ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Category:

Дневник - 14 июня, воскресенье

Про Скрипалей сняли трехсерийную драму, вернее, про их отравление в марте 2018-го, называется The Salisbury Poisonings. То есть, эта драма, основанная на фактических событиях, где даже имена персонажей не изменены, представляет обстановку в Солсбери, в которой оказались вовлечены полиция, врачи, местные и государственные органы власти, люди, ставшие прямыми и побочными жертвами отравления сверхтоксичным “Новичком”. Потому что все фамилии, хронология и прочее не изменены, драма смотрится, почти как документальная передача типа “Панорамы” или “Вотчдога”. Первую серию в прямой трансляции по Би-Би-Си смотреть мне было вполне интересно: я не очень-то следила за теми событиями два года назад, а сейчас они воспринимаются довольно остро в свете коронавирусной пандемии. Вторая серия появилась на iPlayer сразу же, я заодно и ее посмотрела, но в ней уже многое раздражало: слабый сценарий, стремление внедрить “философскую мистику”, которая на фоне вялых реплик и вялых же персонажей смотрелась по-идиотски, какая-то недоделанность. Я сразу не поняла, что там три серии, а не две: третьей пока нет в прокате, поэтому под конец второй возникло недоумение и недовольство, однако надеюсь, что третья серия балансирует недостатки.
До “Солсбери” я смотрела фильм Bend It Like Beckham 2002-го, наконец-то сподобилась. Фильм вполне симпатичный. А до фильма мы с Гейбом смотрели последний (самый, пожалуй, смешной) эпизод третьего сезона The Last Tango in Halifax.

Помимо ударной дозы телевидения нынче я (чуть менее ударно) занималась уборкой кухни, готовила ланч из сибаса, салата триколоре, картошки-роуст. Запивали мы это все сидром, намного вкуснее, чем грузинское “янтарное”. От грузинского кстати меня вырвало ночью, впрочем, может и не от него, просто в субботу на ночь слегка переела, такого я больше делать не буду, клянусь, как, возможно, готов был поклясться герой рассказа Чехова “Конь и трепетная лань” Вася Фибров, который всю ночь мучился с очередного перепоя, а на рассвете с ним “происходит неприятный казус, так знакомый по своим утренним посещениям пьющим людям”. (Интересно, Чехов использовал где-нибудь в публикуемых при жизни своих произведениях выражения типа “блевать” или “срать”.) Так омерзительно становится Васе, такое отчаяние охватывает, что он готов поддаться уговорам жены и переехать из Москвы, побуждающей его к беспробудному пьянству, в провинцию.

Но все ж я не Вася. Не Вася я. Сегодня — лишь бокал сидра.


Tags: books, cinema, food and drink, tv
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments