Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

me2

Римма Ивановна

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

Мама дала согласие на мое поступление в музыкалку. На следующий же день после моего прослушивания она встретилась с Риммой Ивановной в заводском доме культуры/музыкальной школе и подписала необходимые документы. Потому что влюбилась. В Римму Ивановну, да. Не то чтоб влюбилась по-настоящему, как это могло быть между двумя женщинами, типа по-лесбийски так, нет: у Али порывов подобных никогда не было, насколько я знаю, да и традиционной вообще была моя мать ориентации. Просто, натура чувствительная, она “влюблялась” в разных людей, независимо от их пола, возраста, социального положения и т.п., то есть в каждого, кто на нее производил впечатление. Физического влечения притом могла не испытывать, лишь глагол такой употребляла: “Влюбилась!” — и всё тут.


Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
me2

Царица Музыки

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

Две молодые училки начальных классов делили учащихся 3-го “В”. Римма Нурхаметовна только-только из декретного вышла к началу нового учебного года, готовая принять бразды правления у Нины Павловны. За “декретный” период 3 “В” вырос качественно (в соответствии с возрастом), а еще больше — количественно: за пятьдесят с чем-то душ перевалило с притоком новых учащихся из Девятого микрорайона, бурно застраивающегося, и детей новоселов девать было некуда там. Нине Павловне предстояло взять на себя новый класс, и чтоб разобраться, кто из их их подопечных перейдет в ее 3 “Г”, а кто у Риммы останется “вэшником”, записали училки имена всех учащихся на бумажки, сложили в мешок для второй обуви чей-то и тянули по очереди.

Я Римме досталась, правда, они с Ниной едва не подрались из-за этого: уж так меня обе хотели, что Аля и то не поверила: “Да вы что? Что в ней такого особенного? — это мать моя обо мне так отзывалась. Самой-то мне лишь оставалось гордиться — не только любовью к себе сразу двух милых учительниц, но и общественным положением: еще во втором классе Нина Павловна перевела меня из санитаров в новую “должность”: я командиром звездочки стала, и на коричневом рукаве школьной формы красовалась уже не белая повязка с красным крестом, а красная звездочка, аккуратно пришитая Алей.

Прибавила я и в физическом росте: я уже не замыкала шеренгу по росту третьей с конца. В новом учебном году Римма Нурхаметовна посадила меня за четвертую парту в среднем ряду, рядом с симпатичным Валерочкой Кирием. Но не это все стало главным событием в начале третьего класса: оно произошло где-то на пятый-шестой день сентября, когда на столе любимой учительницы уже почти увял букет георгинов из бабушкиного палисадника.
Collapse )

Читать дальше
me2

Куприяновы

Обещанного три года ждут, у меня это все же чуть меньше заняло. Однако же вот оно - продолжение мемуаров. 😊

Начало всей саги

Ну что же, пришло время упомянуть Куприяниху. Подружку Алину с ранней юности (а то, может, еще с детства) — то ли жили они на соседних улицах и в одну школу ходили, то ли подружились уже на заводе, куда работать устроились, едва аттестаты зрелости получили, а там самодеятельность и — в общем, обе пели. Дуэтом. У Нины был первый голос — сопрано такой, очень нежный, у Али меццо... — впрочем про маму я уже говорила, что голос ее был офигительно бесподобным. Ей бы в музучилище на вокальное отделение после школы-то сразу, а не в селеновый цех завода полупроводниковых приборов, да легкомыслия было куда больше, нежели нужды добывать хлеб своим горбом, хотя, чего уж греха таить — нужды тоже хватало. Когда и где спелись Аля и Нина — уже вряд ли значение имеет. Куда важнее, что так всю жизнь и пропели, то есть всю Алину жизнь: пережила ее Куприянова Нина Петровна, и, надеюсь, до сих пор здравствует.

Судьбы у них сложились похожими, может, поэтому и дружили всю жизнь, водой не разлить. Даже избранники оказались у них, будто их по одним и тем же критериям выбирали: оба брюнеты, оба осанисты и высоки, оба профессиональные пианисты, и на аккордеонах тоже оба шпарили виртуозно. Уж начто и фамилии оказались созвучными, словно нарочно придумали их. Где и как познакомились мой отец и дядя Владик (ставший впоследствии председателем Союза Композиторов МАССР), мне уже не узнать. Наверняка дружили они с ранней юности тоже, познакомившись в музучилище, например. Может быть, Владислав и Евгений меж собой и не переставали дружить, когда моя мама ушла от того со мной в одеяльце, но в прежней компании вчетвером после этого уже никогда не собирались, и отца моего отстранили от его роли аккомпаниатора Али-Нининого дуэта — лишь дядя Владик продолжал им играть на протяжении лет десяти — до тех пор, пока сам не ушел от жены и детей… Музыканты ведь все — если не геи, то бабники.

Collapse )

Читать дальше
advent

On the Twenty-First Day of Christmas

Первым делом (после того, как проснулась во второй раз — поздно, очень поздно, ранним побудочкам не способствуют ни погода, ни новый локдаун) я сфотала елочные украшения на своей елке. Хотела вчера еще это сделать, ибо была соответствующая тема для сочинения, да решила, что в предыдущем посте и так иллюстраций хватает.


Collapse )
больше петуха

Дневник - 27 ноября, пятница

Внезапно сегодняшний день оказался днем авторской песни, которой я умопомрачительно увлекалась в далекой-далекой юности на протяжении лет десяти-пятнадцати, а потом лет десять-пятнадцать притворялась, что и не было у меня никогда подобного увлечения. Поводом этому послужили, во-первых, моя вчерашняя перепубликация давнишнего поста из “Кулинарного Ежедневника”, где я процитировала (искаженно) двустишие из одной песни, которая мне очень нравилась в то давнее-давнее время, а Сергофан_Прок (спасибо ему) непонятно где нашел полный текст. Автора — Ваську Паруса (a.k.a. Сергея Федотова) я никогда не забуду, земля ему пухом уже больше пяти лет, а вот всех слов из той песни вспомнить никак не могла. И хоть я всяческим образом пыталась о некоторых своих юношеских увлечениях забыть, порой так хотелось послушать его “Пашечку” в авторском исполнении — хотя бы в своей голове “прокрутить диск” от начала до конца , а иногда и вообще тянуло спеть, несмотря на то, что песня мужская. Ну просто очень мужская… А спеть хотелось — и все тут. Беда — слов я не помнила.

Удивительно, что у Паруса были не только очень мужские песни, но и необъяснимо женские. Будто он жил сразу за оба пола. Самую женскую из его песен — “Мой любезный, отоспись” я буду помнить, небось, даже в старческих делириях.

Ближе к вечеру еще один “blast from the past” возник во френдленте. Collapse )
me2

Мои лагеря. Часть восьмая: Конец Гагарина

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

У мамы и сомнений никогда не вызывало, что любая смена в пионерлагере имени Гагарина воспринималась мною как нечто особо желанное, и что ехала я туда с восторгом и такое получала от пребывания в нем удовольствие, что дай мне волю — жила бы все лето там. В действительности, лагерь этот я ненавидела, лишь каждый раз туда ехала с затаенной надеждой, что вот уж на сей раз все будет иначе: интереснее, веселее, самостоятельнее, романтичнее. Вопреки ожиданиям, каждая смена там все же оборачивалась обычным дурдомом, в котором я была вынуждена самостоятельно лишь искать какое-то спасение как от коллективных “психозов”, так и от индивидуальных психов. Романтика лагерей в положительном смысле явилась ко мне в полном обличье, но позже: когда я уже вышла из пионерского возраста. И о ней — той романтике — я может быть, расскажу еще позже, а пока вернусь все же к “Гагарину” — к своей третьей смене там.

Последовательнее, пожалуй, было бы все три смены изложить в хронологическом порядке всех событий, происшедших со мной в детстве от 9 до 11 лет, перемежая их лагерными этапами (простите за каламбур). Но раз “Остапа понесло”, так позвольте уж отчитаться обо всех сменах в “Гагарине” сразу, а прочую хронологию я потом восстановлю, как сумею.
Collapse )

Читать дальше
me2

Мои лагеря. Часть шестая: И снова Гагарин

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

А на следующее лето — что, вы думаете, со мной произошло? Правильно: я снова поехала в лагерь Гагарина — в тот же самый, в черте города, за кинотеатром “Мир” — прямо напротив работающих локаторов. И ведь не сказать, чтобы я этому сопротивлялась после своего первого (не слишком удачного) опыта. Наоборот, с воодушевлением собиралась опять, навстречу новой “романтике”.

Удивительно, как забывается плохое, а как новые надежды могут вытеснить неприятные воспоминания. Даже и было что вспомнить хорошего, год спустя: к примеру, вечернюю танцплощадку. Вожатая Елизавета Владленовна, хоть, может, и не особо о детях заботилась (уж во всяком случае, не по ночам, когда у тех живот болел ни с того ни с сего, а ей спать хотелось), но она фантастически танцевала шейк под под песенку “Облади-облада” (в исполнении, конечно, не “Битлз”, а советского ВИА). И в отряде своем всех желающих “Обладе” обучила. Я-то с танцами не ладила отродясь, что-то было во мне неуклюжее — и то в шейке том насобачилась так к маминой гордости, что на праздничных посиделках она каждый раз выводила меня в круг танцующих взрослых, чтоб я отплясывала “Обладу” им на загляденье.

Еще лагерь первого космонавта был знаменит целым комплексом тренировок к полетам. Collapse )

Читать дальше
me2

Памятный день

День рождения Олега сегодня, ему исполняется шестьдесят один, разменял седьмой десяток брателло, это ведь ужас какой-то. В прошлом году он праздновал свой юбилей не шестнадцатого сентября, а спустя почти целый месяц, лишь потому, что его сезонная работа музыкантом на туристском речном пароходе для дальних российских маршрутов, которую он называет “навигацией”, в это время была в самом разгаре. В этом году зато у него ни “навигации”, ни вечеринки в честь днюхи.
Collapse )
grumpy old woman

Дневник - 15 июня, понедельник

Большое событие британского локдауна: открыли промтоварные магазины. По всем каналам показывают очередищи в Примарк на несколько километров, где-то даже сама очередь “по записи”, говорят, где-то люди вообще ночевали у магазина, чтобы утром попасть первыми. При всем моем сочувствии к тем, кому уж совсем невмоготу стало от скуки, мне все же трудно понять, как можно в “Примарке” найти развлечение. Отвергаю поход туда как нужду для кого бы то ни было: все же промтовары товары первой необходимости можно купить на интернете — это не так интересно, конечно, все же retail therapy никто не отменял, но Примарк? Примарк?! Вы меня извините. Тем более, что одежные отделы в Маркс-энд-Спенсер, к примеру, уже недели две, как открыты — мы ж заходили туда в один из прошлых выходных, народу вообще не было.

Кто-то, может быть, возразит, дескать, в Примарке же цены! Ну так цены уже не сказать, чтобы ниже намного Маркс-энд-Спенсеровских. Лет десять назад там были цены, да, а сейчас — почти те же самые. А уж если качество сравнивать: простые футболки из M&S можно годами носить, а из Примарка — до первой стирки, потом уже стыдно надевать куда-то “на выход”, разве что дома носить, где никто не видит… Неужель за локдаун одежды домашние совсем износились у всех?

В общем, мы не поехали шопиться, подождем, когда спадут страшные очереди. Да и все эти правила поведения в магазинах, где ни померяешь, ни потрогаешь, отбивают лишнюю охоту.

На обед я запекла кукурузу, получилась вкуснющая. Еще филе трески запекла, салат из шпината, прочей зелени, помидор и красного лука порезала, заправила майонезом и греческим йогуртом.


Collapse )
чертик

О Голливогах etc.

Убрали из официального кинопроката “Gone With the Wind”. Удалили c iPlayer “Little Britain” — и хоть эта передача даже во мне вызывала лишь отторжение, но что дальше? Устроят торжественное сожжение “Робинзона Крузо”? Флаг британский уже пытались ведь сжечь — флаг страны, им предоставившей и кров, и дом... Продолжают крушить и осквернять памятники — статуи “рабовладельцев”.

Чего добиваются те, для кого “Black Lives Matter”? Неужели расизм можно изжить таким образом?
Collapse )


(Фотографии опять же не мои, но нижняя сделана кем-то уже в нашем поселке. Докатились...)