ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Category:

On the twenty-third day of Christmas

Санта делился впечатлениями от новой экранизации Christmas Carol, недовольный лишь тем, что роль жены Боба Крэтчета исполняет темнокожая актриса. “Задолбала политкорректность! - жаловался Санта. - Все это добром не кончится!” Нынче главной новостью на Би-Би-Си оказалась расистская выходка английских болельщиков: кто-то из них кричал по-обезьяньи, а футболист Антонио Рюдигер принял это на свой счет - он сьерра-леонского происхождения. Санта Клаус решил, что белый расизм не задушишь-не убьешь - нет-нет да пробьется, хотя бы у футбольных болельщиков.

Миссис Клаус с ним не согласилась. Она только что закончила читать Girl, Woman, Other (второй победитель нынешнего Букера, написанный темнокожей Бернардин Эваристо), и книга лишь подтвердила ее мысли о том, что белый расизм себя практически изжил: ему на смену приходит все более упрямый и злой расизм черный. То, что услыхал футболист-негр, гоняя мяч по Лондонскому стадиону Челси, вовсе не означает, что какой-то там пьяный белый болельщик решил его оскорбить. Возможно, Рюдигеру показалось. Возможно, он просто решил раздуть скандал на ровном месте, там, где и намека не было на оскорбление. Как в одном из рассказов Girl, Woman, Other - о девочке нигерийского происхождения, чьи незаурядные математические способности проторили ей прямую дорогу в Оксфорд. И вот сидела она там, вся бедная и черненькая среди богатеньких и белых других первокурсников и боялась рот перед ними открыть, дабы не затравили ее. Кто-то рядом бросил на ходу: “So ghetto…” О, какой страшный зов предков эта реплика разбудила в ней, как ей захотелось развернутся да заорать в лицо обидчице: “Excuse me? ex-cuuuuuse me? say that to my face, byatch!” (там, откуда она явилась могли бы убить и за меньшее). Но ведь она могла и ослышаться… Вместо “ghetto”, кто-то мог говорить на ходу собеседнику: “GET TO the library”.

За несколько месяцев бедная нигерийская математичка привыкла к жизни в Оксфорде, завела себе белого бойфренда, у которого был пунктик - тянуло только на черных девиц, научилась говорить с белым акцентом высшего английского общества. Закончив университет, она поступила на работу в инвестиционный банк в Сити и вскоре стала его вице-президентом, вышла замуж за английского лорда и забыла о своем происхождении.

Миссис Клаус, делясь нынче за завтраком с мужем Сантой впечатлениями о рассказе из сборника Girl, Woman, Other, высказала лишь одно свое (спорное) мнение: что таких выдающихся математиков среди нигерийцев нет и быть не может. Они есть среди индусов и, уж конечно, среди китайцев, но среди нигерийцев (увольте меня, говорит миссис Клаус) могут быть лишь очень хорошие бегуны, прыгуны и танцоры. А в инвестиционном банке Сити они могут быть также среди посредственных и зачастую ленивых проджект-менеджеров, но чтобы на должности вице-президентов (увольте меня, еще раз).

Сама книга произвела все же куда более сильное впечатление, нежели The Testaments (белой Маргарет Этвуд): Эваристо - прекрасный автор. О негритянках разного происхождения, она знает все (ну, почти все - с девушкой-математиком лишь небольшая осечка, надо было ей выбрать талант в иной области). Белых героинь в Girl, Woman, Other в книге нет.

Во второй половине дня Санта и миссис Клаус сходили пешком (олени в стойле ели морковь, готовились к рождественской ночи) в местный магаз Маркс и Спенсер, где куча народу сегодня, как ни странно - все белые, все почти парами разнополыми, и практически все предпенсионного возраста.










Tags: advent calendar, photos, reflections, буки, заметки принцессиальной жизни
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments