Category: образование

больше петуха

Дневник 6 ноября, среда

Настолько не примечательный выдался день (один из многих подобных), когда, собственно, даже писать не о чем. Но если не о чем, значит, день канул - и все? День - нуль без палочки? Один из уже не слишком многих нолей, оставшихся мне. А тех, что с палочкой, больше нуля - еще меньше.

Доехала утром на работу - как обычно, лишь Bakerloo Line на этой неделе слегка по утрам очумевшая после школьных каникул (на прошлой неделе на ней было даже приятно по утрам ездить). Каждое утро на этой неделе поезд подходит почти битком, и у самой двери (крайней в вагоне и потому узкой - такая конструкция) непременно стоит пузатый мужик. Не один и тот же, что было бы закономерно, а разный мужик каждое утро (вчера, например, стоял негр), но непременно пузатый. Стоит боком, возможно, нарочно, чтобы сквозь это пузо в вагон уж никто больше не влез, но я умудряюсь - и следом за мной умудряется кто-то еще. Затем двери закрываются, следующая станция - Бэйкер Стрит. Там много народу выходит, появляются иногда свободные места. Я сажусь и читаю The Handmaid’s Tale на Киндле до остановки Embankment - к тому времени уже не так много народу в вагоне, лишь несколько школьниц выпархивают впереди меня в униформе, словно стайка сереньких птичек. Щебечут, сучки. На поездах District и Circle (который быстрее придет на платформу Embankment) зато никаких проблем нынче, правда, народу все равно много. Читаю Киндл стоя - даже когда есть места, не сажусь, там ехать всего две остановки.
Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник 20 августа, вторник

Профессор Анн Роу ответила на мой имейл, отправленный еще в пятницу, лишь во второй половине дня сегодня. У меня вообще складывается впечатление, что представители академической сферы куда менее пунктуальны в переписке, чем представители бизнеса: в письменном общении с кем бы то ни было у меня на работе - попробуй-ка не ответь в течение дня (хотя бы кратко, мол, так и так, уведомляю о получении вашего сообщения, отвечу тогда-то - тогда-то). Стоило написать одной древней выпускнице Оксфорда и одному профессору литературы — как я вылетела из привычной колеи: одна почти месяц не отвечала, от другой — третий день ни слуху ни духу. Однако три дня — это меньше, чем месяц. Анн Роу сердечно благодарила, что я нашла для них (ДЛЯ НИХ???) Мэри - контакт с бывшими студентами Мердок имеет громаднейшее значение. Но вот со встречей ее бывших студентов в Чичестере в октябре я что-то напутала: встреча была в прошлом году, а в нынешнем октябре состоится лишь мердоковская конференция во Франции. Анн извинялась, мол, наверное, сама ввела меня в заблуждение. Но с Мэри всем встретиться все же нужно, пусть Майлз Лисон организует. Копия Майлзу отправлена.
Collapse )
больше петуха

Конради

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 9

Один по одному подходили принаряженные делегаты. Ко мне приблизилась Барбора - мердоковед из Чехии, мы взяли по бокалу шампанского, и трындели, разглядывая всех прочих. Неподалеку от нас вдруг возник “guest of honour”. “Это Питер Конради, - шепнула я Барборе, - мой старый знакомый”. Рассказала, как пять лет назад познакомилась со своим, можно сказать, “кумиром” и как перед ним робела, хоть он сам первым ко мне подошел, начал расспрашивать с интересом, кто я, откуда, и на какую панель собралась. На той конференции я в первый день не осталась на ужин, о чем очень жалела: Конради, согласно свидетельствам очевидцев, во время обеда делился своим положительным впечатлением обо мне, хотя серьезно о чем-либо мне с ним даже поговорить не удалось. А полгода спустя, на его лекции, посвященной Шекспиру и Мердок, меня к нему чуть ли ни за руку привела бесцеремонная Надя Ю. - подруга моя закадычная, и разговор у меня с ним состоялся хороший, о чем вот только - убейте не помню, правы люди: впечатления нужно сразу записывать.

Collapse )
Читать продолжение

Читать с начала
больше петуха

Фон Мотесицки

Записки о юбилейной конференции
День рождения, часть 5

Кабинет декана St Anne’s на втором этаже двухэтажного здания. Поднимаемся по лестнице - не слишком широкой, Имельда впереди меня. На уровне моих глаз ее ноги в колготках - черных, но все же просвечивающих слегка, и невозможно не разглядеть на ногах… На ногах... Боже, что это?.. Комары ее так покусали? Правда, в Оксфорде нет комаров, если были бы, то мои ноги (а также руки, шея, лицо и все туловище) покрылись бы не меньшей россыпью болячек: на комаров у меня аллергия. Может быть, комары есть в Нидерландах? Покусали Имельду - она расчесалась - болячки за три дня не сошли… Но тогда у комаров в Нидерландах диета особая - пьют кровь из ног исключительно. Когда до меня доходит, что подобных следов от комаров быть не может, и они у Имельды, скорее всего, от потушенных об ноги сигарет, мне становится дурно. Минут пять соображаю: где я, что со мной, кто такая фон Мотесицки, кто такая Iris Murdock (MURDOCK?! REALLY?) на указателе в кабинет декана Оксфордского колледжа, в котором она когда-то работала, чьи “portrait and items” за этой дверью находятся.

Всякие мираклы случаются на мердоковских конференциях, верно подметила Анн Роу, включая оживших персонажей романов Мердок (и не спрашивайте, кто из них ожил в призрачной Имельде де Вальк, но в том, что кто-то ожил прямо передо мной - не сомневаюсь).

Очередь в кабинет декана - запускают по несколько человек. Постепенно я прихожу в себя. Когда захожу в кабинет - вижу сразу нескольких человек у портрета - толпятся. В ожидании освободившегося места там (желательно наедине с портретом) рассматриваю другие “items”.
Collapse )
Читать дальше

Читать с начала
больше петуха

Картинки с выставки

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 5

В школе Фребеля, где юная Айрис училась с 1925 по 1932, было чуть более 100 учеников. Судя по фото, которое я увидела впервые, практически все ученики на нем представлены вместе с учителями. Указатель под фото не говорит, где тут Айрис, лишь намекает, что она среди тех милашек, что сидят во втором ряду.


Collapse )
Читать продолжение

Читать с начала
больше петуха

Lost in translation

Записки о юбилейной конференции
День всяких искусств, часть 3

После Каннингема - перерыв на кофе/чай. И снова панели. На сей раз предстоял выбор из 1) Мердок и Арендт, 2) Lost in translation, 3) Поэтика.

На третьей панели выступал мой-считай-уже френд — профессор Японии Пол Хуллах по теме “Айрис Мердок как Дзен поэт-философ”. Там же читала доклад другая ФБ френдесса (знакомая и по предыдущим двум конференциям) Памела Осборн - PhD, исследователь архивов в университете Кингстона. Тема ее выступления — “Последнее стихотворение Мердок”. Оно называлось загадочно “Но галка…” Должно быть, Айрис его написала уже на пару с Альцгеймером, иначе оно бы не стало последним. Но это мои домыслы все же, потому что я не пошла на “Поэтику” - не люблю стихов с некоторых пор. Странно: любила ведь в молодости, даже в песнях предпочтение лирике отдавала, нежели музыке. Сейчас наоборот. Вместо “Поэтики” я пошла на “Lost in Translation” — это единственная, пожалуй, панель на нынешней конференции, куда я сама бы доклад могла предоставить, будь на то у меня время и воля. К тому же там выступала моя новая знакомая Барбора. Ее доклад назывался “Восприятие работ Айрис Мердок в читательских и академических кругах Чехии”.

Collapse )

Читать дальше

Читать с начала
больше петуха

Профессор Каннингем: How Good?

Записки о юбилейной конференции
День второй - День всяких искусств, часть 2

Валентин Каннингем — оксфордский профессор литературы в Колледже Корпус-Кристи — знал всех: Айрис Мердок, Джона Бэйли, А.Н. Уилсона с его бывшей женой Кэтрин Дункан-Джонс, профессора классики Эдуарда Френкеля (впрочем я сомневаюсь, что последнего знал лично)… Проф Каннингем даже сам попал в мемуары Джона об Айрис. Но неправильно, он считает, попал, некрасиво, там все переиначено, художественно разрисовано, искажена реальность. (А на что рассчитывал, собственно? Я всегда говорю, что в мемуарах все искажено субъективно, даже и в этих записках уже исказила поди всё, что можно, ну да речь тут не обо мне.)

Однажды Каннингем увидал уже тяжело больную Альцгеймером Айрис, рассеянно бредущую по Вудсток роуд. По опыту со своими родными знал, что с больными деменцией такое бывает - уходят из дома с какой-то “целью”, а потом не могут понять, где находятся, просто бредут. Он знал, где живут Бэйли, и отвез Айрис домой. В мемуарах Джон Бэйли пишет, что не признал его сразу, даже забыл, как зовут и спросил имя. “Он меня знал, помнил, не спрашивал имени!” — говорил нам проф Каннингем на свой лекции. В мемуарах Джон Бэйли пишет, что Каннингем торопился на занятие со студентом. “Никуда я не торопился, и такого ему не говорил!” Джон Бэйли пишет, что Вал Каннингем улыбнулся ему, помахал дружелюбно и сел в свою машину. “Не махал я и не улыбался! И был без машины! Привез Айрис домой на такси”. Всем известно, что Бэйли в своих мемуарах приврал короба с три: кое-где для художественности, кое-где умышленно скрывая правду о своей жене, а кое-где детали просто значения не имели, как, например, в случае с Каннингемом. Но Каннингем так не считает. Он на Джона обижен за то, что тот просто вставил его честное имя, имея в виду кого-то другого (хоть Айрис с Альцгеймером вряд ли раз много раз удирала из дома), либо представил его, Каннингема, как идиота, который сам врет.
Collapse )
Читать продолжение
Читать с начала
больше петуха

Прибытие

Записки о юбилейной конференции
День первый - День престарелых - Часть 1


Прибытие


Пришло наконец-то тринадцатое. В Принцес Рисборо в 7.16 утра я села в поезд на Оксфорд. Через сорок минут была там. Шла пешком от вокзала с чемоданчиком на колесах, представляя, как в 1938 году первокурсница Айрис Мердок, возможно, тоже тащила какой-нибудь чемодан (без колес) по тому же маршруту, правда, не в St Anne’s (где работала позже), а в Somerville, ну да оба колледжа там рядом на Woodstock Road, почти напротив друг друга.

В St Anne’s я сдала чемоданчик в “чулан” (камеру хранения) - в номер на кампусе можно было вселяться лишь после обеда. Засвидетельствовала свое прибытие Фрэнсис Уайт и двум юным студенткам, что регистрировали делегатов перед огромным шатром, раскинутым, словно гигантские паруса, на лужайке колледжа специально для конференции, чтоб люди там ели, пили кофе, чай и тусовались кому как приспичит. Получила полотняную сумку с рисунком самой Айрис Мердок, программу, буклеты и бейджик, где моя фамилия обозначалась с ошибкой (мне сойдет, я сама дислексик). “Ну что, Таня, - сказала мне Фрэнсис, - купаться нынче пойдете?” Я сказала, что вряд ли, разве что в неглиже, если никого не смутить этим (о ритуале купаний на конференциях в честь Айрис Мердок я расскажу, может быть, позднее). Фрэнсис расхохоталась прокуренным смехом: “Я тоже. Ну ладно, пока что идите в столовую, как следует там позавтракайте”.
Collapse )

Читать дальше
больше петуха

Привет из Оксфорда


Ну что, опозорилась я ведь. И не только перед своей аудиторией в ЖЖ и на Фейсбуке (неважно, что малочисленной), а также и перед Гейбом, пригласив его на лекцию в новый зал Библиотеки Бодли в Оксфорде. “Будет выступать Питер Конради”, - сказала я. Перепутала Питера Конради с Питером Гаррардом! Ну ладно, ладно - дислексия подвела: вместо “G” я прочла “С” в начале фамилии, остальные буквы уже выстроились, как моему мозгу приспичило, но чтобы перепутать литературоведа с неврологом!.. А то ведь я даже еще впечатлилась: нефигасе, подумала, Конради-то наш какого широкого профиля спец, преподает сейчас в медицинском институте, после того, как ушел в отставку из гуманитарного… Предложила Гейбу прихватить с собой последнюю книгу мемуаров Конради, что я купила на Амазоне, чтобы тот ее подписал Гейбу на память, мне-то он уже подписал “Биографию Айрис Мердок” пять лет назад - и у нас в доме таким образом было бы две подписанные им книги, Гейб ведь тоже его читал и даже высказывался положительно.

Никаких сомнений не закралось в мою голову (под стать исследованию профессора Гаррарда), даже когда мы с Гейбом сидели уже в кафе библиотеки, взяли по кишу с салатом на ланч. Время от времени я раскланивалась с кем-нибудь - кругом знакомые лица: вот мердоковедочка Фрэнсис Уайт - одна из организаторов конференции, вот доктор Майлз Лисон из Чичестерского университета - руководитель сообщества в сопровождении стайки юных студенток, доктор Джиллиан Дули из Австралии, профессор Черил Боув из Америки, профессор Анн Роу - вторая в Англии после Конради, грек Афанасиос - с ним я пять лет назад познакомилась, мы с ним всюду е рядом оказывались и подхихикивали над этим - он, само-собой, пидор.
Collapse )
Titian

Айрис. Глава 3 - БМБ. Часть 1

Одна из знакомых мердоковедов (профи), которая к тому же активно участвует в организации нынешней юбилейной конференции, написала еще вчера на ФБ, что отправляется в Оксфорд на конференцовский "D-Day". У меня он сегодня: через полчаса едем с Гейбом в Оксфорд на лекцию Питера Конради (биографа Мердок). К вечеру вернемся домой - завтра я опять еду в Оксфорд - на саму конференцию, не уверена, что у меня будет возможность зайти в ЖЖ до вторника, поэтому в честь своего D-Day оставляю тут начало третьей своей попытки беллетризованной биографии Айрис. Это весьма черновой отрывок (не судите строго). Если хотите читать с комментариями, подождите, когда я их здесь добавлю.
Collapse )