Category: литература

буки

Уки-буки

Почти дочитала The Testaments - осталась лишь малая заключительная часть (13-й симпозиум “гилеадистов”). Разочарования в книге копились по мере приближения к концу. О том, что там все предсказуемо и не ново, я говорила уже, но вот такой небрежности текста я никак не ожидала от букеровсого лауреата. Не ожидала от всемирно известной Маргарет Этвуд. Будто она написала сперва черновик, а затем стала его редактировать - но в начале уделяла этому время и силы, а потом плюнула - может, издатели уже давили на сроки - однако последняя четверть (если не целая треть) читается, словно текст новоиспеченной какой-нибудь афтарши, которой и невдомек, что писательство не только дар, которым природа награждает весьма в редких случаях все же, но и упорный труд. Даже обидно теперь за Букера нашего и стыдно за тех, кому привилегии даны выбирать победителя: что им нынче, глаза что ли застила звездная болезнь? Я не читала других претендентов из шорт-листа, хотя начинала “Кихота” Салмана Рушди, но вряд ли он мой писатель (как и Сервантес впрочем) - может, нынче и выбор-то был ограничен? Все же читаю сейчас лгбтишную Эваристо, что разделила нынешний Букер. И “Кихота”, может быть, дочитаю потом - чтобы свое представление получить о других шорт-листовцах. А потом (у меня вдруг стрельнула идея) начну читать предыдущих букеров (хотя бы тех, что продолжить смогу после сэмплов на Киндле) - чисто ради того, чтобы понять - деградировал Букер (в числе всего прочего, что творится в нынешнем мире), или всегда был таким…
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник - 23 ноября, суббота

О политике мы с Гейбом говорили за завтраком. После - рутинные упражнения (суббота - санитарный день), и Гейб едва не сломал новый пылесос. Впрочем он всего навсего прикрепил детали не так как надо, не надел на крючок, который специально там встроен: еле заметный, мелкий, прозрачный, пластмассовый и очень хлипкий на вид - кажись, начнешь цеплять не в том настроении - и все, крючок ко всем чертям полетит. Виноваты опять же китайцы - в инструкции, написанной по-китайски (хоть и с использованием английских слов) насчет крючка не было ничего.

Все же новый пылесос заметно сокращает время уборки - разве это не плюс? Но время ушло все равно - куда и на что - ХЗ. Когда я с чувством выполненного долга пошла в душ, времени было уже три часа дня. Вспомнила, что утро случилось поздним сегодня. Вернее, первая его часть - в пять часов, как обычно (Буся работает будильником без выходных), а потом (чисто чтобы заснуть) я читала на Киндле Girl, Woman, Other - роман Бернардин Эваристо, которая, оказывается была нынче второй победительницей Букера. Как-то я со всеми своими разъездами в октябре упустила, что премию этого года дали двоим. Мне кажется странным (немного), что оба романа-победителя чрезвычайно феминистические, а второй и вообще написан полунегритянкой, выступающей за права ЛГБТ. Ну как тут не заподозрить культурный марксизм и его происки в современном мире? Впрочем, читала я не без интереса, даже заснула не сразу. А проснулась уже в 10-м часу, это, считай, уже день прошел, чему удивляться-то, что уборку закончила к трем - уже после долгого завтрака за разговорами о политике с Гейбом.
Collapse )
больше петуха

Дневник - 10 ноября, воскресенье

Были планы, были. В Оксфорд съездить погулять, например, погода обещала сухой быть и даже солнечной. Все испортила та самая фаза луны (либо солнца, либо еще какого-то там небесного тела), под которую раз в месяц мне непременно не спится. То есть я легла даже рано, с книжкой, и читать не смогла более четверти часа - сон сморил, затянул, словно в омут, но проснулась я где-то в полночь. И потом не могла заснуть до четырех - уж Джинджа и Фред старались меня убаюкать (он - массажем, она - сосанием пальца - о, да, снова стала ко мне по ночам приходить, соскучилась, видимо) - ничего мне не помогало. Поэтому весь день провела в недосыпе, и знаю, что в таком состоянии даже в Хай Викам ездить не стоит, не говоря уж об Оксфорде.

После завтрака завалилась опять с Handmaid’s Tale на Киндле, думала, сон сморит меня снова на час-другой, но подремала от силы минут двадцать. Остальное время читала. Гейб в магазин ходил без меня, купил два филе пикши и пакет шпината. Готовила ланч, картошка не той оказалась - не подвергалась обычной моей обработке, становилась сухой лишь и не румянилась. Не важно, на вкус вполне ничего себе оказалась. Алкоголь нынче не пью - за обедом гранатовый сок пили, вспоминали Аяччо - там гранатовый сок свежевыжатый и совсем не такой, как у нас из Марка Спенсера, хоть он тут тоже вроде без концентратов.

После обеда полежала еще чуток, поиграла в matching game на телефоне - и ушла на час в ванную, красить голову. В восемь вечера смотрели второй эпизод His Dark Materials - мне по-прежнему не очень-то нравится, хоть тащилась в свое время от книги, а экранизация под руководством самого автора и потому близка к тексту, должно быть актеры и те подобраны так, какими видел их Филип Пулман.
больше петуха

Дневник 5 ноября, вторник

Внезапно открыла для себя Lexpress Coffee на Cannon Street. Это кафе-тейк-эвей. Вопреки названию, использовать его для утоления своих кофейных нужд не собираюсь. А вот за ланчем наведаюсь, пожалуй, еще не раз. Я когда-то работала в ABN Amro в здании на Cutlers Exchange, так вот - там рядом с офисом было кафе салатов. Самообслуживание, коробочки 2 или трех размеров, каждый сам себе набирал, в эти коробочки, ассортимент был огромный, цена - ну о-оочень “конкурентоспособная” - вот и разорились они через месяц-другой, профит, скорее всего, не покрывал расходов. В Lexpress Coffee салатов такая же уйма, и метод обслуживания тот же, хотя, помимо салатов, там можно купить и сэндвичи всех разновидностей, а также горячее на вынос: лазанью там, рагу или пасту. Цены - вполне себе как в прочих местах в районе Cannon Street и адекватные (если цены теперешние можно считать "адекватными"): большая (нет, правда, большая) коробка салатов - £6.60. Коробка поменьше - дешевле на фунт. Надеюсь, не разорятся в ближайшем будущем. Покупателей не так много, даже во время обеда: похоже, недавно открылось кафе, да еще из-за ремонта дороги вход в него слегка “замурован”, думаю, через недельку-другую к ним будут длиннющие очереди. О Lexpress Coffee узнала я чисто случайно: пошла в Holland and Barrett купить витаминов B6, B12 - глядь - кафе новое с ними рядом, а мне тоже на ланч что-то кушать надо.

Collapse )
больше петуха

Джонни и Питер

Больше трех месяцев не была я у Джонни-парикмахера. Сейчас вот перед поездкой в РФ решила таки навестить. Джонни в своем репертуаре: в салончике дым коромыслом, кошмарная музыка, три парикмахера играют в “музыкальные стульчики” - клиент, что ждал своей очереди у Джонни, сел в его кресло в 17.30, хотя на это время аппоинтмент был у меня. В утешение мне предложено пиво. Я отказалась. На кой Джонатану аппоинтменты вообще, если он их придерживаться не умеет? С другой стороны, зная его уже несколько лет, слабость эту ему прощаю легко: Джонни не просто стрижет чью-то там голову - он творит каждый раз почти, времени не замечает.

“А сколько времени мы знакомы с тобой?” - вдруг меня спрашивает, когда я сажусь в его кресло, спустя минут сорок. Вечность уже, говорю ему, вечность! Лет тридцать, не меньше. Вру, конечно, в отместку за то, что он вдруг спросил о моем брате, на чей юбилей (60 лет) лечу нынче в Москву: “Старший брат-то он у тебя или младший?” Брякнул, конечно, не думая, благо, возможность “вернуть комплимент” мне предоставилась его же вопросом. Тридцати лет мы с ним не знакомы, конечно, тридцати лет я даже в Англии не живу, а хожу к Джонатану лишь последние 12-13, не больше, но и до нашего знакомства он стриг головы людям лет восемнадцать, не меньше - пусть и он проглотит намек на свой возраст. И продолжаю глумиться: “С тобой, говорю, лет тринадцать назад работал один такой парень красивый, он куда делся?” Судя по тому, как чуть ли в каждый приход мой у Джонни товый состав, работать с ним людям непросто.

“Кто-кто? - переспрашивает меня. - Как звали, не помнишь? Какой из себя?”
Collapse )
больше петуха

Мэри, Мердок, Маргарет, мемуары

Еще вчера я получила имейл от “моей бабушки” Мэри - бывшей студентки Мердок в St Anne’s, с которой познакомилась чисто случайно в июле на конференции в Оксфорде. Наконец-то наша переписка начала принимать деловое направление: мы с ней почти договорились о встрече, во всяком случае о ее месте: отпали мои попытки разыскать кафе без громкой музыки и без большого наплыва посетителей с детьми в районе St John’s Wood (очень фешенебельном в Лондоне, где проживает Мэри) - она сама предложила на выбор: Британский Музей или Королевскую Академию Искусств - в том, и в другом месте есть у нее membership. Конечно, что ожидать от выпускницы Оксфорда? Старушечка не проста.



