ilfasidoroff (ilfasidoroff) wrote,
ilfasidoroff
ilfasidoroff

Categories:

Про Бусю

Дневник - 26 августа, среда

Нам выпало испытание нынче. Буся наш заболел. Может, и не заболел, впрочем (сразу-то не волнуйтесь, TWIMC, лучше прочтите, что ниже я накатала, если только не слишком брезгливы вы и есть время на лонгрид). Также рекомендую к прочтению владельцам котов — тут уж не до брезгливости, а просто есть вещи, которые нам с вами надо знать.



Утром я вставала лоток чистить (было от чего, то есть исправно пьют и кушают наши котики), потом снова ложилась, засыпала, просыпалась — типичная утренняя канитель последних пяти месяцев. Ну и где-то между завтраком и началом моей работы Буся будто решил мне продемонстрировать, как умеет он писать в лоток — стоя так, по-мужски, подняв хвост трубой. И, кажется, не получилось, то ли мочевой пузырь был пустым, то ли еще что-то там не сработало… Буся сел в лоток и смутился: дело надо закончить, даже если не по-мужски. И опять ничего не вышло. Озадачился Буся: походил вокруг, походил — снова сел в лоток, словно девочка, — и опять ничего.

Я обеспокоилась, но решила не придавать значения: кот веселый сам по себе, ест и пьет хорошо. Даже если в последние дни завывает в четыре утра, после завтрака требует много внимания к себе, чтоб его я вычесывала, полчаса еще ходит-мяукает, когда мне уже некогда с ним (я ж работаю), а потом успокаивается, и дрыхнет — может до самого вечера, или до обеда (когда рыба в меню, очень любит треску и пикшу). А нынче чуть более беспокойный, будто в себя не пришел до конца после утреннего инцидента с лотком. Ближе к обеду стал звать меня вниз, захотел вроде кушать. Покормила его и Джинджу. Буся потом снова пошел в туалет. Я за ним — и опять та же история: садится, пытается помочиться, а ничего не выходит, выпрыгивает из лотка, снова заходит, пробует — и ничего (как мне показалось, в любом случае). Говорю Гейбу: “Буся не может пописать”, — сама, впадая в режим тихой паники, носом уткнулась в справочник кошачьих заболеваний, Гейб — в интернет. Через минуту мы с ним лбами столкнулись в дверном проеме, оба бледные, с воплями: “СРОЧНО К ВРАЧУ!!!”

Проблемы с мочеиспусканием довольно распространены у котов (реже у кошек), но требуют срочного вмешательства ветеринара, без которого обычно ведут к летальным исходам в течение 12-48 часов.

Я набрала номер нашей клиники, Гейб полез на чердак за котоноской, Буся спрятался под одеяло, Джинджа — под плед на диванчике. Номер в клинике занят был, кажется, целую вечность. Когда мой звонок, наконец, был отвечен, на другом конце связи оказалась, по-видимому, ресепшионисточка-практикантка (то есть без большого опыта общения с владельцами животных) и на мое упоминание о проблеме мочеиспускания у кота, не удержалась воскликнуть: “Ой, боже мой!” Свободного врача в ближайшее время в нашей клинике не оказалось, она предложила мне срочно звонить в Тэйм (там клиника больше и ветврачей много). На мой звонок в клинике Тэйма ответили, чтобы мы везли Фреда туда незамедлительно.

Я не помню, как мы с Гейбом оделись, обулись во что, причесались ли, лишь проверили наличие масок. Помню, как Бусю запихивали в котоноску, он сопротивлялся со всей силой своей стамины и веса в семь килограмм. Всю дорогу в Тэйм (ехать минут десять-двенадцать) Буся выл, Гейб на заднем сиденьи обнимал котоноску и плакал, я жала на педаль, вцепившись в руль, не чуя в пальцах артрита.

На стоянке возле ветклиники свободных мест не было. Я въехала прямо под крыльцо: оштрафуют — так пофиг. Гейб и я быстренько напялили маски и ломанули в ресепшен. Там сказала нам женщина: “Сорри, но внутрь заходить нельзя”. В своих переживаниях о Бусе мы даже не обратили внимания на ковидные правила посещения клиники: все прибывшие должны известить о себе по телефону с места парковки, затем к ним подходит назначенный ветеринар, забирает пациента, владельцы остаются в машинах в ожидании дальнейших известий. Мы извинились, конечно, сообщили, что с нами прибыл кот Фред и ретировались к машине. Доктор Эми к нам подошла там через минуту, задала несколько вопросов о состоянии Фреда, сказала, что либо придется его оперировать срочно, либо, если не так плохо все, ему введут антибиотик и оставят там наблюдать. Что именно придется им предпринять, сообщит скоро, нам надо у клиники подождать. Унесла Бусю, все еще дико орущего, внутрь.

К счастью, мы ждали недолго, хоть я и успела машину перепарковать. Вышла Эми (без Буси), спросила: “А он точно не писал сегодня?” Мочевой пузырь его пуст, как барабан. Правда, есть невысокая температура и сердцебиение учащенное, но это от стресса, должно быть, он же не любит передвигаться в котоноске. Перед нами был выбор: оставить его в клинике под наблюдением на 24 часа, или домой забрать прямо сейчас, а если ухудшится состояние — срочно обратно везти, но его мочу на анализ нужно будет нам сдать все равно, для чего он должен пописать в специальный катсан из кристаллов, непромокаемый, мочу можно легко в пробирку собрать. Конечно, мы сразу выступили за то, чтобы Буся вернулся домой — ему и без госпитализации на 24 часа уже стресса хватило. Доктор Эми вернулась в свой кабинет, чтобы поставить ему укол от воспаления на всякий случай (температура-то есть). Пачку катсана из кристаллов нам дали с собой вместе с пробиркой.

По пути домой Буся орал, но уже меньше.

Приехав домой, я первым делом продезинфицировала лоток и засыпала в него кристалловый катсан. Буся тем временем сидел в котоноске, орал. Джинджа, как ушла под плед в самом начале этой истории, так, видимо, из-под него до сих пор и не выходила. Потом я попросила Гейба, чтобы он дверь в сад не открывал, а Бусю выпустил из котоноски. Выпущенный на “волю” Буся тут же удрал под диван. Я начала (уже слишком поздний) обед готовить, Гейб в саду мусор, кажется, сортировал. Дверь не закрыл — но ведь Буся сидел за диваном, если б надумал в сад выйти, Гейб заметил бы наверняка.

Пока у меня выпекалась картошечка на гарнир к рыбе lemon sole, я пошла посмотреть, как там Буся себя чувствует. За диваном его не оказалось. Пошла искать его в прочих “потайных”местах: за другими диванами, под кроватями, под одеялом, в utility room, под лестницей, где хранится обувь и недостаточное освещение. Буси нигде не оказалось. Выглянула в сад: может, мол, проскочил туда, пока Гейб мусор сортировал, хоть тот сказал, что его не видел, но мало ли… Расстроенный кот пытается незамеченным быть. Буси не было и в саду нигде. Гейб подключился, стали вместе искать, звали — Буся не выходил. Джинджа тоже не выходила, но хоть знали мы, где она пряталась. Я решила уже, что расстроенный кот удрал на улицу, и в отчаянии пошла с фонариком искать его под шасси машин на стоянке. Не было его нигде. Я начала обдумывать текст объявления на ФБ для населения нашего городка о пропавшем коте.

Гейб тем временем двигал мебель — искал его в доме. Целую вечность спустя, кот обнаружился ПОД диваном: как только залезть туда умудрился, огромный такой… Сразу удрал в другое потайное место: под одеяло на своей кровати. Там и оставили его до поры до времени, пока lemon sole не был готов. Отнесла ему кусочек рыбки — съел с аппетитом, попросил еще. Джинджу тоже пришлось выуживать из-под пледа вкусняшками. Главное, кушают оба, а стресс пройдет.

Но встала иная проблема: катсана из кристаллов нам дали всего-то один мешочек, а что если Джинджа пойдет сикать первой? Стала опять я звонить в местную клинику и выпрашивать дополнительный запас. Сходила туда, мне продали еще 3 мешочка. В местной клинике тоже правила ковидные: внутрь владельцам животных нельзя заходить, упаковка с мешками катсана лежала в окошке с запиской: “Fred”. Стоимость этих мешочков добавят в инвойс от доктора Эми в Тэйме — у них одна фирма.

Как я и предполагала, Джинджа первой пошла на новый катсан. Пришлось снова менять все, дезинфицировать. Буся свою мочу на анализ сдавать не спешил: оставшийся день обитал в “потайных” местах, с нами не разговаривал. Гейб спросил, уверена ль я, что Буся писать не мог? Ну блин! Я же знаю, что своими глазами-то видела! А то, — Гейб говорит, — что, по его мнению, Буся большую нужду не мог справить, не малую. Я удивилась: что раньше-то не говорил? Почему не сказал это доктору Эми? Гейб рассердился, меня обвинил в том, что из-за моей уверенности в том, что у кота с мочеиспусканием проблемы, у него все прочее вышибло из головы.

На ночь в лоток мы насыпали обычный катсан, чтобы всем спать, а не бдить, кто пойдет писать. Постараемся завтра мочу сдать на анализ. А пока вроде бы Буся неплохо себя чувствует. Может, глисты у него?
Tags: ginger and fred
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments