ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Categories:

10 декабря

Произошло событие - очень печальное, но не могу не отметить его, хоть это прервет череду легкомысленных записок, которыми заполняю свое ЖЖ пространство в преддверии Кристмаса (к которому я, если честно, отношусь без фанатизма, но надо же как-то поддерживать позитивную атмосферу дурдома). В ЖЖ именно и не могу я пройти мимо этого события.

Ушел из жизни Андрей Матвеев - екатеринбургский писатель. Мой ЖЖ френд. Знали мы с ним друг друга лишь виртуально, но вот боль от утраты совершенно реальная. С Андреем нас познакомила Леночка Сает (sherry_1111 - другая близкая френдесса по когда-то очень теплому ЖЖ, но с которой мы, тем не менее, встречались раза два или три в Москве - даже есть вещественное доказательство в виде видеоролика, что у меня в профиле уже несколько лет висит). Это было в 2011-м году, я сидела уже не первый месяц дома без работы, которой лишилась, сперва добровольно уйдя под сокращение, а затем боялась искать, и день ото дня все глубже погружалась в депрессию. Состояние удрученности и полной безысходности было вызвано не столько отсутствием работы, сколько потерей трех самых близких в моей жизни женщин - одна за другой ушли мама, Вера, Людмила… То, что именно тогда я написала роман (вернее, закончила сказку, которую начала сочинять Людмила), тоже было обусловлено этими потерями, я лишь спустя какое-то время сама поняла, что получилась та книга ни о любви никакой вовсе, а о смерти. Леночка-Шерри была редактором этой книги, и наше общение с ней в то время было довольно тесным. В какой-то момент она предложила мне зафрендить Андрея.

Что я и сделала. Он в момент нашего знакомства в ЖЖ тоже в какой-то депрессии находился (во всяком случае мне так показалось) - и мы стали общаться с ним ежедневно, но как два мизантропа, которые лишь компанию друг друга как-то выносят. Если честно, то мое зафрендживание Андрея было не совсем уж лишенным каких-то расчетов: он был в определенных кругах признанным писателем, издавался неплохо, а мне, как и прочим (уверена - без исключения всем) авторам, написавшим свой первый роман, хотелось его публикации - да широкими тиражами, конечно. В самом начале нашего знакомства я рассчитывала на то, что Андрей этому поспособствует как-то - замолвит словечко в своем издательстве, на худой конец даст полезный совет. Ничего подобного он не сделал однако - слишком умным Андрей был человеком, слишком многое понимающим в жизненной обстановке (и в частности - в области российского книгоиздания), и писателем был не просто издаваемым, а хорошим. Который писал хорошо очень, да. Я отправила ему свою рукопись. Он, конечно, ее не прочел даже. Может, попробовал несколько первых страниц - а потом признался искренне, что книг художественных вообще не читает в последние годы. Он все знал и все видел: какой из меня, в самом деле, писатель? Но если бы удалось моему роману зацепить его теми несколькими строками, что он прочел (по моей докучной просьбе), да так, что он разглядел бы в них безусловный талант, говорить мне об этом смысла не было никакого: он знал все, просто знал…

Конечно, такое явное игнорирование состоявшимся писателем моей “нетленки” меня задевало, но не настолько уж, чтобы уходить от общения. О том, как я проводила часы в одиночестве, например, гуляя по лесу, окруженная мрачными мыслями. Или как ругалась с механиками в гараже, что мою старенькую машинку отремонтировать не могли. Или о том, как ему вырывали зубы - один за другим, а потом пришлось делать вставные. Такие разговоры могли бы, казалось, повергнуть обоих нас только в еще большую депрессию, но они, как раз наоборот - словно помогали нам жить. День за днем. День за днем. День за днем. Порой мы просто часами говорили о своих питомцах - он, как и я, похоже, любил животных сильнее, чем людей. И когда вдруг на меня позитив на какой-то момент накатывал и я с ним делилась: “А, возможно, я все же не похерила окончательно свою трудовую карьеру - и когда-нибудь возобновлю работу”, - имея в виду обычную офисную, а не “писательский” труд, который привел бы меня к желанным лаврам. “Конечно, возобновите, я просто уверен”, - говорил Андрей. И это он знал тоже.

Летом 11-го года я вдруг не на шутку увлеклась биографией Айрис Мердок. Так уж совпало, что этого автора Андрей как раз очень любил, и каждый раз с нетерпением ждал моих текстов о ней. Он в те дни страдал от зубной боли и в моих постах об Айрис находил странное облегчение. Комментировал он всегда первым. Иногда наши с ним комментарии по теме заворачивались в глубокий тред, а иногда он лишь коротко говорил: “Спасибо! Дальше!” Для меня, тем не менее, это было так вдохновляюще... Знал и то он, что если уж не в состоянии я бороться с потребностью графоманить, то пусть не романы тогда. Зато Айрис Мердок - это наше с ним всё. Даже “шуточно” дни рождения вместе праздновали: они у нас один за другим, у Андрея 12-го, у Айрис 15-го, у меня 16-го. Айрис, считай, ровно на 45 лет меня старше, Андрей - на 10 и на 13 лет он моложе моей мамы, которая родилась тоже в июле, а ушла 10 декабря, как и он, но семнадцатью годами раньше.

Спасибо за то, что Вы разделили кусочек моей жизни, Андрей. За то, что делились своими кусочками - так искренне и порою так щедро… Прощайте, дорогой друг. Земля Вам пухом.

Tags: friends-relatives-countrymen, горе
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments