во всяком случае, за подобные случаи родителей наказывают юридически, детей от таких забирают. В то время - это не считалось жестоким (и мне кстати не было страшно совсем, наоборот): в пересказе мое детство выглядит мрачным (а оно таковым и было, несмотря на какие-то светлые моменты), но детство наших родителей было еще мрачнее и жестче. Времена меняются, и глядя на прошлое можно было бы легко обвинить родственников в своих комплексах, ибо она развились и из "кладовок" в том числе, но я никого не виню, откуда им было знать... Со стороны моей матери ни у кого не было высшего образования, она - единственная, закончившая 10 классов, конечно, люди с двумя высшими были для материнских родственников чужеродными, да. Но все же отца моего, думаю, они не из-за этого не принимали: со всей их малообразованностью они были людьми интуитивными, слово "интеллигент" в сочетании с "гнилой"употребляли неспроста, не из-за какого-нибудь агрессивного невежества. Дело в том, что в моем отце была какая-то фальшь. Он был удивительно одаренным и, пожалуй, целеустремленным, закончил Гнесинский и педагогический, владел французским неплохо, но корнями-то он был не из той же плебейской среды, что и мамины родственники, которая пробивалась в нем, как он этого ни скрывал, превращала его "интеллигентность" в искусственную, гнилую, да. Ну и человеком он был все же не очень хорошим, я думаю, хоть мне и трудно быть объективной.
beregbereg
Jan. 20th, 2019 08:26 pm (UTC)
Собственно, как и мой дядя)) Тоже не отличался простотой общения. Была в нём какая-то гнильца, ради новой любви, бросил маленьких детей на мать, больную рассеянным склерозом.
Где та грань, разделяющая подлость и порядочность. Согласна - судить нельзя за прошлое людей того, жестокого времени. Они сами росли в жестокости, потому и не видели ничего плохого в своих методах воспитания. Пишу сейчас, а пред глазами картинки, рассказанные папой о его детстве. Там вообще был тихий ужас и мрак! Даже писать страшно об этом. И не мудрено, что мы ничего не знаем про деда со стороны папы. Только имя, без отчества.
Надеюсь, напишете ещё про отца, об отношениях со сводными братьями - сёстрами.
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

больше петуха
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner