Category: город

больше петуха

Дневник - 29 ноября, пятница

Насыщенный случился нынче денек. С утра два сообщения в Вотсапе: Старшынький прислал ссылку на заметку в Таймс про русских коров, перемещающихся в виртуальную реальность с помощью приборов, “разработанных российскими учеными”. Заметку в ФБ написали друзья Ёрины ради прикола, а СМИ подхватили всерьез. Вот так-то доверять газетам и уж тем более - соцсетям. Все врут, как сивые мерины (в данном случае, как сивые коровы).

Второе сообщение было от брата Павла - он работает директором котельной и прислал групповое фото всего коллектива, которым руководит: 13 операторов, 5 слесарей, 5 лаборантов, 2 мастера и 2 уборщицы.

Ближе к обеду пришло третье сообщение. Лора спрашивала, не хочу ли я с нею в честь пятницы встретиться на hot chocolate. Я подумала, что Лора находилась где-то неподалеку от нашего офиса и непрочь по старой памяти посидеть со мною в Бенуго, съесть кусочек лемон дризла. Но Лора, как выяснилось чуть позже, находилась в своем офисе The Church of England возле Вестминстерского Аббатства, и я приятно удивилась, что ради встречи со мной она готова была преодолеть расстояние в несколько остановок на метро. Конечно, мы встретились и полчаса проточили лясы про кошек и про ее последнюю поездку в Америку - они с сестрой Джессикой вместе летали туда в гости к отцу. Прощаясь, Лора попросила меня передать запечатанный конвертик Чаффу. На мой безмолвный вопрос она ответила: “Тут ему рождественская открытка”. “Где же моя тогда?” - спрашиваю, раз уж Лора начала еще до наступления декабря рассылать рождественские открытки. “А тебе я потом пришлю”. Вот как: мне пришлет, значит, по почте, а Чаффу почему-то передает через “курьера” - уж не послужила ли встреча со мной поводом для передачи конверта? Да наверняка: Чафф, увидав конверт на своем столе, тут же смылся вскрывать его в укромном месте, а после вернулся в явно приподнятом настроении. Явно там не один “мери кристмас”, а может, и не “кристмас” вообще, что именно - я не знаю, хоть и от любопытства сгораю.

Хот чоколит в сочетании с лемон дризлом - это бомба. В час дня, когда я обычно обедаю, и много позже есть не хотелось совсем. Где-то около двух меня слегка затошнило, надо было съесть что-нибудь типа салата что ли - я вышла на улицу. По Кэннон стрит неслись аварийные службы - одна за другой: полиция, скорая… Пешие и конные полицейские подтягивались в сторону London Bridge. На улице ни от кого причины подобного беспокойства, конечно, не узнаешь (хоть и в СМИ тоже вряд ли - см. выше); все же, вернувшись в офис, я первым делом открыла Би-Би-Си Ньюз: на Ландан-Бридж заварушка - толпа мужиков напала на одного, затем кто-то из них выстрелил раз семь или восемь. Сразу же поползли сообщения о “возможном теракте”, у зачинщика безобразия отобрали кухонный нож, которым он пырнул несколько человек, сколько жертв - не сказали, но самого тут же угрохали вовремя подоспевшие полицейские с автоматами. Убили его сразу (аж семь или восемь раз выстрелили, чтобы уж наверняка) лишь потому, что на нем оказался “пояс с взрывчаткой” (камуфляжный, как потом выяснилось).

Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник 24 сентября, вторник

Несмотря на вчерашнее приобретение, гардероб для поездки все еще не укомплектован: что-то должно быть под новым полупальто, вдруг его снять заставят где-нибудь в обществе. И решила я приобрести несколько практичных вещиц в UniQlo, на счастье ближайший оказался на доступном расстоянии: до Спиталфилдс Маркета можно пешком дойти минут за двадцать пять, но туда и обратно - уже почти час, поэтому на выходе из офиса в обеденный перерыв, я нырнула под козырек станции метро Cannon Street, в чем совершила свою первую ошибку сегодня. Через Cannon Street проходят две ветки: District и Circle, только вторая идет через Liverpool Street (ближайшая станция к Спиталфилдс), и поезда по ней ходят не так часто: следующий ожидался лишь через 4 минуты. Четыре минуты на платформе метро - это целая вечность для деловой женщины, выскочившей на шоппинг в обед, можно было за это время перейти на станцию Bank и доехать до Liverpool St - всего-то одну остановку, тогда как по Circle Line надо ехать четыре. Но я упорствовала на первичном выборе маршрута, ай да хрен с ним.


Collapse )
больше петуха

Дневник 13 сентября, пятница

В честь пятницы тринадцатого ко мне прицепился репей. Когда именно и где прицепился - понятия не имею, но он дал о себе знать лишь в момент приближения поезда на станцию Малибоун. Ать - и что-то кольнуло с боку под мышкой, ать - еще разок, чуть ниже, и вот уже тысяча микроскопических ежиков устроили сабантуй на моем теле справа. Так это было щекотно и неприятно до боли, что пришлось снять пиджак, на нем обнаружилась одна лишь колючка. Всего-то одна, а эффект потрясающий. Я даже придумывать начала, что, нарвав где-нибудь репьев пригоршню, буду сама из щедро цеплять в метро разным личностям, в первую очередь тем, кто мне меньше всех нравится. Колючку я выкинула: цеплять к кому-то ее, одинокую, смысла и так не было: она уж на мне исчерпала резерв колючести - и, едва добравшись до офиса, почистила все, что могла на себе, закрывшись в кабинке туалета. Репей он такой ведь - иголки не видны обычному глазу и так легко не очищаются и терзали меня весь оставшийся день.
Collapse )
больше петуха

Ватерлоо, открытка и зеленый помидор

Дневник 4 сентября, среда - утро

Проехала утром одну остановку в метро на Bakerloo Line. Как так получилось - ума не приложу. Даже если меня увлекает читаемая в метро книга (а нынешняя - Family Business: A Memoir все же сильно не увлекает), все равно действия все у меня в это время настолько на автопилоте, что могу выполнять их с закрытыми глазами. А тут спохватилась лишь, когда из репродуктора донеслось: “Следующая станция - Ватерлоо”. Виноват, должно быть, вчерашний “разврат” с лобстером и бутылкой Ркацители, но никаких других признаков того, что я выпила лишнего или съела чего-то не то, не обнаружилось.

Collapse )
больше петуха

Дневник 15 августа, четверг

С поездами в метро не первый день уже фигня. Должно быть, половина персонала метро схлынула в отпуск, гады. Мне же до отпуска еще полтора месяца, но я в последние несколько дней не напрягаю себя работой. Сегодня, например, взвешивала разные опции транспортировки из дома в Хитроу 3-го октября и из Хитроу домой 15-го. Такси - дорого, парковка своей машины в аэропорту на 12 дней - еще дороже, поезд + метро (Пикадилли Лайн) - долго. Автобус из Хай Викама - еще дольше, да и не уверена, что самый ранний привезет меня вовремя, чтобы прибыть в аэропорт, или что он еще будет ходить в 9 вечера. Это просто какое-то бл*дство с учетом того, что Хитроу от дома в получасе езды (если без пробок). В конце концов я купила билеты туда и обратно на Хитроу Экспресс - он идет 20 минут от Паддингтона.
Collapse )
больше петуха

20 февраля - хроника дня

Джиндже вроде бы получше сегодня - курочку кушает с аппетитом. Фред поправился еще вчера, засвидетельствовал почтение лотку.

Я вышла из дому, как обычно, в 6.15 (или в 6.17), но как вот оказалась на станции в 6.33, абсолютно не помня, что со мной происходило - непонятно. То есть, знаю, какие я совершала действия: переставляла одну ногу за другой в обычном темпе, пока они не привели меня на станцию, но что видела по пути, кроме обычных стационарных объектов (домов, деревьев, фонарных столбов, на которые в обычном виде внимания не обращаешь, тем более, когда рассвет еще не замаячил), и какие мысли попутно в голове моей вились - ну хоть убейте. Странно очень: я ведь точно знаю, какие мысли ко мне приходят на этом промежутке, вернее мысль в это время у меня одна, и я ее озвучиваю, как мантру, она часть моей рутины утренней, и потому отрезок этот так уж просто кануть в небытие не может у меня. Альцгеймер что-ли начинается?

Согласно табло, поезд опаздывал на восемь минут. Опоздал на тринадцать. Снова гадят бесы. И полнолуние не кончилось еще. Я слышала, как один из пассажиров ругался громким шепотом и разными словами обзывал Chilltern Railways, и видела, как головой мотал в отчаянии и закатывал зрачки от недовольства. Collapse )
чертик

Сон

Приснилось, как я оказалась в Португалии почему-то, в аутентично-крестьянских районах. Там я познакомилась с парнем, внешне как две капли воды похожим на Джея из Eastenders. Не могу сказать, чтобs подобная внешность была в моем вкусе - пресноват, лицо продолговатое, глаза небольшие, близко к переносице, волосы рыжеватые. Но характером - золотой. И как будто влюбилась я в этого Джея. А он в меня - и мы оба молоды, и нету у нас ни партнеров, ни прочих пассий. В Португалии он оказался, как и я - наездом, но в отличие от меня, приехал домой к себе (Джей - португалец, хоть внешне типичный англичашка). Он мне рассказал, что работает конструктором в городе Ыйске, а я ему говорю, что живу и работаю в Лондоне, но Ыйск и Лондон - как будто один город прям. И мы так друг друга любим, спасу нет, только Джей переживает, что моей маме он вдруг не понравится. Ой, моя мама как раз будет от него в восторге - это я точно знаю, и говорю Джею об этом. Он светится от счастья. А потом он мне предлагает проехаться в центр португальского города на метро, посмотреть исторические достопримечательности. И мы идем в метро, а там попадаем в два разных коридора: Джей идет по широкому, а я по узенькому, они отделены прозрачной стеной, и мы с ним друг друга видим. По своему коридору Джей доходит до магнитных пропускников, сканирует билет и рукой мне машет, мол, следуй за мной, сам скрывается где-то за пропускником. А я, подходя к нему, обнаруживаю, что у меня нет билета. Вижу, что разовые билеты недорогие, и у меня есть в кошельке какая-то мелочь, но ее не хватает. Есть пачка английских купюр, а возле пропускников киоск обмена валюты, я иду туда, протягиваю в окошечко сорок фунтов - небольшая совсем доля того, что у меня есть в кошельке, но не хочу менять остальные. Не зная португальского, пытаюсь объясниться с девушкой в пункте обмена по-английски, а она отвечает мне по-русски, но с каким-то акцентом - то ли украинским, то ли польским, забирает мои купюры и уносит вглубь помещения, которое на глазах увеличивается и освещается флуоресцентно-розовыми тонами, превращаясь в “дамский магазин”, как на сцене театра варьете во время сеанса Воланда и его свиты, а за мной очередь покупательниц - напирает, и та девушка, которая унесла мои купюры, теперь занята тем, что демонстрирует им боа из розовых перьев. Меня она игнорирует, не торопится нести обменные деньги. Я надеюсь, что Джей хватился меня и вернулся, смотрю в толпу людей возле пункта обмена, возле пропускников в метро, но его там нет.
Collapse )
больше петуха

Плюс 2 факта об Айрис Мердок

Предыдущие посты по этой теме смотрите по тегу Айрис Мердок

Ее первые любовники. 1942-1943. Часть 2 – Сифорт

149. В мае 1941 года 1.5 миллиона лондонцев потеряли свое жилье в результате фашистских воздушных налетов. Больше всего пострадал Ист-Энд, и его жители, опасаясь очередного налета, ночевали на раскладушках на станциях метро, в том числе и на Сент-Джеймс Парк, которая находилась практически под "Сифортом". От грохота проходящих по маршруту поездов линий "District" и "Circle" "Сифорт" вибрировал; А.М. в последствии использовала эти впечатления в романе "Время Ангелов". В те ночи, когда Лондон подвергался усиленной бомбардировке Айрис или Филиппа, находясь в квартире в одиночестве, прятались в ванной, под лестницей. Айрис говорила, что лучшей защитой от шрапнели была бы железная каска, которую, за неимением, заменяла чугунная ванна – "она наподобие каски, только перевернутая наоборот". Однажды "Фау-2" уничтожила три больших соседних дома, а в "Сифорте" вышибло рамы и стекла, которые вскоре были отремонтированы.

150. Посетители "Сифорта" часто поражались тому, что квартира выглядела несоразмерно большой. Айрис обставила ее в минималистском стиле: мало того, что всё – от продуктов до мебели было нормировано и продавалось по купонам, так еще богемный подход А.М. не допускал и намека на роскошь. Там было два кресла напротив газового обогревателя, стол и стулья. Найдя эту квартиру в августе 42-го, Айрис вселилась туда в сентябре. В октябре она уже писала Фрэнку Томпсону, что более-менее обосновалась – и в квартире, и на работе.

Предыдущий пост об Айрис Мердок          Продолжение