ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Миклос Вето, первая панель и ланч альфреско

Записки о юбилейной конференции
День первый - День престарелых, часть 2


Миклос Вето

Первым номером нашей программы стал Миклос Вето - французский философ лет девяноста пяти (может быть, ста пяти) венгерского происхождения - бывший ученик Айрис. Его возвели на сцену в лекторской аудитории имени Мэри Огилви (первого декана St Anne’s), прислонили к кафедре, оставили наедине с микрофоном, который перестал вдруг работать. Старичка на задних сиденьях почти не слышал никто, да он и сам по себе говорит очень тихо (как выяснилось позднее). Звуковую систему пробовали переустановить - не помогло. Ситуацию таки спасли вроде тем, что микрофон держал на близком расстоянии от старика руководитель общества мердоковедов. Тем не менее минут через сорок после монотонной философской фигни о Мердок и Симон Вейль, которую порол старичок с ужасно корявым акцентом, в аудитории даже философы начали носом клевать. Вторую попытку “спасти” ситуацию попробовал осуществить джентльмен, представившийся “переводчиком” (и нет, это был не Коровьев какой-нибудь, который лишь переводчиком представлялся, а настоящий переводчик, он и не пытался косить под Коровьева, представляющегося переводчиком - по всем манерам был тому полная противоположность и одетый не в клетчатое). Переводчик любезно предложил старичку-философу дочитать его скучнейший доклад, ибо сам же его переводил. Хмырь несчастный, а не переводчик - неужели, переводя эту хрень, не сумел рассчитать регламент? На вопросы в конце доклада времени не оставалось - пошли пить кофе. Я пила чай - кофе в этих местах омерзительный просто.


Первая панель


После кофе/чая — панельные сессии. Я пошла на панель под названием “Интертекстуальность: женские авторы” (ладно не перепутала с “интерсексуальностью”, как Гаррарда с Конради, хотя с таким названием панель могла быть куда интереснее). Заняла место в пустом последнем ряду, чтобы вздремнуть незаметненько, если вдруг уж совсем скучно станет. Но меня в одиночестве не оставили там: рядом чувак приземлился — я его заприметила еще на вчерашней лекции — похожий на выздоравливающего алкоголика, а может быть, таковой и есть, одетый стильно и слегка не по возрасту (ему явно за пятьдесят, но, возможно, меньше шестидесяти), волосы крашеные, загар искусственный, зубы белее зрачков — импланты, пожалуй. Вот на кой он тут сел на соседний стул, когда слева весь ряд свободен? Чувак представился Полом Хуллахом. Я в буклет тут же глянула: среди делегатов там был лишь один Хуллах, Пол - профессор университета Мэйдзи Гакуин дайгаку, руководитель общества мердоковедов в Японии. Справа села девица с именем Хана на бейджике — PhD из универа в Эксетере — вот и дали поспать мне, малообразованной. На Хане зимние боты, короткая юбочка и колготки — теплые, черные, порванные, хоть сама-то при том хороша лицом и фигурой, ее портили лишь (не считая колготок) ужимки да передергивания плечами — должно быть, Хана стеснялась. Справа от Ханы сел швед Кент Венман — позапрошлогодний знакомый, музыкант без ученой степени, хоть на том слава богу.

Не вопреки ожиданиям, панель для меня была скучной, хотя три фемины на ней выступали успешно: 1) Сабина Лавбонд — философ, профессор Оксфордского университета — мы с нею неплохо общались два года назад в Чичестере, нынче она меня подзабыла, наверное, и я сама к ней не подходила, хотя нравится мне эта тетка; 2) Джанфари Скиннер - “независимая” исследовательница литературного наследия Мердок; и свежая институточка Дона — правая рука руководителя общества. Два года назад правой рукой у него была Шона — тоже весьма симпатичная. Нынче Шона не появлялась. То Шона, то Дона — все правые руки... Невольно приходят ассоциации с профессором Френкелем и Айрис Мердок-студенткой — ну да ведь времена тогда были иные, хрен с ним (не с Френкелем, а с Майлсом-руководителем) и с его “онами”.

Ланч альфреско с осой, Кентом и Ханой в колготках

После докладов вопросы посыпались, как положено. Слушатели их задают, как я думаю, не потому, что им до невозможности интересно и прямо сил нет от дискуссии воздержаться, а по другим двум причинам: 1) проявить вежливость к выступающим; 2) насладиться звучанием своего голоса, озвучивающего сложные предложения со множеством умных терминов. Вопросы второй категории бывают едва ли короче самих выступлений. Отличилась в вопросах и PhD Хана в рваных колготках, долго вещая что-то сверхумное об “архетипах”. “Юнгом интересуетесь?” — осведомилась я у нее, когда панель завершилась, надо же было вступить в контакт с кем-то. “Не столько Юнгом, сколько психоанализом отношений на примере Канетти и Мердок”, — ответила та. Ну слава богу, мне есть о чем с нею поговорить — про Канетти и Мердок я знаю все, что пока знать дозволено. К разговору Кент Венман присоединился — и втроем мы обедали, увлеченные “интеллектуальной” беседой, аль-фреско, отгоняя назойливую осу от тарелок.

Шведский стол в колледже St Anne’s очень даже неплох. Так мы увлеклись не на шутку, что времени на посещение выставки в колледже Somerville, оставалось ничтожно мало, но я все же туда пробежалась, взглянуть на парочку экспонатов, надеясь посвятить тому больше времени на второй день конференции.

Читать дальше

Читать с начала
Tags: записки о юбилейной конференции
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments