ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Category:

Дневник - 7 августа, пятница

Буся возобновил похабную привычку концерты устраивать ни свет ни заря. В половине пятого утра завел громкое соло на весь дом, возомнил себя петухом. Надеюсь, соседей не переполошил. Встала я, что же делать, хоть и солнце еще не взошло: день на убыль пошел. Кормить Бусю и Джинджу не стала, только в сад выпустила, чтоб нагуливали аппетит. В семь утра меня разбудила Джинджа, обрушив всю тяжесть своего тела на мою чахлую грудь: “Кушать, мамо, хоцю”, — говорит. Встала опять я, подсыпала им еды в миски. Снова заснула почти до восьми, вставала с большим трудом в третий раз, под обрывки дурацких картинок очередного нелепого сна.

Жара грянула, как и грозили синоптики. Я все приготовила: “бассейн” (то есть ванну с холодной водой), солнечный крем, купальник, циновку для загорания на газоне. Все эти меры спасали меня нынешним летом уже неоднократно, но сегодня даже их недостаточно: духота страшная, как перед грозой (ее-то как раз не обещали).

На обед повторила меню прошлой пятницы: сибас, картошечку, зелень, да еще пучок спаржи Гейб нынче купил — очень уж любим мы сибас и аспарагус. Я его приготовила в стимере, получилось удачно: такой нежный весь, хрустящий, полила соусом из оливкового масла, лимона и чеснока.

Умею готовить я, хоть это делала не всегда. Если честно, я никогда и не умела готовить, из кулинарных навыков владела лишь приготовлением борща да выпечкой торта “Чебурашка”. Предки мои не были потомственными кулинарами, хотя у хозяйки в любом поколении было что-нибудь “фирменное”: у бабушки Ксеньи — ватрушки с картошкой, у мамы Али — “цыпленок табака” (впрочем от истинного рецепта лишь одно название, по сути она лишь как-то особо жарила курицу). Ну варенья, компоты. Солить-овощи-мариновать у мамы получалось неплохо. Все остальное — что та, что другая, что я готовили лишь постольку-поскольку, есть-то ведь надо всем, каждый день и особо — по праздникам. В какой-то момент я насобачилась овощи резать и на терке тереть, так что стала типа “семейным специалистом” по салатам под майонезом.

Готовить я научилась где-то в 2009-м году, из-за кулинарного сайта, что мы с подругой затеяли как “проект на продажу”. Только так вышло, что я осталась одна с этим сайтом. Коммерческой жилки продать наработку мне не хватило, ну да хоть натренировалась на готовке всяческих блюд и их фотографировании.

Даже пекла разные торты в то время (на что сейчас даже в локдауне вряд ли сподоблюсь). Помню, большущий кусок одного торта отнесла Тане-соседке, так она с год вспоминала “экспириенс”: никогда в жизни она не ела подобных, все спрашивала, когда же еще испеку.

Тот кусок презентован был Тане в благодарность за помощь, что она мне оказала как-то раз неожиданно. Гейб в ту зиму уехал к маме в Россию на несколько месяцев, я осталась одна. Вернее, вдвоем с пожилой кошкой Тибой. У той был артрит, иногда обострялся, надо было давать ей таблетки, но Тиба была дурной пациенткой. Лекарство давать ей удавалось лишь в четыре руки, а у меня-то ведь две только. Пришла я как-то с работы домой холодным зимним вечером, гляжу — Тиба хромает. Что делать — я переоделась в старую невзрачную пижаму, на которую Тиба могла бы плеваться, рвать когтями и прочее, Тибу в охапку, пытаюсь в ее пасть таблетку втолкнуть… Какой-там. Одну таблетку выплюнула, вторую, исцарапала мои руки в кровь, сама вся под стрессом. Я в рев… Тут в дверь постучали…

Как неловко было мне дверь открывать в таком виде: в старой страшной пижаме, с зареванным лицом, руками в крови… Но не открывать было еще неудобнее: свет в окнах горел, изнутри небось весь наш с Тибой шум доносился — не открывать было просто невежливо.

Соседка Таня принесла бандероль для меня, которую ей доставили днем, пока я была на работе. Подивилась, меня на пороге увидев: “Что тут у вас происходит?!” Мы с ней до этого и не общались практически, лишь на уровне “How Are You?” мимоходом, она даже не знала, что я в доме уж не первый месяц хозяйничала в одиночку. “Не могла меня позвать что ли помочь с кошкой?” — спросила, когда я ей объяснила, в чем дело. В общем, без Тани нам с Тибой пришлось бы страдать: ей физически, мне морально (но и физически тоже, возможно). Потому и торт, собственно: я в честь Тани его испекла, но и самой хотелось попробовать: ни один из рецептов своих я тогда не повторяла, каждый раз что-то новое.

Гейб вернулся весной, а потом я потеряла работу. Все надеялась сайт превратить в “дело”, дающее бабки, но… я не тот сорт. Кушали мы с ним зато хорошо, но никакой радости от приготовления блюд я тогда не испытывала, наоборот, лишь осточертевало всё — чем дальше, тем больше. Вечерами мы выходили гулять, Гейб меня спрашивал: “Завтра что будешь готовить?” Я срывалась: “Да ёбтвоюмать! Даже поговорить не о чем больше! Все разговоры лишь вокруг жратвы вращаются”. Гейбу понравилось выражение, после чего он по вечерам спрашивал ёмко: “Ну так завтра — вокруг чего мы вращаемся?”

Не совсем “мемуарная проза” тут, но все же дискурс в прошлое. Не слишком далекое, впрочем — десятилетней давности. Вспомнилось за обедом с сибасом и спаржей, под бокальчик охлажденного новозеландского. Хэппи фрайди вам всем.

Из архивных фото:

Торт, что я испекла в благодарность соседке, был одним из этих, наверное (какой из них точно, конечно, не помню):



















Tags: food and drink, ginger and fred, photos, Тиба, мемуары
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments