ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Categories:

On the twentieth day of Christmas

Мэри упала. Я не Мэри-Святую Деву Марию имею в виду (что было бы актуально в преддверии Рождества), а свою недавнюю знакомую - 85-летнюю Мэри Пикерсгиль, доктора философии, бывшую ученицу Айрис Мердок.

Случилось это в кафе для для членов Королевской Академии (к которым доктор Мэри, безусловно, принадлежит), где мы договорились встретиться нынче за чашечкой кофе. День с утра не задался для Мэри: началось с того, что утром она обнаружила на кухне “молочное море, кисельные берега” - пакет сливок вечером накануне положила на полочку в холодильнике не на тот бок - протекли сливки. Пришлось потоп ликвидировать, а то ведь и Кристмас мог быть подпорчен запахом на кухонном полу. Это стало первым из ее нынешних злоключений. Во вторых, она зачем-то решила пересесть на табуретку за столиком, что где мы с нею сидели, чтобы сквозь окно солнце глаза не слепило - откуда вдруг солнце взялось в Лондоне на 20-й день декабря....

Табуретка оказалась трехногою. Не бракованной какой-нибудь табуреткой, у которой четвертой ноги нету, а задуманной лишь о трех ногах каким-то дизайнером-оригиналом. Много ли надо 85-летней старушке, если табуретка о трех ногах, будь она хоть трижды доктором наук (старушка, не табуретка). Раз - и всё упало: табуретка на бок, старушка - на попу, неловко голову запрокинув так, что она ударилась об угол стола и расцарапала ей макушку до крови. Я помогла ей подняться, усадила на диван, помчалась к секьюрити гарду за аптечкой. Пришел секьюрити гард - как мне показалось, веселый ирландец с похмелья, приложил лед Мэри на голову. Кровь не текла больше, Мэри велела никому больше не суетиться. Просидели с нею еще часа два в этом кафе, о том, о сем проговорили, затем пошли в другой кафе, где мы в прошлый раз целый день почти провели, пообедали и еще часа два просидели.

Почти не говорили на сей раз об Айрис - я вопросов не задавала: пусть Мэри не думает, что интересна она для меня лишь потому, что была студенткой у Мердок. Правда, она мне обещала написать по имейлу о том, что она говорила на мероприятии в университете Чичестера в октябре, что я чересчур активно, пожалуй, для нее организовывала, не имея возможности приехать сама. Но разговор потом вышел на мемуары Джона Бэйли, которые впечатлили меня негативно лишь, а ее наоборот, скорее. Мне казалось, что Джон излил свою горечь от Альцгеймера жены, свою обиду и ревность, что в нем копилась, возможно, все их совместные годы - местами его мемуары звучали зло и высмеивающе. Мэри лишь нашла в них нечто ироническое: “Ну, смешно смотрелась она с помадой на губах, что нанесла неумело, я как раз это понимаю - ей хотелось впечатлить кавалера, а опыта, а для кокетства ведь тоже нужен опыт, схватила помаду, что под рукой оказалось - ширк-ширк, ну сойдет…” Мэри упустила из виду отношение самого Джона, который кроме вульгарности в помаде той ничего не увидел…

Мисс Мердок самой Мэри-студентке казалась преподом, у которого нет и не может быть личной жизни.

Распрощались тепло, пожелав Хэппи Кристмас друг другу. Я прошлась по центру Лондона чуток, любуясь на праздничные огни, пока сильный дождь меня к метро не погнал.




















Tags: advent calendar, my london, people, photos, мердокодеятельность
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments