Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

больше петуха

Дневник - 6 августа, четверг

Все еще пасмурная погода у нас, но уже душная. Завтра heat wave придет — дня три будет за 30С, затем будут грозы дня два или три. По утрам просыпаюсь с трудом, поднимаюсь с неохотой, если бы ездила в Лондон, как прежде, то в одно из подобных утр закосила бы под sick leave.

Из-за духоты (или каких-то еще причин) очень вяло работается. Похоже, не мне одной, если судить по “интонациям” в Слэке и утренним “стэндапам” через гугл-хэнгаутс. Год назад в это время сотрудники в отпуска выходили бы один за другим, а нынче, кажется, ни один человек из тех, с кем вместе работаю, не востребовал отпуска, за исключением незначительных выходных. Отдыхать никуда не едет никто, либо отпусков не берут из-за ожидания перемен к лучшему, а может, наоборот, от неуверенности в завтрашнем дне: когда вернешься из отпуска, мол, останется ли еще работа, будет ли куда из отпуска выходить?

На обед я готовила куриные крылышки, рис-басмати, зеленый салат с авокадо и черри-томатами. Вкусно. Крайне много мы нынче едим. Удивительно только, что мне до сих пор не надоело готовить обед каждый день. Раньше позволяла порой, работая из дому иногда, готовить Гейбу “на скорую руку” — сейчас лишь сама каждый день: нефиг продукты ему переводить, в конце-концов, еда — одно из крайне немногочисленных удовольствий, какие остались еще на сегодняшний день.

По окончании рабочего дня я смотрела Холби на iPlayer (пропустила их в эфире во вторник). Остался лишь один эпизод из тех, что они успели отнять до локдауна. Посмотрела затем эпизода три Eastenders 2008-го — в то время они были очень приличными, да я телевизор тогда не смотрела совсем.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник - 3 августа, понедельник

Период упорной (хоть и непонятно — нужной ли кому-либо работы) сменился периодом пассивности. Впрочем, не могу сказать, что от работы я отвлекаюсь на другие дела — свои, более интересные, потому что таковых тоже нет вроде как.

Ели пельмени опять на обед. И салат со вкуснющими помидорами из турецкого. Прогулялись под вечер. Дэвид с семьей вернулись из Плимута — он опять у крыльца в сумерках пиво пьет. Гамак убрали из сада они — бассейн надувной опять установили: пара жарких дней сменилась обычными пасмурными, не особо холодными, но в пятницу обещают +33. Бассейн будет им кстати.

А мои “прогнозы” на то, что не будет “второй волны”, похоже, не оправдаются. Судя по явным признакам, таки повторится сценарий испанского гриппа. Хоть бы он не повторился в том, что вторая волна сильнее первой окажется. Все же 21-й век на дворе, да и люди (включая правительство) должны бы уроки извлечь из совершенных ошибок. Ну, поживем-увидим. Пока все же воздерживаемся от того, чтобы отпуск на осень куда-то заказывать. Да и по всем ощущениям грядет большая депрессия. Не бейте, не бейте меня, я “пою” лишь о том, что сама вижу и слышу.
больше петуха

Дневник - 31 июля, пятница

Жара: я вернулась к своим экспериментам с домашним “бассейном” и короткими загораниями в саду на газоне в перерывах между работой. Сегодняшний день на третьем месте по рекордам жары в ЮК: +35 в Принцес Рисборо.

Джиндже жарко: отросла ее шерстка после последней стрижки. Я решила опять постричь, нефиг ей маяться от жары. Добровольно и с явным удовольствием, а также с пониманием всего происходящего она подставляла под мои ножницы свой животик, жопку и ляжки — но потом глянула в зеркало и обиделась. Спряталась в “домик” на сильно потрепанном “кошачьем дереве”, который с год уж, наверное, не посещала: “дерево” было куплено и установлено в тот день, когда мы котят привезли, оно давно уже не соответствует их размерам, и не выкидывали мы его лишь из-за того, что в подвесной “люльке” до недавнего времени любил поспать Буся, целиком в ней, конечно, не умещался. Так как с месяц примерно даже Буся перестал ходить в “люльку”, мы собрались таки отвезли это “дерево” завтра на свалку вместе с моим старым креслом. А вот нате-ка: Джинджа, словно почувствовала, что ее хотят лишить “собственности”. Смешная такая…

Вообще я, пожалуй, напрасно, ей приписывала лишь красоту, а ум — только Бусе. Джинджа куда умнее, чем кажется. Она также киса с “привычками”: спать ложится, к примеру, сразу после того, как ложусь я, на коврик с моей стороны кровати. Когда выключаем свет, она запрыгивает на кровать — сперва в ноги, затем ко мне на грудь, требует, чтоб я ее гладила правой рукой, а на левой она мне сосет пальчик. Только на левой руке и обязательно безымянный. По утрам она после нашего завтрака точит когти, потягивается и начинает попискивать, голосок то-ооненький, как у мышки, и совсем не такой, как у Буси: это знак папе Гейбу, чтобы тот срочно шел за стол в своей комнате. Стоит ему в свое кресло сесть — Джинджа тут как тут — на стол запрыгивает, со стола на его грудь, мордочкой ему в шею тычется и мурлычет. С минуту сидит на груди у него, затем в спальню уходит — у нее утренний сон “по расписанию”.

К пятничному обеду (сибас с картошкой, фиш-энд-чипс домашнего приготовления) откупорили новозеландский совиньон-блан 2019-го. Вещь! (Хоть я к белому вообще-то не очень, почти все для меня на один вкус, но это… Бывают приятные неожиданности, еще приятнее тем, что в жару.)
Collapse )
больше петуха

Дневник - 30 июля, четверг

Вот такая неприятная оказия — ночью вдруг пропал нюх. “Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, вот и сон тебе про сырое мясо”, — подумала я, прежде чем заснуть, хотя не засыпала довольно долго. Потеря нюха — не новый симптом для меня (из-за полипов в носу — неоперабельных: маленьких и капризных), и хоть это и раньше непременно из колеи меня выбивало, сейчас — это страх ковидом заболеть, у которого, как известно, это один из симптомов. Этот шанс я все же отринула поутру, ибо нюх в слабой форме вернулся. Пропадал он, скорее всего, из-за перемены погоды или спрей-фликсоназе я опять как-то не так использовала, или в горизонтальном положении нюх и так притупляется, я лишь этого не замечаю, потому что в таком положении, как правило, сплю. Прочих симптомов, которых бы нынче следовало бояться, вроде не обнаружилось.

На два дня “дали” жару: подкрутил кое-кто кран в небесной котельной. Сегодня терпимо: плюс двадцать семь.

Пришла бандероль: Collapse )
больше петуха

Сон со вторника на среду, 29 июля

И снился мне нынче, братцы, сон причудливый, производственный.

Пришла я, как будто, в свой офис в Сити. Там пусто, естественно, пандемично: ни людей, ни голосов, ни гула кондиционеров, ни клавиатурного перестукивания. Только чу! В дальнем углу замаячила чья-то фигура… Это кто еще? Что это? Что тут оно делает? Подхожу ближе – ба! Это Прия. Моет пол шваброй (с космами, на мочалку похожей, по-английски она называется mop, а по-русски “шваброй с отжимом”). И ни разу ведь я не удивилась, что тут Прия тут делает: всегда была активисткой, небось первой откликнулась на призыв добровольно помыть полы в офисе, очистить от “заражения”. И не важно, что в нашем офисе все полы с ковровым покрытием, их нельзя такой шваброй мыть.

Только я попросила у Прии одолжить мне ведро и швабру, дабы самой хорошенько вымыть под своим рабочим столом, как под ним оказался целый склад свежих вишен и прочих фруктов, что купила я до карантина еще, но не успела съесть. За четыре с лишним месяца фрукты совсем не испортились, к тому же оказались покрытыми целлофаном, наподобие того, в котором мое новое кресло с колесиками было вчера упаковано. Надо бы выкинуть их, – сказала я Прие, – они, дескать, все вирусом зараженные. Но Прия сказала: не надо! Ничего не испортилось ведь, значит их можно скушать, когда пройдет срок годности вируса.
Collapse )
больше петуха

Победила молодость

Дневник - 25 июля, суббота

Молодость — это Гейб. Потому что Мэри, Пикассо и прочие — это, куда ни крути, а все же старость. Не могу сказать, чтоб я горела особым желанием поехать на эту выставку в Royal Academy в воскресенье, не потому что Пикассо не слишком люблю (нет-нет, как раз Пикассо люблю, даже очень), или, допустим, из-за того, что не особо хотела встречаться с Мэри (и тут всё наоборот: если есть люди, которых хочу видеть вживую, то Мэри, как раз, в их числе), и не потому даже, что раздирали меня всяческие противоречия (о которых частично отметила в комментариях ко вчерашнему посту), а потому что я сама по себе — человек инертный. Но если до пандемии с этой инертностью не всегда было легко, то сейчас у меня есть надежный экскьюз: любой риск, связанный с ковидом, “вынуждающий” дома сидеть. И потому испытала я облегчение какого-то рода, когда Гейб сообщил, что в носу у него “окидало” и вообще вчера текли сопли, он их не мог остановить. Никаких соплей (даже шмыгания из соседней комнаты, где он сидит день-деньской за своим компом) я не слыхала (хотя за последние четыре месяца только и делаю, что ловлю разные звуки, которые могут насторожить), но про то, что в носу у него что-то вскочило, поверила без проблем: после стольких порций мороженого, что мы нынешним летом сожрали, еще и не так “окидает”. На меня и то напал кашель в тот день, когда мы в понедельник ездили в Ханслоу к индюку Бобу. Да и вообще неудивительно было бы подхватить — если не ковид, то другой вирус какой-нибудь за буйный период из пяти дней празднования моего ДР.

“Окидалу” большого значения я не придала, но ответственность за здоровье общественности и группы риска, в лице Мэри представленную, все же несу. Пришлось позвонить, отменить нашу встречу. Мэри на это ответила благодарностью, что лишь усилило мое облегчение: теперь даже никакого чувства вины перед нею, и воскресенье не предстоит кроить согласно посещению выставки, расписанию поездов в Лондон и прочему — можно предаваться обычной воскресной лени.
Collapse )
больше петуха

Маски, Мэри, Hairdresser

Дневник - 24 июля, пятница

День событий, не самых приятных, пожалуй.

Первое — это маски ввели обязательные. Есть список мест, где за отсутствие маски могут оштрафовать на сто фунтов, к ним относятся все магазины, включая и те, где кофе на вынос. В пабах, кафе, ресторанах — понятное дело: масок лучше не надевать, иначе зачем приходить вообще, но там соблюдение дистанции, хоть и сокращенной с двух метров до одного. В парикмахерских и фитнес-клубах (которые кстати открылись) тоже не обязательно маски носить, потому как они считаются теми заведениями, в которых за всеми защитными от ковида мерами и без того неустанно следят.

Павел Евгеньич, весьма удивился, когда на свой дружелюбный вопрос, не заразилась ли я еще ковидом, услышал о введении обязательного масочного режима в ЮК: “Дык он же был, опять ввели?!” Он перепутал ЮК с Россией, должно быть.

Гейб первый раз маску надел в магазине сегодня, домой вернулся сердитый: трудно дышать, говорит. Попросил, чтобы я поискала ему где-нибудь шарф покрасивше, небось, думает, в нем будет дышать зашибись.

Второе — этоCollapse )
больше петуха

101-я годовщина, как же я не отмечу

Гейб сказал, что сегодня годовщина со дня смерти А.П. Чехова. Я сказала, что сегодня день рождения Айрис Мердок. Победила жизнь — к вечеру предстояла поездка в какое-то мердоковское местечко.

На переднем плане был Оксфорд, конечно. Во-первых, это рядом, во-вторых, было б уместно к тому же, пройтись по тем местам, где я так классно провела время в большой компании других мердоковедов на юбилейной конференции ровно год назад. Но Гейб уточнил: “Там ведь предстоит на автобусе от парковки ехать? Значит, надо брать маски?” Ох-ух-ой, я забыла о масках-то… Не поедем в Оксфорд пока. “Правильно! — одобрил Гейб, — а то ведь, знаешь ли, народу там много, в основном, молодежи, студентов — они больше всех ковид разносят”.

Мы поехали в Стипл Астон, где находится Кедр Лодж (резиденция Мердок и Джона Бэйли на протяжении 19 лет). Это час езды от нас примерно, и мы там бывали уже в 2017-м.
Collapse )
COVID-19

Снова о масках

Официальная новость дня: с 24 июля в ЮК вводится обязательный масочный режим во всех магазинах. Не прошло и полугода с тех пор когда это, действительно, требовалось, но тогда масок в продаже не найти было днем с огнем. С учетом того, что в производстве защитных масок кто-то нащупал предпринимательскую жилку, возникает вопрос: нет ли в этой обязаловке какой-нибудь подоплеки, а дело вовсе не в том, что в ЮК на 60 с лишним тысяч людей умерло больше, чем за этот же промежуток времени до пандемии. Умрет ли еще столько же, если в магазинах масок носить не будут?

К слову, я сама надела маску сегодня лишь во второй раз за всю пандемию. Первый раз (вряд ли тут кто-то помнит об этом) надела я маску, выехав в Лондонский офис в последний раз — и весьма иронично именно эта маска испугала мое начальство настолько, что мне тут же велели ехать домой. Во время локдауна я маску не надевала, ни к чему вроде как, если мы и так дистанцию соблюдали везде. А вот сегодня пришлось надеть, потому что — та-да-ааа (!): я отправилась в парикмахерскую. Сделала аппойнтмент, но пока не на стрижку, а на консультацию: стричь себя я вряд ли доверю кому-то, окромя Джонатана, и потому надумала внедрить причесочный план Б (или В или ХЗ под какой вообще буквой) — сделать замочить у себя на голове “пляжные локоны”, то есть особый такой перманент на длинные волосы. Думаю, мне пойдет, а если нет, тогда пущусь во все тяжкие и достигну-таки Джонатана, пусть хоть налысо меня стрижет.
Collapse )
больше петуха

7 июля, вторник

День рождения мамы. Ей исполнилось бы 79. А я перебираю архив на переносном диске и затрудняюсь выбрать пару снимков по этому поводу. Ее фотографий так ничтожно мало… А еще она даже в своем увядании, отягощенном страшной болезнью, оставалась красивой женщиной, кто же эту красоту разглядит теперь? Лишь сама память…
Collapse )

(Одно из последних ее фото. Самые последние я выставлять не хочу. Здесь она за год до своей кончины на утреннике у внука Илюши, 2001-й год.)

Дождь льет. Второй день не выходим на вечернюю прогулку. Обленились совсем.