ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Oh what fresh hell is this?

Дневник - 24 мая, воскресенье

Не заладился день. Лишь Ёра принес хорошую новость утром: встал нынче, прям как здоровый, первый раз с того дня, как ковидом заболел, только нюх вот еще не вернулся, хоть и в этом есть свои преимущества.

Зато Гейб смурной еще со вчерашнего: погода плохая, — говорит, — и голова в придачу болит. Сорвался на меня за простой вопрос о самочувствии: если заболеет, — говорит, — так поставит в известность без лишних вопросов. Похоже, и у нас два месяца заточения в одном помещении начинает давать свои гнилые плоды.

В Теско кассирша попалась нервная — вообще-то они там обычно все позитивные: шутят, подбадривают, раздают комплименты… Бывают кассиры, которые просто молчат, но и они улыбаются бегло. А нынешняя указала перстом, чтобы я не подходила к ней ближе, чем на два метра. На мне, блин, написано разве, что я из тех идиотов, которым дистанция похеру, готовых послать на три буквы (четыре английских) локдаун и ковид и всех, кто его игнорирует?! Я к ней находилась не ближе, чем метра за три! Спросила меня, сколько возьму пакетов — другие об этом не спрашивают, им просто в конце говоришь, сколько пакетов потребовалось, и пробивают нужную стоимость. Откуда я знаю, в скольких пакетах на сей раз уместятся мои продукты?! Сегодня хватило трех: бумажные полотенца, большую коробку корнфлейкс, мешок кошачьего наполнителя и букет гвоздик я не стала в пакеты складывать, не для экономии 10 пи за каждый, а чтоб кассиршу нервировать меньше. Кругом один страх, одна ненависть. Страх, ненависть. Ненависть, страх…

Машина моя покрылась толстым слоем пыли, тополиного пуха, кое-где — птичьего помета. Гейб каждый вечер говорит, чтобы я утром напоминала ему машину помыть — он выльет ведра три воды. Тут сейчас тремя ведрами не обойдешься, да и надоело мне Гейбу не напоминать по утрам — хотела сама помыть, лет 10 не делала этого, если не дольше: мы возим на мойку в Эйлсбери, где вручную трут машину снаружи и внутри пылесосит целая бригада албанцев, но локдаун все эти бригады прикрыл, не у нас одних машина в пыли, пуху и птичьем помете стоит… Однако не нашлось в нашем хозяйстве ни шампуня для мытья авто, ни подходящей губки. Глянула в интернет, где бы мне сейчас эти предметы купить без лишних проволочек, и обнаружила с удивлением, что наша албанская мойка открыта. “Наверняка с соблюдением всех социально-дистанционных и санитарных мер”, — подумала я и поехала в Эйлсбери.

Это был первый мой выезд за пределы Принцес Ризборо с начала марта. Думала, получу удовольствие от драйва по кантри-роудам. А вот хрена я его получила! Наоборот, куда меньшее удовольствие, чем получала я от вождения до того, как локдаун начался. Во-первых, велосипедисты расплодились, как тараканы. Их и раньше хватало (а у меня не хватало на них матерных слов), а сейчас и подавно: обнаглели совсем велосипедисты, думают, им принадлежат сейчас все дороги. Во-вторых, многие автомобилисты, похоже, думают то же самое: кто-то из них не прекращал ведь свободное передвижение, даже когда ограничения локдауна были довольно строгими: кому-то из них приходилось ездить на работу, а кто-то вообще работал в авто: курьеры, таксисты… Не знаю, правда или нет, что во время строжайшего локдауна снимали ограничения скорости на дорогах, и так как машин было, действительно, меньше намного, все, кто ими пользовался, перестали, к примеру, мигать на поворотах, стали прочие правила игнорировать. Люди, казалось бы, лишь порадоваться могли и приветствовать прибавляющихся водителей на дорогах: ослабевает локдаун, скоро все станет прежним — так ведь наоборот! Завсегдатаи словно орут на лобовое стекло: “Мы тут ездили, пока вы дома отсиживались, куда вы теперь-то поперлись?!” А новички-то водители-дурачки, думают, сейчас машин на дорогах все еще мало, так им спокойнее учиться водить, к ним снисходительнее отнесутся… Размечтались, глупенькие. Кругом одна ненависть. Страх и ненависть, ненависть, страх… Люди не стали лучше, пока в карантине сидели, они еще хуже стали намного.

На автомойке в Эйлсбери машин меньше, конечно, чем в прежние выходные, но мойщиков-албанцев — ничуть не меньше, скорее, наоборот: на каждую машину налетают стайками, как воронье, какие два метра дистанции там… Появились среди них и женщины — возможно, из тех, что в локдануне потеряли работу уборщицами в других местах. Жалко до боли мне этих албанцев: как только они выжили… И все же вряд ли поеду туда еще, пока не закончится пандемия. Никаких мер они не соблюдают: мало того, что им два метра пофигу — не только между собой, но и с клиентами, так и масок не носят, бесконтактных способов платежа не рассматривают (берут, как и прежде, наличными только). Как раньше спрашивали у каждого въезжающего на мойку через опущенное стекло, какую из трех видов услуг им оказать (мытье машины снаружи, внутри и снаружи, мытье плюс лакировка), и выдавали соответствующий бумажный купончик, так и сейчас: подошел ко мне один из албанцев, вынул из пачки замусоленных купонов “Опцию Номер Два”. Блин, надо было первую выбрать: все же не такой страшный бардак у меня в салоне, не пришлось бы потом бояться, сколько вирусов занесла мне туда целая бригада с их тряпками и пылесосами, да и не пришлось бы самой выходить из машины, боясь натолкнутся то тут, то там на очередного мойщика. Так старались и драили мой салон, что кусок резиновой прокладки слегка отклеился от дверцы. Когда одному из мойщиков указала я на эту оплошность, тот подошел нехотя, пыхтя сигареткой, поплевал на палец — приклеил подкладку, глянул на меня, словно на идиотку, мол, сама не могла что ли?.. В глазах недоброе что-то… Ненависть? Страх? Страх, ненависть...

Вернулась домой, приготовила свиные отбивные с цветной капустой на ланч. Посмотрели с Гейбом фильм Хичкока Vertigo. Правда, я вырубилась на диване в первые двадцать минут, но конец застала — все очень красиво у Альфреда-нашего-мистера-Хичкока. Потом я запойно и допоздна смотрела The A Word на iPlayer.

По всем каналам склоняют нашего серого кардинала Доминика Каммингса, нарушившего локдаун: в отставку ему подать велят, да Борис Джонсон его простил: любой бы родитель поступил так же, как Доминик, — говорит, уехавший за триста миль от своей лондонской резиденции к жене и ребенку на север. Нихрена себе… А как же сотни тысяч других родителей (из которые многие — престарелые, немощные), которые третий месяц не видят своих детей?








Tags: cinema, consumers beware, coronavirus, food and drink, grumpy old woman, news and weather, photos, tv
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments