Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

winter_in_PR

Дневник - 24 января, воскресенье

Почитала я нынче ленту в ЖЖ — чисто так, составить впечатление об отношении своих френдов к вчерашним событиям в Москве. Среди этих френдов интересует меня, конечно, отношение москвичей, ну или жителей РФ (не экспатов и не покинувших страну, которая называлась еще СССР). В общем, впечатление составилось такое, что интересующую меня группу френдов можно разделить на две категории:

Те, кому противен “весь этот спектакль”, хотя г-н Пу вроде тоже противен.
Те, которые продолжают жить в своей параллели, в стороне от любых спектаклей.

В общем, меня это, пожалуй, радует, что тут френды такие. Смотреть ленту в ФБ сегодня не буду — и так знаю, что там другие.

А у нас выпал снег тем временем, первый за две зимы.


Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
advent

On the nineteenth day of Xmas

Впервые в жизни мы с Гейбом Борисовичем, сами люди уж немолодые, оказались на молодежном мероприятии Nativity Play. Это спектакль, разыгрываемый, как правило, детьми школьного и дошкольного возраста, где инсценируются евангельские истории о рождении Иисуса: непорочное зачатие Девы Марии, их путешествие с ослом и Иосифом в Назарет, роды в хлеву, вифлеемская звезда, волхвы с дарами и прочее. Я, впрочем, предполагала, что представление Nativity The Musical будет не самым традиционным, когда заказывала билеты недели две назад: во-первых, там должен был принимать участие Дэнни Дайер - актер из Eastenders, наряду со своей дочерью Денни Дайер и - непонятно к чему уж - с Шэрон Осборн. Во-вторых, я не ожидала там увидеть детей: типа, ну раз уж Дэнни Дайер, то могли бы и запретить просмотр лицами до 16 лет, и вообще вся эта Nativity предполагалась в моем воображении как смешная пародия. Оказалось все наоборот: детей полный огромный театр Аполло в Хаммерсмите - на сцене и в зрительном зале, а Дэнни Дайер не выступал вообще. Вместо него роль исполнял некто заурядный из запасников - никому не известный и серый. Денни Дайер и Шэрон Осборн там были впрочем.
Collapse )
Titian

Айрис. Глава 1 - Хьюз. Часть 4

Предыдущие куски Главы 1 - Хьюз:

Часть 1

Часть 2

Часть 3

— Мистер Мурдох! Вам телеграмма!

Жар ударяет ему в лицо и в один миг охватывает все тело, словно огонь по разлитому керосину. Брюки, только что холодившие ноги впитанной дождевой водой, высыхают за секунду. Хьюз снимает запотевшие очки, берет протянутый ему листок. «Вам телеграмма!» О черт! Чего ожидать после этих слов? Разве хорошие новости в телеграммах кто-нибудь пишет? Разве что… Боже! Неужели... ребенок? Уже? На четыре недели почти раньше срока? В голове все плывет и гремит голосом дядюшки Элиаса: «И семи месяцев не пройдет, как родит твоя балерина!»

В декабре прошлого года Элиас Мердок был жутко расстроен: племянник женился на Ричардсон. Их «шалопутный род презреть и на дух бы не принимать», включая сестер Герти и Рини, «им лишь бы накраситься — да в кафе. Шлюхи-то те еще!» Хьюз обижался, но виду не подавал, лишь поправлял дядю, упорно называвшего Рини балериной: «Она певица, не путайте. Надеюсь, на свадьбу придете?» Элиас, уже давно поселившийся в Дублине, был единственным из близких Хьюза, кому не пришлось бы тратиться на дорогу. Слово «свадьба» чересчур громко звучало для их скромной церемонии при магистрате седьмого числа, в субботу. Расписались по-быстрому, снялись на память: жених в форме лейтенанта доблестного конного полка короля Эдуарда, невеста в ситцевом платье, дешевенький жемчуг на шее... а красотой все равно бы затмила всю королевскую конницу, всю королевскую рать. Двое свидетелей: Герти и некая миссис Хэммонд, кроме них — ни Ричардсонов, ни Мердоков, у которых с деньгами всегда было туго, а после войны — особенно. Дядя Элиас лишь проворчал, что его «еще только к балеринам на свадьбы не заносило». Приглашенный Том Белл — друг и однополчанин, прибыл с большим опозданием, «нарочно, — подумал Хьюз, пока Том, уже попахивающий виски, целовал молодоженов, а с Герти держался неловко, и она взгляд от него отводила, — поссорились, значит». Помирились в пабе, где молодые и гости ели рыбу и пили гиннесс, а после миссис Хэммонд пошла домой, остальные — на Килдэр стрит танцевать в кафе Кардьюз. Под утро свалились не чуя ног, оба кавалериста хмельные, сестры — просто веселые, в комнатушке над магазином, которую Рини сняла в ноябре: сама на кровать рядом с Хьюзом, сестра и Том на скрипучий диван у противоположной стены. Через два месяца после Рининой свадьбы сестра вышла замуж за Тома. Их первенец Вильям родился в июне, о чем Хьюз не замедлил получить злорадное подтверждение от своих родственников: «И твоя балерина родит раньше, чем тебе хочется».
Collapse )

Конец первой главы
Читать начало 2-й главы
больше петуха

16 февраля - хроника дня

Чуть больше полгода прошло с нашей последней прогулки по району Свисс Коттедж. В прошлый раз нас там чуть было не покусали осы, стояла ужасная, и мы с Гейбом сидели на выжженом газоне у Hampstead Theatre, ели сэндвичи и пили смузи в антракте спектакля Genesis Inc с Гарри Энфилдом в одной из ролей. Нынче в Свисс Коттетд приехали мы за целый час до начала спектакля, было время прогуляться, вспомнить былое - имею ввиду не один лишь приезд сюда в июле прошлого года: со Свисс Коттеджем у меня много чего связано в прошлой жизни, вдруг да хватит еще моих сил в мемуарах затронуть, хоть и придется, небось, под “замок” прятать, ибо двадцать лет давности - это все же не сорок с лишним.

Гейб любит Свисс Коттедж, а вот я - наоборот. Чисто внешне меня всегда отталкивал этот район: грязный, серый, шириной улицы и тротуаров, а также высотой зданий напоминающий Москву (которую не люблю тоже). А главное, за двадцать лет здесь, в отличие от многих других районов Лондона, практически ничего не изменилось - он застыл в начале 90-х, даже бомжи сидят у магазинов как будто те же самые. Мы дошли до станции метро Финчли Роуд, зашли в Прет, съели по сэндвичу, Гейб также съел суп и выпил стакан кофе флэт уайт (кошмарная гадость с тех пор, как я перестала покупать кофе на вынос). Collapse )
больше петуха

(no subject)

Почти весь день болела голова. Одной таблэтки парацетамола хватило на утро, к вечеру - пришлось пить еще две, боль прошла, но тяжесть осталась, вечером в поезде вырубилась - делаю это уже регулярно впрочем, даже когда голова не болит, все же вставать в пять утра каждый день - ненормально.

Мужики на работе обсуждают активно, что надеть им на Кристмас пати. Дожили мы. Мужики (!) обсуждают наряды. Чего обсуждать вроде бы: им на все случаи - таксидо в классическом стиле - на всю жизнь одного хватит, если фигура не слишком меняется. Это нам, девушкам, западло надевать каждый год одно платье на кристмас - поэтому я совсем не уверена, пойду ли вообще нынче на пати. В прошлом году купила Платье (с большой буквы “П”, платье-так-платье из Phase Eight) - только раз и надела, висит в шкафу, ждет следующего случая, которым не может опять быть кристмас пати, потому что я девушка, да. Подумывала надеть свое новое от Karen Millen, но боюсь, оно летнее слишком (хоть и не самое легкое). Прямо беда - разоряться на новое платье - нафиг надо, да еще на пати в этой самой фирме.Collapse )
больше петуха

(no subject)

Прогулялись чуток после субботней уборки. Сначала пошли в Монкс Рисборо - там есть перевалочный пункт, куда присылают посылки, заказанные в интернет-магазинах, например, в Ларедутте. А то я не удержалась и заказала на Блэк Фрайдэй клетчатое пальто. После хотели пойти в Марка Спенсера, да туда надо крюк делать, накой крюк нам, если с пальтом в посылке - пошли за продуктами в Теско. Купили грибов, сыра халуми, пакет водяного кресса, мяту, лимон, апельсин, мандаринов, чечевицу, шесть яиц и целую курицу, чтобы сначала слегка отварить, а потом смазать смесью из апельсина, имбиря, чили-перца, чеснока, меда и бренди (то есть коньяка Реми Мартин, опять у меня нету бренди для всяких нужд кулинарных) и посадить в духовку минут на двадцать пять. На курином бульоне сварила грибной суп. Сделала “африканский” салат с гранатом, халуми и чечевицей, которым когда-то угощала Дашу, и ей понравилось. Collapse )
больше петуха

Субботний фото-репортаж (на сей раз никак не связано с Мердок)

Знаете ли вы, что это за здание?



"Обитатели" и "любители" наверняка с ходу распознали Стратфорд-на-Эйвоне, место рождения и смерти Уильяма-нашего-Шекспира, да-да-да, хотя в этом здании он не родился и не умер, но так называемый "Институт Шекспира" таки находится в нем. И хотя сама я "обитатель" (не Стратфорда, но... в общем тут рядом, можно доехать за час) и очень большой любитель Шекспира — именно это здание интересовало меня с некоторых пор по иной причине. Collapse )
фигурка

О снах и приметах

Может, напомнит мне кто-нибудь: видеть себя во сне голой – это к чему? Не так, чтобы уж совсем-совсем голой – на голове куча волос шляпа войлочная, широкополая. Но больше ничего. Совсем-совсем ничего: ни трусов, ни лифчика. И фигура ведь притом, что особенно интересно, как у четырнадцатилетней балерины. Ну вот к чему снится такое, а? К чему? К чему, к чему?

UPD: В тему нашла замечательный клип у прекрасного yarilogen:
  • Current Mood
    weird weird
  • Tags
больше петуха

Море, море –

– это история одержимого страстью героя. Вряд ли найдется читатель, который рискнет назвать этого героя положительным. Роман изобилует карикатурными персонажами, главный из которых – Чарльз Эрроуби в силу своего тщеславия – фигура самая неприятная. Однако каким же мастером слова надо быть, чтобы несмотря на всю карикатурность героев, снабдить читателя чувством симпатии к ним (и в этом я лично не нахожу авторов, равных Айрис Мердок).

Чарльз Эрроуби – вышедший на пенсию известный театральный режиссер, актер и сценарист, решивший поменять "шоу-биз" в Лондоне на отшельническую жизнь, полную простых эгоистических удовольствий в отдаленном неблагоустроенном доме на берегу моря. Но очень скоро в этой новой жизни Чарльза настигают проблемы: "привидения" в доме, "чудовища", выплывающие из моря, женщины из прошлого, от которых он стремиться спрятаться, появляются в гостях неожиданно… И еще более неожиданно по соседству с отшельническим логовом возникает его первая любовь – Хартли, и Чарльз, одержимый всколыхнувшейся страстью, прилагает массу нелепых усилий, чтобы спасти эту давно потерявшую виды, а также свои былые чувства к нему (даже если они были) женщину от ее "несчастного" брака.

На помощь Чарльзу приходят двое приятелей по театру: гей Гилберт и ирландец Перегрин, у которого Чарльз когда-то похитил жену. Вовлеченными в эту историю оказываются также приемный сын Хартли Титус и кузен Чарльза – генерал-буддист Джеймс Эрроуби. Джеймс – пожалуй, единственный по-настоящему положительный персонаж в романе, хотя через восприятие Чарльза, от имени которого ведется повествование, и его воспоминания детства, положительность Джеймса мы видим не сразу. Благодаря ему, история носит еще и мистический характер, но это не единственное достоинство этого героя.Collapse )