Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Пантелеймония

Соуп-опера

Достойное продолжение в Eastenders сюжета о Стейси Слейтер, вернувшейся из тюрьмы в понедельничном эпизоде. Она там, действительно, вступила в брак с сокамерницей, которую выпустят из тюрьмы на неделю позже. Сокамерница сразу же явится к месту проживания своей законной жены, то есть на Альберт-сквер в Уолфорде (восточном лондонском регионе – вымышленном для этой соуп-оперы), забежит на минуточку в Minute Mart (магазин) за электронными сигаретами, а там – та-да-аа! Мизз Суки Панасар – его нынешняя владелица. На ловца зверь бежит.

Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
больше петуха

Дневник - 9 октября, суббота

Вчера Злыдень-Средний и Киса отмечали третью годовщину супружеской жизни. Кисуля запостила на ФБ фотографии трех лет: свадебную, фото первой годовщины и нынешней, где они уже втроем с четырехмесячным Лёвой. Во всех трех фигурирует на бэкграунде оливковое дерево, о чем Киса — отчасти наивно и искренне, отчасти напыщенно написала, что оно, мол, является “символом их свадьбы”. Со своими очень искренними пожеланиями всего самого лучшего их молодой семье, но едва сдерживая иронию, я написала там в комментарии, что символ прекрасный, действительно. Любое дерево — это символ семьи, а оливковая ветка еще и мир символизирует еще со времен древних греков. Пожелала мира их молодой семье, мира в их душах и мира вокруг них.

Спросите: откуда ж ирония?
Collapse )
больше петуха

"Тоталитарная слежка"

Дневник - 3 октября, воскресенье (наверстанная запись)

Вспомнилось, как обсуждали в Москве обсуждали со Старшыньким проблему “тоталитарной слежки”. То есть я высказывала свою точку зрения (все же в части всего процесса я могу считать себя профи), что никакой “слежки” нет, а есть обмен данными между пользователями и провайдерами каких-либо интернет-услуг, который производится в целях маркетинга и успешного бизнеса этих провайдеров; что у пользователей всегда выбор есть — разрешать распространение своих личных данных или нет; что за такими, как Ёра и я – то бишь рядовыми, обывательскими, ничем не примечательными личностями кому-либо следить нерезонно, нахрен надо кому-то вообще, если даже скрывать-то особо нечего, кроме мыслей своих разве что, да и те — ну кому где-то нам “наверху” они могут быть интересны? Старшынький, наоборот, во всеоружии паранойи и с пеной у рта мне доказывал, что “где-то там наверху” следят за любым смертным, что не только на каждом подъезде в Москве скрытые камеры и все телефонные разговоры прослушиваются, но слушают даже обычные разговоры, вроде того, что мы имели в тот самый конкретный момент, даже при выключенных Алексах/Алисах и Сири.
Collapse )
больше петуха

Дневник - 19 августа, среда

Оказывается, годовщина свадьбы у моих кузенов нынче — Оли и Жени. Я не спросила, какая по счету. Вторая, наверное, или третья. Олин папа (мой, наверное, самый любимый родственник Николай Михайлович — Коля) еще был жив, на свадебном фото выглядел неплохо (а он умер чуть больше года назад).



А вот свадьба Олиных родителей 6 Мая 1978 года, когда я впервые в жизни оказалась в ЗАГСЕ и мама Аля едва меня не споила шампанским. Свидетель у Коли такой был красавчик прям, до сих пор вздыхаю.


Работаю много в последние дни. Нынче дождь не перестает почти, как зарядил с утра — и до самого вечера. Просыпалась опять я с большим трудом, Джинджа и Буся так вообще целый день дрыхнут. Работала нынче я почти до восьми вечера, сейчас это уже сумерки. Дождь зато прекратился — можно было прогуляться на свежем воздухе.

Павел Евгеньич, похоже, решил мне наконец нахамить. Должно быть, в отместку за то, что отчитала его вчера. Даже не отчитала, а прямо и откровенно высказала, что думаю о его нелепых фантазиях, в том числе, о наших с ним отношениях. Ясно, что мы с ним знакомы не были все его пятьдесят лет, ну и мужик сконфузился, когда увидал впервые меня на юбилее нашего старшего брата, всю такую расфуфыренную. Меня, может, и не задевали б особо его намеки с уклоном в инцест, но не будь он мне братом единокровным, я бы и дважды не глянула в его сторону, а ему (и подобным) невдомек, что некоторые “комплименты” не могут приятными быть.

В общем, в “отместку” он мне сегодня отписал, что занят не “женским делом” (маринованием грибов), а на мой вопрос, какое дело считает мужским, ответил совершенно по-хамски, что за рулем, например, все бабы тупы, и вообще он их воспринимает “на много ниже себя по многим параметрам”.

Пиздюк необразованный.
буки

Продолжаем о просвещении и окультуривании

Из 13 сэмплов букеровского лонглиста я прочла на сегодняшний день:

1) The Mirror & the Light — хоть этот, собственно, не дочитала, чересчур длинный сэмпл и не совсем интересный, обещающее лишь начало. Не факт, что и весь роман окажется такой же нудятиной, но предпосылки есть при полном объеме 912 страниц. Автор - Хилари Мантел — британка.

2) Such a Fun Age — похоже, чиклит с претензией. Могу ошибаться, конечно. С первой главы тема: “Опять негра обидели лишь за то, что он(а) негр”. Автор — Кайли Рид, американская негритяночка.

3) Love and Other Experience — бытовая история: семья, ребенок. У одного из родителей бзик на фоне растущей в мозгу опухоли, мерещится муравей, который однажды заполз в голову и остался там жить, но второй родитель не верит (муравью, не опухоли), в связи с чем развивается ссора и большая семейная драма. Ничего особо нового-интересного такое начало не предвещает, даже тот факт, что оба родителя — женщины, Collapse )
больше петуха

Дневник - 31 июля, пятница

Жара: я вернулась к своим экспериментам с домашним “бассейном” и короткими загораниями в саду на газоне в перерывах между работой. Сегодняшний день на третьем месте по рекордам жары в ЮК: +35 в Принцес Рисборо.

Джиндже жарко: отросла ее шерстка после последней стрижки. Я решила опять постричь, нефиг ей маяться от жары. Добровольно и с явным удовольствием, а также с пониманием всего происходящего она подставляла под мои ножницы свой животик, жопку и ляжки — но потом глянула в зеркало и обиделась. Спряталась в “домик” на сильно потрепанном “кошачьем дереве”, который с год уж, наверное, не посещала: “дерево” было куплено и установлено в тот день, когда мы котят привезли, оно давно уже не соответствует их размерам, и не выкидывали мы его лишь из-за того, что в подвесной “люльке” до недавнего времени любил поспать Буся, целиком в ней, конечно, не умещался. Так как с месяц примерно даже Буся перестал ходить в “люльку”, мы собрались таки отвезли это “дерево” завтра на свалку вместе с моим старым креслом. А вот нате-ка: Джинджа, словно почувствовала, что ее хотят лишить “собственности”. Смешная такая…

Вообще я, пожалуй, напрасно, ей приписывала лишь красоту, а ум — только Бусе. Джинджа куда умнее, чем кажется. Она также киса с “привычками”: спать ложится, к примеру, сразу после того, как ложусь я, на коврик с моей стороны кровати. Когда выключаем свет, она запрыгивает на кровать — сперва в ноги, затем ко мне на грудь, требует, чтоб я ее гладила правой рукой, а на левой она мне сосет пальчик. Только на левой руке и обязательно безымянный. По утрам она после нашего завтрака точит когти, потягивается и начинает попискивать, голосок то-ооненький, как у мышки, и совсем не такой, как у Буси: это знак папе Гейбу, чтобы тот срочно шел за стол в своей комнате. Стоит ему в свое кресло сесть — Джинджа тут как тут — на стол запрыгивает, со стола на его грудь, мордочкой ему в шею тычется и мурлычет. С минуту сидит на груди у него, затем в спальню уходит — у нее утренний сон “по расписанию”.

К пятничному обеду (сибас с картошкой, фиш-энд-чипс домашнего приготовления) откупорили новозеландский совиньон-блан 2019-го. Вещь! (Хоть я к белому вообще-то не очень, почти все для меня на один вкус, но это… Бывают приятные неожиданности, еще приятнее тем, что в жару.)
Collapse )
больше петуха

Дневник - 26 мая, вторник

Локдаун продолжает хиреть. Он уже не “лок” и не “даун”, а наоборот “ап”, “аут” и оп-па-на!. Оnwards and upwards. Всем понадобилось outside — скоро на большой лужайке перед нашим домом негде яблоку будет упасть. Скоро все пошлют два метра нах. Скоро природу засорят, засрут пространство. Эх, не сиделось в локдауне людям. Бывало, мы вечерком выйдем с Гейбом — перед нами чисто поле, позади пустая тропа, и никого не видать ни справа, ни слева. А сейчас даже Гейбу не пернуть без риска донести фьюмы до кого-то, помимо меня, ну да во всем есть хоть что-нибудь да хорошее: авось будет сдерживаться.

Виноваты во всем Борис Джонсон вместе с его плешивым знатоком Фукидида и Достоевского. Я не совсем правильно о нем написала на днях, что из Лондона мотанулся за триста миль на север страны к больной жене и ребенку. Все было еще хуже: заболела у Каммингса вся семья еще в Лондоне почти одновременно с Джонсоном (возможно, на Даунинг-стрит вообще все переболели); и вместо того, чтобы сидеть дома, согласно ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМ постановлениям (то есть тем самым, которые они же на всю страну навязали - хоть и правильно, но слишком поздно), Каммингс повез ВСЮ семью в Дарем — во вторую свою резиденцию, где у него живут родители на обширнейшей территории, в состав которой даже частный лес входит. А потом, уже почти выздоровев, поехали всей семьей погулять возле замка Барнард в тридцати милях от дома в Дареме, стало мало им частного леса, в то время как всему населению страны (даже тем, кто вообще был здоровее некуда) не разрешалось выезжать более чем за шесть миль. Эту выходку Каммингс объяснил тем, что хотел, дескать, проверить, готов ли после болезни вести машину не тридцать, а триста миль — обратно в Лондон, где ему предстояло выйти на работу.

Все население страны требует отставки Каммингса, а Джонсон нам говорит, дескать, а чо он сделал такого? Любой бы родитель повел себя так, и хватит уже склонять его, бедного. И как теперь доверять этим сучьим рылам?.. Почему Джонсон просто Каммингса не уволит на виду у всей нации, все бы на этом вполне успокоились? Либо без Каммингса он не способен руководить страной и правительством, либо, сохраняя карьеру ему, о собственной шкуре заботится. Может, Каммингс пустился в шантаж — кто же знает, от него можно ожидать чего угодно.
Collapse )
больше петуха

Дневник - 22 апреля, среда

Две коронавирусные истории расстроили меня сегодня, одна из центральной прессы, другая из местного сообщества на ФБ. Проглядывала фотографии ста выборочно представленных в некрологах жертв ковида в ЮК, от текста под одной из них сжалось сердце до боли: 26-летняя Соня Кейган, что работала по уходу в доме для престарелых… Ей самой было всего-то лишь двадцать шесть, да еще 3-летнюю дочку одна воспитывала. Одна из ста фотографий… Сто из 18,100 погибших от этой болезни в нашей стране на сегодняшний день — и своя история есть у каждого.

А кто-то из жителей живописного нашего Принцес Рисборо, что я на фото почти каждый день тут показываю, написал сегодня на ФБ, что не знает как обратиться в Food Bank, просил совета. Семье этого человека, в которой четверо, нечего есть. Денег нет тоже. Государство покрыть обещало расходы в размере 80% от доходов, утраченных вследствие кризиса (если 80% не превышают установленного максимума), но пока этой семье, видимо, никто ничего не выплатил.
Collapse )
больше петуха

Две отличные новости

Наивно было полагать, что посылка, отправленная из Лондона 2 декабря, придет в Йо к назначенному сроку – 20-му декабря, Наташкиному дню рождения. Впрочем, бывали счастливые случаи – и посылки мои доходили дней за десять, а то и за пять. За все 28 лет, в течение которых я нет-нет да порадую кого-нибудь из родных-близких в России какой-нибудь безделушкой из Англии, пропала без вести лишь одна бандероль, что в 1992-м году ее я впервые отправила маме. Да еще как-то раз середине 90-х содержимое подменили в одной, ну да с учетом того, что времена тогда были довольно суровыми, можно было не принимать близко к сердцу единичные случаи. Когда в России “наладилась жизнь” – никаких претензий к почтовому сервису у меня больше не возникало. И потому, когда я, узнав от Наташки на прошлой неделе, что пакет с двумя кремами Лореаль, пачкой перуанского кофе в зернах, пачкой английского чая и двумя плитками шоколада до нее до сих пор не дошел, я подумала, что лишь в третий раз произошел некий подобный почтовый облом за почти тридцать лет, и не стала особо печалиться, хоть она мою бандероль уже вряд ли получит, срок доставки давно истек. А сегодня Наташка вдруг все получила, это надо же… У зерен кофейных, поди-ка, уже и запаха нет, но Наташка меня разубедила: довольная, она их как раз заваривала в момент нашего разговора, запах по всей квартире стоял, говорит. (Надеюсь, такой, каким и положено быть аромату приличного кофе.) Будем считать это первой отличной новостью за сегодняшний день. Есть и вторая.
Collapse )