ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Categories:

Банкет

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 10

Банкетный зал сиял праздничным убранством: цветы, хрусталь, серебро, белоснежные скатерти, крахмальные салфетки, зажженные свечи на круглых столах. Каждый стол обозначался буквой, но убейте меня, не помню, как и когда в моей руке очутилась бумажка с “Е” - должно быть, Барбора мне всучила ее еще до того, как мы спустились по широким ступенькам винтовой лестницы главного корпуса в этот зал; помню лишь, какой-то момент она радостно мне сообщила, что за ужином будем вместе сидеть. Мне уже, собственно, было без разницы, с кем рядом сидеть на банкете, хоть с самой Айрис Мердок - и я бы уже не робела нисколько, в отличие от Ауди (ее последовательницы у Джона Бэйли), или от той же Барборы перед Конради. Даже ничуть не боялась я сесть рядом с кем-нибудь скучным - после шампанского скучных не было: языки развязались у всех, даже у трезвенников, как ни странно.

Барбора села от меня справа, слева - подвижная женщина с именем “Пола” на бейджике и с приятными чертами лица; я ее заприметила на конференции, но познакомиться не удавалось - она лишь носилась туда-сюда, будто слегка угорелая, явно была из команды организаторов. Другие места за столом “Е” заняли личности, которых я раньше за скучных сочла, и мое мнение о них наверняка бы уже изменилось, будь они, а не Пола и Барбора, тут моими соседями справа и слева. Трезвой за этим столом была только Пола - не из-за ответственности организатора - просто после банкета ей предстояло домой ехать часа два за рулем.

В самом центре продолговатого зала за столом “С” сидели профессор Конради, его муж Джим О’Нил, древняя Ауди Бэйли, престарелый Миклос Вето, молодой и смазливый д-р Майлз Лисон, профессор Анн Роу, актриса Аннет Бадленд и еще двое - мужчина (статный и немолодой) по левую руку от “тетушки Бэйб”, и потому я решила, приходящийся ей супругом, и баба какая-то, относительно молодая, между доктором Лисоном и Джимом О’Нилом (доктором психиатрии). Профессор Черил Боув - ведущий мердоковед США на банкет не явилась. (Неужели контры с Конради?) Не было также там Изабель (англичанки-энтузиаста) и призрачной Имельды. Все мои остальные знакомцы рассеялись за другими столами: Эллен, Кент, Джиллиан Дули, Пол Хуллах, Ханна - интеллектуала из Эксетера, Люси Болтон, гей-френд Дэвид, Фрэнсис Уайт, Мария Пикок, Биофизик, Художница, грек Афанасиас, etcetera, etcetera - множество лиц, к каким-то могу приложить имя-фамилию, к каким-то нет, но после их мелькания передо мною в течение трех дней ощущение такое, что все равно я их знаю уже.

Вот одно из таких лиц: за соседним столом девица из Швеции, ее имени я не узнала, словом одним не обмолвилась, но несколько раз ловила себя на том, что ее рассматриваю. Я уже говорила где-нибудь в этих записках иль нет, что шведы - самый красивый народ на этой планете? Пусть другой кто-то считает такими японцев, итальянцев, бразильцев и прочих; мое мнение - это шведы. Их тут несколько на конференции, а не один только Кент, считающий себя единственным фанатом Мердок во всей Швеции, где он в этом так одинок. Одинокий он разве что в том, что по сравнению с его соотечественниками не так уж внешне хорош, да и тем еще, что остальных шведских “фанатов” к энтузиастам не отнесешь - все философы-теоретики, прикрепленные к разным кафедрам Швеции. Вот про эту девицу не знаю, из какого она универа и какую исследует там философскую тему (если честно, я даже Мердок к философам не отношу, хоть убейте, да и вся философия в общей сложности мне, собственно, похеру); вижу лишь, что девица красива, как черт, на актрису-модель Руби Роуз чрезвычайно похожая. И такая ж “томбоишная” - не исключено, что себя видит парнем скорее, чем девкой, сексапильна, как могут быть только томбои - в привлечении внимания к себе со стороны разных личностей обоих полов. Таковых тоже хватает в романах у Мердок, она и сама ведь подобной была - по выражению фон Мотесицки, “с лицом интересным для тех, кто поймет, что она не женщина, а мужчина”. Девица в курсе своей сексапильности - нарциссизм через край в ее взглядах и позах - мне это не нравится, потому как я в этом себя узнаю в ее годы, хотя чего уж греха таить - она привлекательнее намного.

Ужин был для настоящих гурманов и ценителей редких вин. Под первое блюдо (зеленый холодный супчик, который я доесть не могла) подавали отличное Chablis Louis Moreau, под второе (нежнейший шатобриан с гарниром из сливочного пюре и запеченных экзотических овощей) - насыщенное и терпкое Zensa Primitivo Organic, чей вкус восхитил настолько, что я опустилась до фотографирования этикетки, несмотря на свой обычный цинизм по отношению к итальянским винам. На десерт подали такой восхитительный чизкейк, что я послала подальше свою диету. Даже кофе вдруг оказался очень приемлемым для моих кофейных рецепторов. У всех остальных делегатов все больше развязывались языки. Всем было офигительно хорошо: мир и во человецех благоволение.



Читать продолжение

Читать с начала
Tags: people, записки о юбилейной конференции
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments