Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

COVID-19

Шестое чувство

Дневник - 20 сентября, воскресенье

Шестое чувство сказало: “A вот хрена ты заразишься. Тебя, заразу такую, никакая зараза не прошибет, на тебе, зараза, какие только заразы уже не испытывали, а ты, как заразой была, так заразой и останешься”.

Я поехала в Лондон. В поезде “социальная дистанция”: большинство сидений в вагонах обтянуты голубенькими “рукавчиками”, на которых написано: “Тут не садитесь, плиз, соблюдайте анти-коронавирусные правила”. По громкой связи водитель объявлял после каждой остановки: “Всем закрыть лица масками, плиз”. Какие-то кресла с рукавчиками были заняты: на них сидели, наверное, те, кто находился в одной social bubble с пассажирами на на сиденьях без рукавчиков. На большинстве пассажиров никаких масок. Соблюсти дистанцию в 2 метра в вагоне, неплохо уже укомплектованным безмасочными пассажирами, спешащими в чудный воскресный день на развлекаловку в Лондон и увлекающимися по ходу болтовней с другими безмасочными, было трудно, но можно. Я вновь спросила шестое чувство: “Как ты там?” Шестое сказало: “Мне нештяк, а вот ты-то, зараза…” — ну и дальше поперло в том же духе. Болтливое у меня шестое чувство, несмотря на свой словарный запас ограниченный.

Лицом ко мне, но отдаленная одним рядом пустых кресел, сидела девица за столиком, смотрела в планшет. Без “сошиал бабла” — одна. И без маски (возможно, с иммунитетом, хоть и хрен знает, на грудь себе бейджиков ведь никто не вывешивает, подтверждающих, что, мол, переболел/переболела/переболело (сейчас все три рода возможны), и гора антител теперь у человека. Дева смазливая, губки накачаны, загляденье, а не девица: так что маску-то не надела, скорее всего, из нарциссизма. Глядела-глядела девица в планшет (может, в экран лишь глядела, как в зеркало), да вдруг Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
COVID-19

Дневник - 2 апреля, четверг

Все бы ладно, да все бы ничего, да в ЮК 569 трупов за день чувствую-то я себя сегодня хреновато. Кашель вернулся, не удушливый, нерегулярный, в груди как-то теснит, живот не знает, что ему надо, вкус и нюх не пропали, но заметно ослаблены, озноб, как при температуре бывает. Уже вытащила из шкафа самую теплую кофту, которую в Тэйме купила 13 лет назад (мы с кумой Би купили почти одинаковые, она свою давно сдала в черити-шоп, а моя так в шкафу и висит, очень редко ее надеваю), включила дополнительный обогреватель в своей комнатушке, пью чай то и дело, с малиной, горячий, но холодно мне все равно. Меряла температуру: +35.5. Были бы в доступе тесты коронавирусные, протестировалась бы — хоть бы знать, подхватила ль заразу. Но тестов у нас в стране даже медикам не хватает.

Работала вяло. Часа в два вдруг понадобилось поспать. Одетая залезла я под одеяло на Бусину кровать (вообще-то она гостевая, но гостей бог давно не посылал, так на ней только Буся спит, тоже кутается в одеяло — каждый раз, когда ему кажется, что послал-таки бог гостей, или когда я занимаюсь уборкой, делает вид, чтобы мне “не мешать”, хотя в самом деле, чтобы его самого не впрягли). Отключилась минут на двадцать, пока “дочка директора” Элла не начала в Слэке меня теребить. Поднялась я с кровати, вся покрытая Бусиной шерстью.

Collapse )
больше петуха

Дневник - 25 февраля, вторник

Ходила в “Дамасскую Кухню” — это кафе стрит-фуда, понятно какой разновидности, название само за себя говорит: хумус, фaлафель, халяльное мясо… Коллега Ишвари (индус) рекомендовал — он вчера туда ходил, как только обломался наш заказ на карри. Посмотрела меню тейк-эвея в “Дамасской Кухне”: нашла блюдо, которое до сих пор знаю лишь понаслышке — баба гануш (ей богу, не знаю, как мне удалось дожив до своего возраста, ни разу его не попробовать, хоть ближневосточную кухню вообще-то люблю). Сириец меня там сперва обсчитал: вместо £4.50 за щедрую порцию баба гануша с огромной лепешкой и £1.00 за два фаршированных виноградных листа снял с моей карты £6.00. Я ничего не сказала: пусть сириец подавится моими пятьюдесятью пи, но ему и так стыдно стало: спросил, не желаю ли я еще пару фалафелей типа “on the house”. Я кивнула, он мне в коробочку положил целых три. Упаковывал все в пакет долго и плохо, пришлось самой там перепаковать, дабы не разбрызгать на стенки пакета баба гануш по пути в офис.

Баба гануш не понравился мне. Одно из тех блюд, которые надо заесть чем-нибудь, дабы избавиться от послевкусия. Хорошо, что сириец фалафелей не пожалел — они как раз очень вкусными оказались.

В метро вечером наблюдала два эпизода. Collapse )
больше петуха

Дневник - 11 февраля, вторник - Утро

Джинджа пришла ко мне под утро ласкаться. В четыре утра она пошла в туалет, пришлось и мне вставать. Вроде получше сходила она, чем вчера, но все равно еще жидковато. Я почистила все, снова легла, до пяти не заснула, конечно. Фред пошел потом - убирать ходил Гейб: тоже, говорит, лучше, чем было вчера-то. Но понос есть понос, снова я мыла попы обоим. Уходя на работу, попросила Гейба купить им куриную грудку и рис, велела их не кормить по возможности, оба пьют воду. Я схожу в Health Shop днем, куплю активированного угля.

По Би-Би-Си передали, что количество жертв коронавируса уже перевалило за тысячу. Точные цифры я в данный момент не могу проверить (еду в поезде, интернет тут сегодня отключен, можно было бы через айфон зайти в интернет, да я не из тех людей, у которых смартфон — это extension руки, мой лежит себе в сумке, доставать лень. Не сказать, чтоб сама я была без экстеншена на коленях, уж во всяком случае, в поезде). Двое из зараженных в ЮК — участковые врачи (Джи-Пи), которые имели дело с инфицированными китайцами, не фига себе, как распространяется вирус. Боюсь теперь каждого чиха в вагоне.
Collapse )
больше петуха

Дневник - 6 февраля, четверг - день и вечер (в поезде по пути домой)

Работать сегодня опять не хотелось, но написала acceptance criteria к трем “тикетам” для дублинских клиентов, больше — ничего полезного от меня за целый день.

Четверг - день пиццы “Домино”. Я ее не хотела есть, но коллега Стюарт (симпатичный парняга с неправильным прикусом, заячьей губой и не слишком понятной речью) принес маленькую “Маргариту” прямо в коробке, сказал, что она глютен-фри, и потому непременно мне ее надо было съесть. Хватило кусочка - далее надо было избавиться от послевкусия. Сходила в Бутс, чтобы купить расческу, по пути зашла в Марка Спенсера за яблоками и жвачкой.

Встречалась с Лорой на ужин в “Индии”, опять я заказала себе баранью ногу, и опять ее не доела. Но домой не везу остатки на сей раз, чтобы от меня на весь вагон не воняло — отнесла doggy-bag в офис, съем завтра на ланч.

Получила грустную новость, когда мы с Лорой отужинали: Надя Ю сообщение прислала в Вотсапе, что у Каролины обнаружили опухоль головного мозга — небольшую, на 0.7 см, в конце февраля повторное исследование. Надеюсь, оно опровергнет предыдущие результаты или хотя бы худшие подозрения (в конце-концов, опухоль может быть доброкачественной). Буду надеяться на лучшее и молиться за Каролину.
больше петуха

Поезда, пассажиры, п**дёж

С поездами фигня целый день – и в метро и с электричками Chiltern-нашими-Railways. К моему утреннему 7.31-му (я им нынче езжу, вместо чуточку более позднего 7.36-го) прицепили лишь два вагона вместо обычных трех. Результат: толпа пассажиров стоячих, кто-то пёрнул на весь вагон так, что даже сидячим всем стало невмоготу. А на обратном пути в недоукомплектованном 17.50-м еще интереснее случай произошел.

Он был мало того, что недоукомплектован, так еще и конструкции не той: стоять можно было лишь в тамбуре, да на тех клочках прохода между сиденьями, где стоячим можно держаться за поручни на спинках кресел, дабы не упасть, если вдруг кто-то пёрнет тряхнет. А ехать именно этим поездом надо тесной толпе пассажиров: сесть на следующий – значит, прибыть в пункт назначения позже минут на десять (если кому до Хай Викама только, где большинство и выходит), а то и на полчаса (тем, кому ехать до Оксфорда, или чуть ближе, как мне, например). Но кому-то стоять двадцать пять минут до Хай Викама не западло: прут и прут пассажиры в и без того забитый вагон. В тамбуре кто-то потребовал громко, чтобы стоячие в проходе продвигались вперед: то есть, туда, где стоять неудобно. Какая-то женщина возмутилась: да с какой, говорит, стати, я должна двигаться-то, если мне тут стоять хорошо? И на том она не успокоилась, прицепилась, как банный лист, к тому пассажиру, который просил ее пропихнуться вперед: “А? Зачем? Зачем, я вас спрашиваю? Вы не видите что ли, что поезд битком, уже места нет и стоячим? Тут хоть я могу к поручню прислониться, а там мне цепляться за что? Я и так инвалид, между прочим!” Голос громкий и четкий, но с легким акцентом каким-то (впрочем и так уже явно, что не англичанка): ее слышно на весь вагон, и (сидя спиной к тамбуру) я обернулась: раз уж там стоит женщина-инвалид, кто-то ей уступить место должен, даже если она и сама-то ведет себя неприлично. В проходе чересчур много людей, чтобы разглядеть, кому голос принадлежит. В двух рядах кресел, ближе к тамбуру расположенных и предназначенных для инвалидов как раз, расселись одни мужики (они и сноровистее, и расторопнее нас, грешных баб, когда дело касается мест, которые надо занять как можно быстрее) — ни один из них не шевельнулся, все инвалиды должно быть.
Collapse )
больше петуха

Татьянин день.

Дневник - 25 генваря, суббота

Олег первым поздравил, как водится, если не считать Гейба, он всегда поздравляет загодя, принес вчера букет красных тюльпанов, еще не распустившихся, Джинджер и Фред проявили к ним здоровый интерес. Кума Света поздравила в девять утра с “Днем Танюш” — когда мы с Гейбом уже были в Ханслоу. Чуть позже Мамаша кинула в Вотсап поздравлялочку, я ей взаимную. Больше никто не поздравил нынче — даже напоминалки всякие в соцсетях уже не работают, людям в большинстве своем не до поздравлений и не до соцсетей, возможно.

Где-то без четверти восемь мы в Ханслоу выехали, чтобы успеть в гараж (автослесарную мастерскую) к индусу к 8.30, лишь на полдороге я вспомнила, что договорились мы с ним на 9.30. Ничего, сказал Гейб, лучше на час раньше, чем на минуту позднее. К счастью, гараж оказался открытым уже, главный механик — индус Боб находился на месте. Оставили ему ключ от Миши, двинули на Хай-стрит, по пути я отправила сообщение клинеру Матвею, мол мы уже тут, неподалеку — если захочет встретиться, пусть даст знать.

На Хай-стрит в Ханслоу (the ugliest place in London) по субботам почти ничего не открывается раньше девяти, народу совсем мало на улице. Прошлись неспеша до угла, где находится магазин USSR, неплохо было бы в нем купить русской икры, но и он еще не работал. Зашли в кафе Gregg’s, позавтракали, как и в прошлый раз, когда привозили Мишу на техосмотр, чиабаттами с беконом, выпили по стаканчику флэт уайта (дрянного), Гейб съел также порцию овсянки, сытый, он потом разглагольствовал философски до тех пор, пока Боб не позвонил — велел нам прийти срочно. Ну, думаю, плохи дела с конденсацией окон в машине, если механик по телефону не в состоянии объяснить, в чем причина (с другой стороны, он вообще по-английски говорит крайне плохо, может, телефонные разговоры ему в напряг, лицом к лицу-то хоть жестами объясниться можно).
Collapse )
grumpy old woman

Страшный случай

Пассажир 17.50-го “Лондон Малибоун - Оксфорд”, до отправки которого еще целых двадцать две минуты, и потому в вагонах пока что пустые места в основном, спешил занять одно конкретное (крайнее, сбоку, к нему парных нет) в последнем вагоне, для чего ему понадобилось пройти быстрым шагом по всем вагонам, пока его (ЕГО!) место другие не заняли, еще не знает, что будет блевать нынче всю ночь и все утро и не будет знать — от чего. Пассажир (огромный, лохматый, очкастый, сердитый, в зеленой куртке) уж предпоследний вагон проходил, где я на секундочку ненароком ему путь преградила до середины прохода, встав к нему спиной между сиденьями, пока снимала пальто, так пихнул меня в ж… спину, что мое бедро тут же стукнулось об острие подлокотника кресла. Пассажир скорость не сбросил, не сказал сорри (он пихнул меня совершенно намеренно, к чему извиняться), прошел мимо, нажал на кнопку автоматической двери между вагонами, прошел в последний и занял свое место, как король на троне. Очумев, я не не крикнула вслед: “Excuse me!” Или: “Oi! Excu-uuse me-eee!!” Или: “What the fuck are you doing, bozo?” Ни даже: “Ой да ё*-твою мать, ты совсем ох*ел что-ли??” Я не полетела за ним вслед, пока дверь между вагонами не закрылась автоматически, не придавила ему ступню каблуком, чтоб он заорал резко от боли, не стукнула его по башке острым краем макбука, проломив ему череп, нет… Я сделала кое-что худшее: послала флюидов ему вслед.
Collapse )
больше петуха

Дневник - 15 января, среда

Голова болит дико с утра. Встала на час позже обычного: мне сегодня к зубному гигиенисту назначено на 9.20. Фред пытался будить еще раньше, хоть и не очень уверенно: на него вчера опять нашло одно из его “настроений”, когда он просто обязан сказать окружающим, что мир страшен в целом и каких-то деталях, которые кроме него никто не замечает, и потому надо долго прятаться за диваном или в Маминой комнатке под одеялом. Мамо подумало, что, может, Бусеньку рыбка развеселит, и выудило ее из-под другого дивана, где та пылилась уже несколько дней. Но Буся даже на рыбку внимания почти не обратил.

Вообще он порой ни с того ни с сего, безо всяких причин, начинает бояться Гейба и убегает от него. От меня он подобным образом не бежит, но тоже весьма насторожен бывает. Гейб предположил, что это связано с тем, что пришлось ему Бусю держать крепко однажды, когда тот котенком еще был, пока я давала лекарство для глистогона. Буся вырывался, Гейб старался держать крепко, может, нажал что-то не то. С тех пор лекарство дать Бусе — это проблема (как и Джиндже впрочем, я-то думала, Тиба наша была трудной в принятии лекарств, но куда ей до них), однако процесс сам неизбежен: пришлось, к примеру, кормить Фреда таблетками противовоспалительными после операции в прошлом году. Грешным делом я развила Гейбову мысль дальше: что если у Фреда что-то болит, и он думает, что его начнут держать крепко, чтобы лекарство впихнуть в него — вот и сигает от Гейба и со мной насторожен. Гейб не принял моей логики, он вообще не понял ее. Надеюсь, что все-таки не болит ничего у Буси, просто характер такой уж (в папу Тоффи, уличного и осторожного), а может, влияет погода — ураган Брендон бушует. Ветер стихал, впрочем, ночью — и Буся играл с рыбкой, даже в кровать мне ее приносил, утром ел с аппетитом, болела лишь голова у меня так, что пришлось спазмалгон пить первым делом.
Collapse )
grumpy old woman

Дневник - 6 января, понедельник

Закрыли Сейнсбери рядом с метро Mansion House. Не просто закрыли, а вход и почти всю стену забили фанерой. Наверное, будет какой-то там страшный ремонт - переворотят нахрен целую стену. Самое неприятное, что мне теперь перестраивать почти ежеутреннюю рутину - куда же еще-то зайти по пути в офис за глютен-фри снеком и за баночкой йогурта? Ну да нет худа без добра: зашла вместо Сейнсбери в Прет и купила себе я, купила себя я - барабанная дробь - КРУАССАН с миндалем! Кажется, больше нечего опасаться за свою фигуру, лишние килограммы мне вдруг угрожать перестали (даже Кристмас с НГ не прибавили ничего).

В 10 утра захотелось мне все же кушать, несмотря на круассан, съеденный в 8.30. Что делать? Пошла в Теско на Чипсайд, взяла там целых четыре коробки глютен-фри снеков, шесть йогуртов “Уголок Мюллера” и восемь банок диетической колы, а фигли. На неделю всего, думаю, хватит, может останется и на следующую.

Остальное время работала я. В обед купила суп “грибной ризотто” и сэндвич с тунцом.

Путешествие домой в метро оказалось не слишком комфортным: час пик, а народу с детьми, будто у тех до сих пор каникулы. Набились в вагоны. Кто-то там из детей (или их непутевых родителей) прислонился к дверям вагонов на станции Оксфорд-сёркас, как нельзя прислоняться - поезд дернулся, водитель сказал: “От дверей отодвиньтесь, плиз!” - снова попробовал тронуться, и снова дернулся поезд. Трогался-дергался, трогался-дергался. Уроды какие-то в нем, а не пассажиры. Подергался поезд и встал - одной половиной в тоннеле, другой на платформе, простоял там минут десять - это целая вечность в час пик в Лондоне.

В свой 17.50-й на Малибоун я все же успела сесть, пока в него тоже не набилась куча народу, которому мест не хватило, потому как вместо 9 вагонов подали 6. На каком основании, жажду спросить, цены подняли опять? Еду злая домой, всех ненавижу.