Параллельно волнениям о предстоящей встрече, произошли такие события: Collapse )
больше петуха

Дневник 23 августа, пятница

А нет, лафа растянулась. Пока жду подтверждения начала проекта (начнется он или нет - зависит от того, захотят ли клиенты платить лишние £12K в месяц за то, чтобы цены на рынки еще не начавшихся соревнований по теннису проставлялись автоматически, а не вовлекали ручной труд унылых трейдеров) - могу немного расслабиться. Все бы славно, да у меня состояние усталости и сонливости: Фред взбесился опять с четырех утра, барабанил, мяукал, носился туда-сюда, громко топал - мы вроде как притворялись, что на него не обращаем внимания, но заснуть он нам все равно не давал. Брал бы с Джинджи пример, поросенок.
Collapse )
больше петуха

Записки о юбилейной конференции

В прошлом месяце я посещала 3-дневную конференцию в Оксфорде, посвященную столетию Айрис Мердок. В этом месяце я наконец-то завершила свои записки об этом мероприятии, получилось (ну не хрена себе) почти 40 страниц одного только текста. В общем, я готова к тому, чтобы начинать их выкладывать здесь. Удобоваримыми кусочками буду и часто постараюсь не спамить френдленты своих френдов.

Начну вот прямо со следующего поста, датировать буду тем числом, когда они произошли. В общем, кому интересно - скажите "Ай" читайте, а кому неинтересно - ну, не читайте тогда.

Когда закончу эти выкладки - продолжу другие свои отложенные проекты, в том числе свои мемуары и, если повезет, книгу об Айрис.

Посты обновляются (постепенно) под тегом Записки о юбилейной конференции
больше петуха

Дневник 7 августа, среда

А настроение по-прежнему подлое, как перед простудой. По крайней мере утром проснулась с ощущением (возможно, мнимым), что у меня пощипывало горло, и даже обрадовалась - оправдались бы наконец несколько дней паршивого настроения. Но чуть позже с горлом оказалось все в норме, нос, может, закладывает чуток, а в основном - здорова физически, даже таблеток от головы не пила.

Вчера написала пост в сообщество Айрис Мердок на ФБ о моей “находке” с переводом стихов Ирины Ратушинской, надеялась, он как-то взволнует сообщников - и связями Айрис с советскими диссидентами на поле борьбы за политические права с ее позиции философа-моралиста, о котором мердоковеды-философы большие любители потрепать языками на конференциях, и тем, что она перевела с русского языка стихи, в которых весьма сложный подтекст, понятный разве что лишь самим диссидентам, но ее перевод - свидетельство того, что она таки поняла его. В ответ мне вчера лишь один коммент от хмыря некоего - он и на конференции уши всем прожужжал, как лихо переводит стихи Жоржа Брассенса с французского, в которых столько “мердоковских” тонкостей, и тут не удержался о том же написать: мол, стих на родной язык перевести раз плюнуть любому, вопрос в том, насколько хорош перевод. Других комментариев не было, хотя я непосредственно обращалась к двум личностям - специалистам архива. Даже лайка мне не поставили паразитки, хотя под другими постами, в тот же день появившимися, - от них куча лайков с сердечками. Эх, не любят меня. Хрен с ними, со всеми, я сама никого не люблю.
Collapse )
больше петуха

И наконец - продолжение банкета

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 11

В десять вечера все были пьяными в жопу. Еще бы: вино (да такое!) лилось, в натуре, рекой - официанты орудовали виртуозно: подливали: не дожидаясь, когда у кого-либо бокал опустеет. К трибуне с микрофоном подвели профессора Конради, хоть на ногах он стоял вполне еще твердо, но язык заплетался:. “В день кремации Айрис мы с Джоном Бэйли прочли Кадиш Ятом”. Эту вступительную фразу профессора я сочла очень уместной, несмотря даже на то, что мы тут вроде как собрались праздновать ее день рождения, а не день смерти: даже если у нее было конкретного отношения к иудаизму, имелось оно у нее к иудеям - религиозным и не очень. Во фразе я также расслышала знакомое что-то до боли - будто зов предков пронзил вдруг дуновением со стороны святой земли:
“And was Jerusalem builded here
Among those dark satanic mills?”

Collapse )
Читать с начала