?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись / Prev | Следующая запись / Next

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 11

В десять вечера все были пьяными в жопу. Еще бы: вино (да такое!) лилось, в натуре, рекой - официанты орудовали виртуозно: подливали: не дожидаясь, когда у кого-либо бокал опустеет. К трибуне с микрофоном подвели профессора Конради, хоть на ногах он стоял вполне еще твердо, но язык заплетался:. “В день кремации Айрис мы с Джоном Бэйли прочли Кадиш Ятом”. Эту вступительную фразу профессора я сочла очень уместной, несмотря даже на то, что мы тут вроде как собрались праздновать ее день рождения, а не день смерти: даже если у нее было конкретного отношения к иудаизму, имелось оно у нее к иудеям - религиозным и не очень. Во фразе я также расслышала знакомое что-то до боли - будто зов предков пронзил вдруг дуновением со стороны святой земли:
“And was Jerusalem builded here
Among those dark satanic mills?”


Однако первую фразу выступления Конради я, кажется, недавно прочла в той самой книге его мемуаров, против которой Черил Боув выражала столь явный протест. Книгу я еще не дочитала - она лежала в моей сумке в ожидании момента заполучить авторский автограф, но за всем этим ужином я о ней напрочь забыла. Дальнейшие фразы выступления Конради слились в нечто уже где-то когда-то услышанное/прочитанное - я поняла, что для полного воспроизведения достаточно дочитать книгу, и это я могу сделать позднее.

Второй жене Джона Бэйли, которую во время ужина Джим О’Нил (доктор психиатрии) несколько раз водил под руку в туалет, вручили букет цветов. Ну, тоже уместно, чего уж. Ауди расчувствовалась и тоже решила сказать речь (к трибуне ее впрочем не приставляли, просто поднесли микрофон): “У нас с Айрис были прекрасные отношения: и наш брак с Джоном был очень счастливым, потому что мы каждый день могли, не переставая, говорить о ней”. Ауди потянулась за сумочкой и достала из недр авторучку: “Та самая, которой писала Айрис”, - в каких только страшных загашниках дома на Charlbury Road, печально известного своим бардаком, она откопалась вдруг? Вообще удивительно, что она сохранилась с тысяча девятьсот - хрен знает - какого года, когда пораженная Альцгеймером Айрис уже перестала по назначению ее применять… Хотя ручка - такое ведь дело… И Айрис к своим все же бережно относилась, наверное, вряд ли одним лишь Монт Бланком пользовалась за всю многолетнюю писательскую карьеру. Одну из ее ручек я точно видела под стеклом на выставке картин Гарри Вайнберга в 2014-м - там, возможно, была другая ручка совсем. Помпезно Ауди вручила ручку Анн Роу - та приняла ее в свои дрожащие руки: “Ваш щедрый подарок, миссис Бэйли, перейдет на почетное место в архиве Мердок”. Анн - молодец, пусть и она никого из них тут не трезвее, но все же слюней и соплей не распустила, пока плакала от восторга. Хорошо, молодец, по-английски.



Не менее по-английски я ухожу с банкета, почти ни с кем не прощаясь. На часах уже почти одиннадцать. Мне бы успеть на последний поезд, чтобы не ночевать на вокзале. Забираю свой чемодан из камеры хранения, кладу в него свои “каблуки”, надеваю кроссовки - и качу чемодан по темным улицам Оксфорда к вокзалу. Успеваю с запасом, чтобы еще посидеть там на лавочке в ногах у заснувшего бомжа, перебирая свои впечатления.

Сегодня день рождения Айрис, завтра - мой будет.

Читать с начала
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

больше петуха
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner