ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Categories:

Хроника/дыбр - 3 марта, воскресенье

По плану должна была состояться поездка в Хай Викам за моими новыми очками, но из Specsavers позвонили еще вчера с извинениями, что линзы в них вставили не те какие надо, а на изготовление каких надо уйдет еще десять дней. Сволочи. Могла бы потребовать компенсацию или поругаться по крайней мере - и чего это я, такая добрая, сказала в ответ: “Ну ладно тогда”? Можно было бы просто поехать куда-то бесцельно, пока не заржавели колеса у Миши, но погода не для дорожных проветриваний: дождь целый день, с севера идет ураган Фрея. Как, интересно, дают имена ураганам? Сидят какие-нибудь хипстеры в метеоцентре, чешут бороды, как и айтишные програм-менеджеры перед очередным проектом, соображая как бы его звучнее назвать. Разница в том, что даже хорошо названные проекты остаются неодушевленными, а ураганы обретают не только имя, но и пол. В общем, мы никуда не поехали, даже в магазин не ходили пешком - еды полно в холодильнике, я замариновала любимых крылышек, чтобы запечь к обеду. И раз уж выпал такой день, когда лучше сидеть на диване, я надумала посвятить его мемуарам.

Для начала прочла все, что написала до сих пор. На это ушло время, как ни странно. Затем показалось мне, что моим мемуарам не хватает иллюстраций, и что надо бы поднять “фото-архивы”. Вернее, спустить их вниз, ибо они у нас на чердаке. Гейб сказал, что на чердак за архивами не полезет, слишком холодно нынче для лазания на чердаки. “Когда будет тепло, - говорю, - лучше будет, пожалуй, пойти на природу, а не на чердак”, - тогда Гейб сослался на то, что там пыльно, а сам он чистый, душ только что принял. Что делать - я полезла сама.

На чердаке было пыльно и холодно, и всё, на что в комнатах не хватает места, а выкинуть жаль, хранится там, в основном, в пластиковых контейнерах с розовыми крышками, которых мы накупили 12 лет назад, когда в этот дом переезжали. Гейб аккуратно поставил их один на другой в башенки, чтобы горизонтального места занимали поменьше. Конечно, самые тяжелые (с книгами) сверху - у него своя “логика”, которую фиг опровергнешь. “Тот контейнер, где фото, должен быть справа”, - сказал Гейб. Я открывала контейнеры один за другим, для чего мне пришлось прилагать физические усилия - книги-то, если их много, весят неплохо. На чердаке у нас нет электричества, фонарик какой-то трахомный мигал то и дело в руке - его можно было бы подвесить к низкому потолку, да не нашлось ни крючка, ни гвоздика. Наконец я открыла последний контейнер “справа” - в нем, как и во всех предыдущих, не нашлось ни одной фотографии. Я посветила фонариком влево, где рядом с чемоданами стояли еще два контейнера, архив обнаружился в нижнем. Я попробовала приподнять его - но не смогла, силы иссякли уже. Ну ладно, чего - открыла на месте, стала смотреть, что там есть. Тут мне стало еще холоднее и как-то уж очень нехорошо (возможно, не те там архивы, в которых уже я могу копаться без боли) - и с чердака спустилась с пустыми руками. Да и время обеда уже подошло.

Открыла боливийское, засунула крылышки и картошку в духовку, села читать интернет, попивая винцо из высокого бокала. Пообедали, попробовали смотреть фильм Э. Рязанова “Небеса Обетованные” - через 15 минут мне стало еще хуже, чем на чердаке. Переключились на iPlayer, посмотрели пропущенный эпизод BBC драмы Baptiste - тоже тот еще трэш, но хоть за живое не задевает. Потом я несколько раз вроде как принималась за очередной кусок мемуаров, точно знаю, о чем будет он, но никак не шла первая строчка - в ее поисках, должно быть, и на чердак и полезла и вернулась оттуда ни с чем.

Открыла гугл-мэпс, нашла ту улицу, где я провела много времени в своем раннем детстве, нашла даже здание, спрятанное за высокими неухоженными деревьями (лучше бы стрит-вью в этом городе фотографировали зимой, когда здания не скрыты густущей листвой, хоть это и хорошо, что город остался таким же зеленым летом) - видимо в этом здании по улице Суворова, что находится в пяти минутах ходьбы через скверик от проходной завода, где моя мама работала, нет больше детского сада? Если не ошибаюсь, номер был у него 25, раньше садикам, школам, магазинам и пр. присваивали, в основном, номера, не то что сейчас - ураганы и те с именами. Как-то мне грустно стало опять, а может, Фрея влияет, недаром же котики спят целый день. Достала гладильную доску и, пока по BBC шли Antiques Roadshow, Call the Midwife и Baptiste (3-я серия), я гладила три пары брюк, одно платье и дюжину блузок целых два с половиной часа.

Губарев Валентин Алексеевич. Здравствуй, Модильяни…
Tags: everyday life, news and weather, tv, мемуары
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments