Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

me2

Царица Музыки

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

Две молодые училки начальных классов делили учащихся 3-го “В”. Римма Нурхаметовна только-только из декретного вышла к началу нового учебного года, готовая принять бразды правления у Нины Павловны. За “декретный” период 3 “В” вырос качественно (в соответствии с возрастом), а еще больше — количественно: за пятьдесят с чем-то душ перевалило с притоком новых учащихся из Девятого микрорайона, бурно застраивающегося, и детей новоселов девать было некуда там. Нине Павловне предстояло взять на себя новый класс, и чтоб разобраться, кто из их их подопечных перейдет в ее 3 “Г”, а кто у Риммы останется “вэшником”, записали училки имена всех учащихся на бумажки, сложили в мешок для второй обуви чей-то и тянули по очереди.

Я Римме досталась, правда, они с Ниной едва не подрались из-за этого: уж так меня обе хотели, что Аля и то не поверила: “Да вы что? Что в ней такого особенного? — это мать моя обо мне так отзывалась. Самой-то мне лишь оставалось гордиться — не только любовью к себе сразу двух милых учительниц, но и общественным положением: еще во втором классе Нина Павловна перевела меня из санитаров в новую “должность”: я командиром звездочки стала, и на коричневом рукаве школьной формы красовалась уже не белая повязка с красным крестом, а красная звездочка, аккуратно пришитая Алей.

Прибавила я и в физическом росте: я уже не замыкала шеренгу по росту третьей с конца. В новом учебном году Римма Нурхаметовна посадила меня за четвертую парту в среднем ряду, рядом с симпатичным Валерочкой Кирием. Но не это все стало главным событием в начале третьего класса: оно произошло где-то на пятый-шестой день сентября, когда на столе любимой учительницы уже почти увял букет георгинов из бабушкиного палисадника.
Collapse )

Читать дальше
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник - 27 марта, суббота

Ясен пень, что день прошел под эгидой Царя Гороха. Одноименный суп же вчера сварила. Целую большую кастрюлю. А потом тут некоторые ходят и жалуются, что у них кожа короткая.

Хотели совершить с некоторыми большую прогулку, но не сказать, чтобы погода благоволила: ветер холодный и резкий. Ближе к вечеру, но пока еще не стемнело, прошлись до станции, там свернули в бизнес-парк имени красных коршунов, прошлись вдоль, поперек не пошли уже — вернулись домой в сумерках привычным маршрутом.

Ближе к ночи явилась в Вотсапе подруга Михална, которая в Праге живет. Она нынче пишет учебник по английскому языку для чехов. Явилась она чисто так — поинтересоваться, как я отношусь к Кембриджскому словарю, и пользуются ли англичане на письме запятыми. А то у Михалны коллега в Пражском университете — некая Эшли-американка — нэйтив спикер, понимаете ли, и потому вечно с Михалной — той самой Михалной, которая даже меня еще в советском ВУЗе обучала оксфордскому диалекту, спорит аж до хрипоты, что по-английски (в британском причем варианте) запятые идут за дурной тон и невоспитанность, а все кембриджские словари, да и оксфордские заодно, нужно вообще послать нах, ибо они неправильные.
Collapse )
больше петуха

О событии в Батли

Дневник - 26 марта, пятница

Хотела вообще-то я переписку с подругой на тему о расизме связать со своими размышлениями о сегодняшних событиях, но решила таки, что расизм и религия — понятия не всегда и везде совместимые.

О событии в йоркширском городке Батли я услышала нынче лишь во второй половине дня, когда по дороге в пет-шоп мы с Гейбом радио слушали. Для тех, кто не в курсе:

На уроке по религиозному образованию учитель показал классу карикатуру пророка Мухаммеда. Что вызвало негодование среди учащихся (скорее всего не все из них исламисты, раз уж учитель, наверняка, без всякой мысли о нанесении оскорбления чувствам верующих, показал классу картинку). Учащиеся, их родители, их дяди-тети-двоюродные и троюродные, а также все близлежащие аулы (э… я хотела сказать, мусульманские комьюнити) английского города Батли собрались у ворот школы с требованием уволить учителя. Учитель временно освобожден от работы. Его имя ни в одном СМИ не упоминается.


Collapse )

Дневник - 3 февраля, среда

Вот таки-так — ходишь-ходишь в школу… смотришь-смотришь соуп-оперу, а потом бац — и конец эпохи: из нее уходит центральный персонаж после пятнадцати лет мелькания на экране каждый вторник. Из медицинской драмы “Холби” ушла Джек Нэйлор, моя любимая хирургиня. Да и не только моя небось: вся аудитория “Холби” взорвалась на Фейсбуке после вчерашнего эпизода. Мало того, что докторша Джек — специалист, каковых в реальных больницах и не бывает, возможно: если бы каждого безнадежного спасали вот так на столе хирургическом, прям на грани фантастики, так ведь больше во всем Холби нет личности более противоречивой и более харизматичной. Из-за нее, может, я и садилась смотреть “Холби” по вторникам, тем более, когда оттуда один за другим оттуда ушли прочие доктора: Фрида Петренко, Серина Кэмпбелл, Рик Гриффин… — тоже любимые, хоть и не в такой же степени, как Джек Нэйлор. Остались из “долгожителей” разве что Саша Ливи да Эрик Хансен, но и они как-то мало мелькают, в основном, молодежь там, интерны зеленые.

Collapse )
Тетя-шаперон

Тотальный Диктант

А вы писали Тотальный Диктант, а? Писали когда-нибудь? Я лишь вчера вечером в общении с бывшей однокурсницей узнала с удивлением и восторгом, что в России существует такое явление, как Тотальный Диктант, доступное любому желающему. И желающих-то, оказывается, пруд пруди!

Логично будет предположить, что любой желающий написать Тотальный Диктант, может иметь не только мнение о себе что он(а) — человек, скорее, грамотный, нежели неграмотный, но и в самом деле, быть все же грамотным? Логично будет предположить, что раз желающих написать Тотальный Диктант достаточно много в РФ, то и грамотных дофига, или нет?

Откуда ж берется тогда столько безграмотных, в российских соцсетях, например?

Связана ль грамотность с образованностью в РФ? По идее, должна. Тогда грамотных должно все равно больше быть, чем наличествует в соцсетях, вроде, нет? Потому что образованность вроде как связана с образованием, и их нынче, как минимум, два (только высших) у большинства россиян. Кандидатов наук всяких нынче огромная куча, докторов наук, и т.д.. Образование — уж не взять круче, а образованности никакой.


Collapse )
me2

Про мою карьеру

Cерия первая и, конечно же, не завершенная

В 17 лет я умышленно завалила вступительный экзамен в ВУЗ после того как прослушала ответ по Истории СССР предыдущей абитуриентки, которой приемная комиссия дружно поставила пять, и решила: “Ну вот не хватало мне еще с такими учиться в одной группе”. Подошла крупным шагом к комиссии, сказала, что не знаю ответа на свой билет, получила неуд и вышла на улицу.
Collapse )
больше петуха

Дневник - 6 ноября, пятница

В Америке цирк, на арене злой клоун Дональд. В Англии локдаун. В России одна замечательная новость: Младшынький-наш Илюша поступил в аспирантуру. Давно ль в детский садик ходил. Старшынький тоже у нас аспирантом ведь был, без пяти минут “кондедат наук” (у него вообще-то дислексия еще хуже, чем у меня): до сих пор не защитился лишь потому, что не захотел триста тысяч каких-то выкладывать для комиссии на “полянку”, зато от армии закосил, пока, типа, в аспирантуре учился.

По этому поводу мы с дядюшкой Гейбом выпили по бокальчику Примитиво под стейк за обедом. Остаток дня я работала вполне усидчиво и усердно.
Collapse )
me2

Мои лагеря. Часть пятая: В назидание педагогам

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

Посещение “параллельной реальности” оказало на всех вовлеченных неизгладимое впечатление. На Веру, наверное, больше всех: она ведь была среди нас самой младшей. То ли из-за нашего приключения в лесу, то ли она в “Гагарине” пришлась “не ко двору”, но Вера все время ревела. Просилась обратно домой.

Конечно, она скучала по маме. Это само-собой: мы все тосковали — для многих ведь это был первый в жизни отрыв от родителей, да почти сразу на месяц. А Вера такая совсем еще маленькая... Ей, может, было бы лучше в “Солнышке”, со сверстниками-восьмилетками, да и с педагогами там, кажется, повезло больше, чем в нашей “Ракете”, где и вожатая, и воспитательница, явно, не слишком любили детей. Все малыши в “Солнышке” казались со стороны такими беспечными, жизнерадостными... А в нашем отряде — куда ни глянь — одни хмурые лица. Зато мы тут с Верой, пожалуй, впервые за всю жизнь не ссорились, находясь в группе других ребятишек: большинство из которых относились к ней, как к салаге, и я своим долгом считала защищать ее постоянно. Самой мне от этого было не легче, тем более, сестра то и дело реветь начинала. И ведь не только она тосковала по дому, и мне к маме очень хотелось, но опускаться до рёва я себе не позволяла. И дерзко смеялась я вместо этого: нарочито, “демонически”, как в лесу, когда мы заблудились, — так было слезы скрывать чуточку легче.

Вера тоже стала свои скрывать от меня — понимала же, что мне ее слезы, словно нож по сердцу. Бывало, качаемся на балансире — она сидит напротив меня, а лицо отвернула, смотрит вдаль через плечо, куда взгляд, полный слез, не доставал. Может, ждала, когда там на горизонте появится, словно добрый волшебник, силуэт кого-то из наших родителей, приблизится и заберет нас домой, как с “площадки” кто-нибудь забирал год назад по вечерам. Но у родителей возможности не было каждый вечер в “Гагарина” приезжать, даже если разлука с детьми им тоже казалась нелегкой. Любой из родителей мог бы свое дитя там навестить, как только душа не вытерпит, в конце-концов, лагерь был в черте города, но им строго-настрого было велено приезжать только в “родительский день” — то есть формально один раз за всю смену. Эта формальность каждый выходной игнорировалась. В первую же субботу приехала тетя Галя и забрала Веру домой.

Это событие на меня повлияло двояко. Collapse )

Читать дальше
me2

Мои лагеря. Часть вторая: Сборы во “взаправдашний”

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

Первым делом она провела инвентаризацию туалетных принадлежностей: сколько “Хвойного” за смену измылила дочь, сколько зубного порошка “Жемчуг” убавилось в жестяной баночке. Заглянув в мыльницу, Аля нахмурилась: “Опять что ли не умывалась? — А затем баночку жестяную открыла и расцвела в улыбке. — Ну хоть зубы почистила от души!” Мне было совестно признаваться, что полбанки “Жемчуга” рассыпала я как-то нечаянно в лагерном умывальнике и, опасаясь, что дома влетит, едва не заплакала: “Жемчуг” был дорогим, стоил аж двадцать копеек, в то время как дома обычно меня призывали чистить зубы порошком “Детский” в пузатой картонной коробочке, он стоил четыре копейки. В девять лет я имела уже представление о ценах на вещи и о том, что у нас в семье лишних денег никогда не водилось.

В то лето, когда я уже перешла в третий класс, а Вера окончила первый, нас с нею впервые отправили в лагерь — “взаправдашний”, а не на какую-то там салажью “площадку”, откуда на ночь детей забирали домой, и где к нам относились вообще, словно к ясельникам каким-то. Во “взаправдашнем” лагере предстояло всю смену прожить “самостоятельно”: без родителей, как пионерам — совсем уже взрослым ребятам, неважно, что мы-то с сестрой были еще октябрятами. Во “взаправдашнем” лагере все “классно и суперски”: костры жгут по вечерам, песни разные учат, а затем на свой лад переделывают, вставляя смешные словечки, танцы там перед отбоем устраивают — не под баян, а под магнитофон, шейк танцуют и даже (с мальчишками!) медленный, ночь полна приключений, когда пацанов мажут пастой зубной — романтика! Обо всем этом взахлеб говорила нам Лена — двоюродная сестра, старшеклассница, уже вышедшая из пионерского возраста и потому, наверняка, нам с Верой слегка завидовала. Collapse )

Читать дальше
me2

Мои лагеря. Часть первая: Площадка

Предыдущий отрывок

Начало всей саги

О своих первых летних каникулах я частично упоминала уже в одном из этих рассказов (когда бабушку положили в больницу, а маме каждый день приходилось на работу ходить). Была бы я беспризорником целое лето, да на счастье (если не на мое, то уж во всяком случае на мамино) профсоюзы и школы награждали особо отличившихся родителей (за плату, как правило, хоть и умеренную) путевками для их детей в пионерлагеря и на так называемые “площадки”.

Типичной “площадкой” было нечто среднее между пионерлагерем и… Collapse )

Читать дальше