ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Дневник - 9 апреля, четверг

Хорошо день начался. Нынче ведь с утра важно что? Если, проснувшись, различаешь запахи. Различаешь? Значит, коронавируса нет — день хороший.

Тепло, солнечно. Хоть и встала сегодня я позже обычного, до начала работы успела протереть полы и мебель в верхних комнатах. Санитария — большое дело. И гигиена: приняла душ, помыла голову, просушить не успела лишь, первое утреннее совещание началось. Да при такой погоде можно и не сушить голову, сама высохла за полчаса.

Мой черед готовить ланч. Гейб захотел опять болоньезе с пастой-лингвини. Купил фарш и лук, но не нашел ни пассаты, ни томатов законсервированных. Припёр какой-то иной соус, который готовить не надо, лишь разогреть — и поливай им, типа, что хочешь. Какой уж с ним болоньезе? Но я схитрила: когда лук и фарш уже хорошенько осели в соуснике, добавила туда щедрую порцию чесноку, чили-перца, ложку томатной пасты, чуток сливочного масла — и влила бокальчик примитиво, что в воскресенье откупорила, а насладиться им не сумела, как следует. Примитиво впиталось быстро, второй бокальчик вливать туда я все же пожопилась — это вино для питья все же, а не для готовки. Добавила простой воды, довела до кипения и убавила огонь до минимума, все это томилось минут сорок. Когда (в отдельной кастрюле) уже и паста-лингвини была готова, влила в соусник содержимое той банки, что Гейб вместо пассаты припёр, перемешала — и все. Можно было накрывать на стол.

Такого вкусного болоньезе я ни разу в жизни не ела. Я к нему вообще так себе отношусь: дежурное блюдо типа, когда лень придумывать что-то еще. Но под то, что вышло сегодня, я даже выпила еще полбокальчика того самого примитиво. Гейб себя очень хвалил: купил, говорит, какие надо продукты.

И все же настроение не продержалось хорошим до вечера. Смертей много опять. Меньше вчерашнего на полсотни, но и это еще не пик ведь. Да истории, что скрываются за разными жертвами... Неправда, что этот вирус “выравнивает” все население планеты: если британский премьер-министр в реанимацию загремел, это не значит, что все прочие равными оказались. Статистически больше всего умирают пожилые мужчины, которым за восемьдесят, но… возьмите Америку ту же: там пока что не умерло ни одного из старпёров-мультимиллионеров. Там негры мрут, словно мухи, которые живут в “муравейниках”, работают там, куда ни один белый не пойдет из расовой гордости… В ЮК гибнет масса людей, у которых зарплаты чуть больше пособия, но без которых ни одному богачу не обойтись: сиделки, медсестры/медбратья, клинеры…

У нас на работе вдруг пришло угрожающее затишье… Если в конце первой недели в локдауне СОО Леон написал, как мы славненько потрудились, а в конце второй с “сожалением” заметил, что пришлось отправить часть сотрудников в вынужденный отпуск, то в конце третьей (сегодня конец рабочей недели, завтра пасхальный уикенд начинается) не написал ничего. Ни строчки. Ни слова. Я специально не отключалась от рабочей связи лишние полчаса, все ждала хоть какой-нибудь весточки. Думаю, после этого уже вряд ли придется чего-то хорошего ждать. Нашему бизнесу во всемирном локдауне, когда нигде нет никакого спорта, не выжить. Самое оптимальное — перестроится на казино, на покер, но мы в этом деле не специалисты…

Прошлись с Гейбом по улице, разговаривая о тревожном. Иногда надо выговориться. Все же главное нынче — это не потерять не работу, а жизнь, сохранить здоровье (психическое, в первую очередь).

В восемь вечера на нашей церкви забил колокол: соседи вышли на улицу похлопать тем людям, которые сейчас в силу своей профессии или волонтерно сейчас заботятся о других. Вышел и наш сосед-работник крематория (вот уж кому хватает нынче работы). Все хлопали, он тоже, о чем-то шутил и громко смеялся.

А я вспомнила вдруг своего бывшего коллегу Азифа — единственного настоящего друга среди ортодоксальных мусульман. Тринадцать лет назад был в моей жизни очень страшный период — несколько месяцев, которые я не знала, как пережить, и Азиф однажды просто сел рядом и тихо процитировал из Корана: “After hardship comes ease”. Навсегда я запомнила эту фразу, и знаю точно, что она — правда.





Tags: coronavirus, food and drink, friends-relatives-countrymen, news and weather, photos, work
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments