Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

COVID-19

Дневник - 22 октября, четверг

Спохватилась сегодня вдруг, что давненько не видела подруженьку Надю Ю. в эфире: что-то лайков и то она мне не ставила в последние разы на фейсбуке. Куда делась? Здорова ли? В том регионе ЮК, где она сейчас проживает, как раз нынче ковидный эпицентр находится. Отправила ей сообщение по Вотсапу — минут через десять ответ получила: все в порядке вроде бы с ней, все здоровы (относительно, в соответствии с возрастом, с хронью и т.п., но мы же о ковиде речь-то ведем). Надя в деревне сейчас проживает какой-то, работает на дому с бабушкой-клиенткой, в деревнях как-то проще соблюдать меры и прочее: говорит, что блюдет, тем не менее, тщательно, с дистанцией, в маске, с посторонними лицом к лицу не общается, в магазин и то выходит лишь после девяти вечера, когда там уже нет никого. Только вчера вот они всей семейной компанией, включая 90-летнюю бабушку-клиентку, посещали выставку Ван Гога в Бирмингеме.
Collapse )



Погода отличная сегодня. Работала много, отдраила ванну и плитку до блеска. Приготовила филе лосося с картошкой и зеленым салатом на ланч. Даже умудрилась прогуляться засветло вдоль опушки леса. Вот что значит, солнце.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Гоген… и другие

Дневник - 20 сентября, воскресенье

Мэри себя долго ждать не заставила. Обрадовались друг другу, едва не обнялись. Но… социальная дистанция. Нас пустили на выставку минут на пятнадцать раньше назначенного времени — сейчас все посещения музеев по предварительной записи, чтобы не было столпотворения. Но толпа-то была внутри, хоть и в масках, кое-где приходилось лавировать, дабы нечаянно не коснуться кого-нибудь рюкзаком или локтем.


Collapse )
больше петуха

Победила молодость

Дневник - 25 июля, суббота

Молодость — это Гейб. Потому что Мэри, Пикассо и прочие — это, куда ни крути, а все же старость. Не могу сказать, чтоб я горела особым желанием поехать на эту выставку в Royal Academy в воскресенье, не потому что Пикассо не слишком люблю (нет-нет, как раз Пикассо люблю, даже очень), или, допустим, из-за того, что не особо хотела встречаться с Мэри (и тут всё наоборот: если есть люди, которых хочу видеть вживую, то Мэри, как раз, в их числе), и не потому даже, что раздирали меня всяческие противоречия (о которых частично отметила в комментариях ко вчерашнему посту), а потому что я сама по себе — человек инертный. Но если до пандемии с этой инертностью не всегда было легко, то сейчас у меня есть надежный экскьюз: любой риск, связанный с ковидом, “вынуждающий” дома сидеть. И потому испытала я облегчение какого-то рода, когда Гейб сообщил, что в носу у него “окидало” и вообще вчера текли сопли, он их не мог остановить. Никаких соплей (даже шмыгания из соседней комнаты, где он сидит день-деньской за своим компом) я не слыхала (хотя за последние четыре месяца только и делаю, что ловлю разные звуки, которые могут насторожить), но про то, что в носу у него что-то вскочило, поверила без проблем: после стольких порций мороженого, что мы нынешним летом сожрали, еще и не так “окидает”. На меня и то напал кашель в тот день, когда мы в понедельник ездили в Ханслоу к индюку Бобу. Да и вообще неудивительно было бы подхватить — если не ковид, то другой вирус какой-нибудь за буйный период из пяти дней празднования моего ДР.

“Окидалу” большого значения я не придала, но ответственность за здоровье общественности и группы риска, в лице Мэри представленную, все же несу. Пришлось позвонить, отменить нашу встречу. Мэри на это ответила благодарностью, что лишь усилило мое облегчение: теперь даже никакого чувства вины перед нею, и воскресенье не предстоит кроить согласно посещению выставки, расписанию поездов в Лондон и прочему — можно предаваться обычной воскресной лени.
Collapse )
чертик

Свободная и независимая

Один хороший знакомый, бывший коллега, у которого ДР сегодня, написал у себя на фейсбуке, что получил Брекзит в подарок себе нынче: “What a fucking shitty gift”. Не завидую я ему, впрочем, никому из нас не завидую, даже всем тем нескольким тысячам тупорылых идиотов, собравших сто тысяч подписей, дабы в честь Брекзита пробил до сих пор реставрируемый Биг Бен и распевающих у статуи Черчилля новый гимн “свободной и независимой” Британии — 17 Million Fuck Offs.

Я встала поздно и мыла пол, как обычно в субботу. А заодно еще окна помыла, дабы чуть менее замутненным взором глядеть на храбрый новый мир.


Collapse )

Christmas Special

Что выдал Гугл ЮК в качестве подсказки на две первых буквы (“is”) в поисковой строке в Boxing Day 2019? За пределами ЮК вряд ли кто догадается, так что не буду с подсказкой резину тянуть, а просто сделаю копипаст:
Collapse )
advent

On the nineteenth day of Xmas

Впервые в жизни мы с Гейбом Борисовичем, сами люди уж немолодые, оказались на молодежном мероприятии Nativity Play. Это спектакль, разыгрываемый, как правило, детьми школьного и дошкольного возраста, где инсценируются евангельские истории о рождении Иисуса: непорочное зачатие Девы Марии, их путешествие с ослом и Иосифом в Назарет, роды в хлеву, вифлеемская звезда, волхвы с дарами и прочее. Я, впрочем, предполагала, что представление Nativity The Musical будет не самым традиционным, когда заказывала билеты недели две назад: во-первых, там должен был принимать участие Дэнни Дайер - актер из Eastenders, наряду со своей дочерью Денни Дайер и - непонятно к чему уж - с Шэрон Осборн. Во-вторых, я не ожидала там увидеть детей: типа, ну раз уж Дэнни Дайер, то могли бы и запретить просмотр лицами до 16 лет, и вообще вся эта Nativity предполагалась в моем воображении как смешная пародия. Оказалось все наоборот: детей полный огромный театр Аполло в Хаммерсмите - на сцене и в зрительном зале, а Дэнни Дайер не выступал вообще. Вместо него роль исполнял некто заурядный из запасников - никому не известный и серый. Денни Дайер и Шэрон Осборн там были впрочем.
Collapse )
advent

On the eighth day of Xmas

Орландо на сей раз проснулся не женщиной и даже не мужчиной, который думал, что он женщина, или женщиной, которая думала, что она мужчина, а взаправдашним гендерквиром. Проснулся (проснулась/проснулось - ненужное зачеркнуть) Орландо не где-нибудь, а на сцене Венского Оперного Театра. Одноименную оперу написала австрийская композиторррр Ольга Нойверт. До сих все оперы в Вене были написаны композиторами мужского рода. Вообще опера, как таковая, считалась мизогиническим видом искусства. “Орландо” в сочинении Ольги Нойверт (как эстафетная палочка одноименного романа Вирджинии Вульф) демонстрирует свободу гендерной двойственности и транс-сексуальности. Долой гетеросексуализм. И гомосексуализм долой. Долой мизогинизм. Долой феминизм. Да здравствует нон-бинаризм. “Мир катится в жопу!” - заключил Гейб, услышав эту последнюю новость из сферы культурных событий по радио Би-Би-Си, когда мы с ним направлялись в Хай Викам, где я чисто по-женски намеревалась пощипать брови и купить себе брюки. Насчет брюк можно было б заметить, что до недавних пор считались они предметом мужской одежды. Значит, живу в духе времени, радуясь нон-бинаризму, я же не Гейб.
Collapse )
Titian

Где она с демонами

Задумалась о том, как закончить роман об Айрис, который у меня не идет дальше третьей главы - и может, действительно, из-за того, что важно знать, как завершить. Мысли вокруг того “демонического” портрета фон Мотесицки и чуток вокруг мистики, без которой не обошлось ни в одном из романов самой Мердок. Может, и правда, завершить еще до того, как Альцгеймер себя проявит, то есть, где-нибудь в самом начале болезни, и мистика там как раз будет кстати?

Когда Айрис впервые увидела свой портрет, еще незаконченный, она разглядела в нем демонов рядом с собою. (Или все же в себе она их разглядела?) А вот я сколько ни пялилась в оригинал в кабинете декана St Anne’s, не могла никаких демонов разглядеть. Не, ну их можно увидеть вообще-то, если рисовать в воображении (как я недавно пыталась, к примеру, найти на картинке верблюда, и в каких только уголках его себе ни представляла, а он там из всех животных просто был самым ничтожным, не больше игольного ушка, пожалуй, хотя, после того, как его разглядела все же, сомнений никаких не было в том, что это верблюд, а не какие-то дорисовки фантазий). Что если, портрет Айрис, как у Дориана Грея, менялся по мере ее приближения к концу (ее “sailing into the darkness”?) У Дориана Грея он старел, а в портрете Айрис иные метаморфозы происходили: раньше там были демоны, а потом постепенно ушли, канули в темноту, сиганули за борт корабля, разбившегося о скалистый берег, уплыли в море? Может, поэтому Мэри (бывшая студентка Мердок в St Anne’s) и не узнала этот портрет, когда я ей фотографию показала? “Нет, - говорила мне Мэри, - явно не тот портрет висел в нашем колледже - там был иной фон и у мисс Мердок лицо иное”. И лишь спустя несколько дней она написала мне: “Я все больше склоняюсь к тому, что портрет тот же самый, просто память - такая ведь штука…”
Collapse )
больше петуха

Oblique Angles

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 6

Пришло время последней панели. Я пошла, конечно же, на Oblique Angles: на всех мердоковских конференциях это единственная панель, на которую опять иду с предвкушением. Двух докладчиц всегда интересно послушать - из-за них и название панели пошло: на творчество Мердок они смотрят под особым углом; и хотя у обеих наличествуют ученые степени, их выступления ЖИВЫЕ. Может быть, быть в силу того, что у одной из них степень в области биофизики (а не философии или литературы), а другая и вовсе художник; но скорее всего, их “углы” особые от того, что в силу душевной организации обе женщины на мир смотрят по-своему. У биофизика, кажется, шизофрения (или биполярное расстройство), у художницы - тоже явно не все дома, поэтому лучше мне не называть их имен и фамилий, скажу лишь (без тени иронии): прекрасны обе.

Collapse )
Читать дальше

Читать с начала
больше петуха

Фон Мотесицки

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 5

Кабинет декана St Anne’s на втором этаже двухэтажного здания. Поднимаемся по лестнице - не слишком широкой, Имельда впереди меня. На уровне моих глаз ее ноги в колготках - черных, но все же просвечивающих слегка, и невозможно не разглядеть на ногах… На ногах... Боже, что это?.. Комары ее так покусали? Правда, в Оксфорде нет комаров, если были бы, то мои ноги (а также руки, шея, лицо и все туловище) покрылись бы не меньшей россыпью болячек: на комаров у меня аллергия. Может быть, комары есть в Нидерландах? Покусали Имельду - она расчесалась - болячки за три дня не сошли… Но тогда у комаров в Нидерландах диета особая - пьют кровь из ног исключительно. Когда до меня доходит, что подобных следов от комаров быть не может, и они у Имельды, скорее всего, от потушенных об ноги сигарет, мне становится дурно. Минут пять соображаю: где я, что со мной, кто такая фон Мотесицки, кто такая Iris Murdock (MURDOCK?! REALLY?) на указателе в кабинет декана Оксфордского колледжа, в котором она когда-то работала, чьи “portrait and items” за этой дверью находятся.

Всякие мираклы случаются на мердоковских конференциях, верно подметила Анн Роу, включая оживших персонажей романов Мердок (и не спрашивайте, кто из них ожил в призрачной Имельде де Вальк, но в том, что кто-то ожил прямо передо мной - не сомневаюсь).

Очередь в кабинет декана - запускают по несколько человек. Постепенно я прихожу в себя. Когда захожу в кабинет - вижу сразу нескольких человек у портрета - толпятся. В ожидании освободившегося места там (желательно наедине с портретом) рассматриваю другие “items”.
Collapse )
Читать дальше

Читать с начала